Форум
Форум
Форма входа


Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья сайта
Информационный портал шансона

Майя Розова. Официальный сайт

Russian Records

Журнал «Солнечный Ветер»


Приветствую Вас, Гость · RSS 08.12.2016, 17:06

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » КОЛЛЕКЦИОНЕР » Рассказы о коллекционерах » КОЛЛЕКЦИОНЕР ИЗ УЛЬЯНОВСКА (Юрий Павлов первые пять лет жизни провел в тюрьме)
КОЛЛЕКЦИОНЕР ИЗ УЛЬЯНОВСКА
GeorgoДата: Четверг, 04.10.2012, 13:47 | Сообщение # 1
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 326
Статус: Offline
http://www.ul.aif.ru/society/article/12153

СЫН "ВРАГА НАРОДА"

"Аргументы и факты" № 19 Ульяновск
Опубликовано 12 мая 2010

Елена Огнева


Есть в истории страны моменты, вспоминать которые больно и стыдно,
но забыть невозможно. С 1917 по 1950 годы в Ульяновской области
по политическим мотивам было репрессировано свыше 22 тысяч человек.
Более двух тысяч из них расстреляно.
От таких цифр - мороз по коже.
За каждой - сломанные судьбы, боль утраты, трагедия нескольких поколений...
В 2000 году Конституционный суд вынес определение, по которому дети, оставшиеся
в несовершеннолетнем возрасте без попечения одного или обоих родителей,
необоснованно репрессированных по политическим мотивам,
тоже признаются репрессированными.
Такая мера позволяет им пользоваться льготами, предусмотренными законодательством.
С каждым годом их становится все меньше.
Но они несут страшное бремя памяти, чтобы подобная трагедия не повторилась.


Самый гуманный суд в мире?


- Помнить о прошлом - значит не допускать ошибок в будущем, - считает Юрий Павлов.
Высокий, худощавый, с пышной седой шевелюрой и пронзительным взглядом ясных голубых глаз, Юрий Никтополионович - личность яркая и выдающаяся. Многие ульяновские газеты охотно публикуют его статьи о природе и здоровом образе жизни.




Но главное увлечение его жизни - музыка.


Отец Юрия Павлова, Никтополион Степанович, был сыном священника.
- До сих пор удивляюсь, как дед не попал под репрессии, - размышляет Юрий Павлов. - В то время священники обязаны были давать детям имена по православным святцам. На 3 ноября в календаре значилось единственное имя: Никтополион. Никаких других вариантов не было. Так отец стал «тем, кто ночью занимается государственными делами» - это дословный перевод его имени с греческого. На самом деле Никтополион Степанович не занимался по ночам государственными делами, а работал инженером-землеустроителем - сначала в Иркутске, потом в Узбекистане, потом перебрался в Смоленск. В 1937 году Никтополиона Степановича объявили врагом советского народа и арестовали. Что криминального совершил инженер-землеустроитель - неизвестно. Впрочем, достаточно было того, что он родился в семье священника…

В то время старшему сыну Павловых, Анатолию, исполнилось 14 лет, а младшему, Валерику, чуть больше года. В семье снова ожидали прибавления. Однако «самый гуманный суд в мире» этот факт во внимание не принял. Марию Александровну тоже арестовали как жену «врага народа» и отправили в поселок Явас в Мордовии. Юра Павлов появился на свет в тюрьме. Там же провел первые пять лет жизни. Своё детство он почти не помнит. Врезались в память лишь два эпизода: как делили с другим мальчиком кусочек сахара под кроватью, да как катался на санках с горки.

В наследство досталось лишь отчество


Старший брат Юрия, Анатолий, сменил подозрительное отчество, превратившись из Никтополионовича в Николаевича, окончил мореходное училище и стал штурманом дальнего плавания. Ходил по Волге, побывал в Англии. Выйдя в отставку, мечтал работать на механическом заводе, но побоялся даже подать заявление: при приёме на предприятие кгбэшники поднимали всю подноготную…

- Юрий Никтополионович, а Вам никогда не хотелось сменить отчество? - спрашиваю Павлова.

- Что Вы! Боже сохрани! - машет он руками. - И в голове такого не держал. Это же единственная память
об отце!❶ Разве я могу от него отказаться?! Я до сих пор слегка завидую Анатолию. Он хорошо помнил отца, говорил, что тот был замечательным человеком. Мне бы хотелось узнать об отце больше, да спросить не у кого. Людей, которые знали его, в живых не осталось. А при жизни даже имя его лишний раз упоминать боялись. Пока люди живы, мы этого не ценим, думаем, что так будет вечно. А потом человек уходит, и вместе с ним уходит целая эпоха…

- Нас с мамой освободили в 1943-м, - вспоминает Павлов. - Тогда ни о какой реабилитации и не думали. Потом уже мама стала писать прокурору области, посылать запросы в Смоленский суд. Пришел ответ, что отец реабилитирован в связи с отсутствием состава преступления. Еще в бумаге говорилось, то он «умер, отбывая наказание». В каком году - не сказано. Думаю, его расстреляли в 1938-м.

На патефоне музыка играет…


- В конце 40-х годов мы с мамой и старшим братом переехали жить к бабушке с дедушкой в Ульяновскую область, в село Большой Чилим. Валерий остался в Москве у тёти. Тётушка иногда навещала родственников. В один из приездов она привезла патефон с пластинками. Юра завороженно слушал, как из небольшого ящичка звучали песни и мелодии. Это чудо потрясло и навсегда пленило его воображение. Юрий Никтополионович стал жадно читать книги по истории. Его интересовало буквально всё: кто изобрел граммофон и патефон, как делают пластинки. Скупал книги о жизни и творчестве создателей и исполнителей песен. Коллекция непрерывно пополнялась.

Брат Валерий, тоже увлеченный музыкой, присылал диски из Москвы...

- С тех времен у меня сохранилась чуть треснутая пластинка под названием «Шел отряд», где поет Георгий Абрамов, - рассказывает Павлов.

- А после Международного фестиваля молодежи и студентов в 1957 году в СССР появились иностранные пластинки. Приезжая в столицу, я знал, в какие магазины нужно за ними ходить. Покупал и у знакомых, менялся с другими коллекционерами...

Сегодня его коллекция грамзаписей насчитывает около тысячи единиц. Среди них немало редчайших экземпляров. Например, дореволюционная пластинка с романсом итальянского композитора Луиджи Дэнца «Когда б вы поняли меня...», записи фирм «Пишущий Амур», «Сирена-электро», «Сирена Гранд рекорд» и других.



Сначала Юрий Павлов собирал дореволюционные записи периода трёх волн эмиграции. Затем увлёкся джазовой музыкой 30-40-х годов. Ему нравились и советские, и зарубежные исполнители. В квартире звучали мелодии в стиле буги-вуги, рок-н-ролл, ритм-энд-блюз, твист.

- Симфоническая классика - не моё, - говорит Юрий Никтополионович. - А вот джаз, эстрадная песня - по душе.
Увлечение музыкой повлияло не только на внутренний мир Юрия Павлова. В рабочее время он занимался холодной обработкой металла, а в свободное всего себя отдавал музыке. Он носил модную причёску с экзотическим названием «Тарзан», брюки-дудочки, галстук-шнурок и не пропускал ни одних танцев. Таких презрительно называли «стиляги». Павлова это нисколько не смущало. Он до сих пор обладает блестящей зрительной памятью и потрясающей грамотностью, хотя высшее образование ему получить не удалось…

- Я собирался поступать в Казанский технологический институт, но бабушка отговорила, - вспоминает Юрий Никтополионович. - «Юра, - сказала она, - на тебе такое пятно! Ты - сын врага народа. Так что особо не высовывайся. Выбери учебное заведение попроще. В институт тебя вряд ли примут, а нас могут задеть…».

В то время «сын врага народа» означало клеймо на всю жизнь - что-то вроде прокаженного, от таких старались держаться подальше.


Сохранить музыкальное наследие




- Звуконосители у меня разные, - хвалится Павлов. - Есть катушечный и кассетный магнитофоны, устройство для компакт-дисков. Уважающий себя коллекционер должен иметь любую технику. А вот к компьютеру отношусь отрицательно. Доставляет больше удовольствия поставить пластинку на патефон либо проигрыватель. Или послушать записи на магнитофоне. Слушая запись, подпеваю, особенно, если это «Когда б вы поняли меня..», «Стамбул», «Дунайские волны», «Бессаме мучо» - в моей коллекции, кстати, около 400 вариантов этой песни на разных языках мира. У меня собраны все песни Петра Лещенко - 176 записей с дублями разных фирм. Ценю Вадима Козина, Константина Сокольского, Аллу Баянову... Всех, впрочем, не перечислить.

В прошлом году коллекционеры звукозаписи объединились в клуб «Ретро». Его задача - сохранить и донести до слушателей богатое музыкальное наследие СССР, России, зарубежных стран. Возглавил клуб Юрий Павлов. На первой встрече, посвященной джазу, выступил джаз-оркестр «Новый дилижанс» из детской школы искусств № 9. Затем Юрий Никтополионович поведал об истории возникновения джаза за рубежом и в России. Своё выступление он иллюстрировал музыкальными отрывками из известных произведений русских и зарубежных музыкантов, редкими фотографиями.
- Жаль, что с газетной страницы нельзя воспроизвести звук, - вздыхает Юрий Никтополионович. - Мне бы хотелось, чтобы для женщин прозвучала бессмертная песня о любви - «Бессаме мучо».


Примечание:
У нас такая возможность есть.
Besame Mucho звучит в исполнении Dean Martin
Дин Ма́ртин (англ. Dean Martin настоящее имя Дино Пол Крочетти, англ. Dino Paul Crocetti) — американский эстрадно-джазовый певец (крунер) и актёр итальянского происхождения. Дин Мартин родился 7 июня 1917, в Штойбенвилле, штат Огайо. Умер 25 декабря 1995, в Беверли Хиллс, Калифорния.
В 1950-е годы Мартин неоднократно возглавлял американский чарт продаж. Вместе с Фрэнком Синатрой и Сэмми Дэвисом входил в «Крысиную стаю». Сотрудничество с Фрэнком Синатрой и Сэмми Дэвисом-младшим вывело Дина Мартина в ряды самых популярных и по-настоящему народных артистов Америки




НИКТОПОЛИОН - Правильно, что не поменял отчество Юрий Павлов. Имя у его отца было малоизвестное, но очень героическое. Никтополион Севастийский (ум. ок. 320), христианский мученик-воин, пострадавший в Севастии в гонение императора Лициния. Память в Православной церкви 3 (16) ноября.
 
Olga777Дата: Суббота, 06.10.2012, 15:56 | Сообщение # 2
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 718
Статус: Offline
В КАРАМЗИНСКОМ САДУ ЗВУЧАЛИ РОМАНСЫ И ТАНГО




О ЧЁМ НАПОМНИЛ СТАРЫЙ ПАТЕФОН


http://ldyagileva.livejournal.com/49336.html

Автор: Дягилева Людмила Александровна,
Ульяновск. 12 июля 2012 г.




"Вновь дни давно забытые мне напомнил старый патефон...", эту фразу , вслед за исполнителем романса Николая Щукина повторяли ( и даже напевали) все те, кто зашел в Карамзинский сад. Повторяли и оставались, потому что руководитель действующего при городской библиотеке № 9 клуба "Старый патефон" Юрий Павлов подарил им незабываемый вечер старинной музыки. Конечно, такие известные старинные песни и романсы, как "Мой костер в тумане светит", "Отцвели уж давно хризантемы в саду ", "Две гитары", "Прощай, мой табор", "Синий платочек", "Дымок от папиросы" и другие можно было услышать, поставив любимые пластинки или набрав их названия в Интернете. Но одни уже повыбрасывали проигрыватели, а другие не спешат подключаться к всемирной сети, а меж тем их сердца по прежнему откликаются не то что на песню, а уже на её первые аккорды. Ведь с каждым из них что-то связано. Удивительно, что песни, написанные порой спонтанно, для конкретного человека, вот уже больше века что-то делают с нашими сердцами, с тем, что зовется "душой", что занесено в копилку под названием "память".



Их сберег для нас ульяновский коллекционер Юрий Павлов. Истоки его богатейшей коллекции старинных записей берут свое начало из его военного детства. После выхода из сталинских лагерей родители Юрия Никтополионовича жили в небольшом селе Ульяновской области. В конце 40-х годов их навестила родственница из Москвы, которая привезла в подарок патефон и пластинку. Эти подарки преобразили мир маленького мальчика. И хотя он не стал музыкантом, музыка сопровождает его всю жизнь. Он стал собирать пластинки, будучи студентом, потом инженером, продолжает это делать и в пенсионном возрасте. В поиске новых записей, даже новой информации об исполнителях Павлов ездил в другие города, переписывался с такими же коллекционерами, как и он. Возвращался счастливый, если удавалось переписать на кассету редкое исполнение песен Петра Лещенко, Вадима Козина или Аллы Баяновой. Известно, что эти и многие другие исполнители "вернулись" к нам не так давно. В один из отпусков он навестил живущего в Риге Константина Сокольского, до сих пор жалеет, что из-за болезни артистки, не состоялась его встреча с Аллой Баяновой в Москве.
Трудно представить, как справлялся бы Юрий Никтополионович с переполнявшей его информацией, если бы два года назад в его микрорайоне не открылась бы библиотека № 9. Раз в месяц в руководимый им клуб спешат люди, которым, как глоток свежего воздуха, нужен этот час старинной музыки.
История звукозаписи. История пластинок. Танцевальный мир 30-40-х годов. Музыка в кино. И, конечно же, история той или иной песни. Все это темы отдельных заседаний клуба. В сквере пришлось ориентироваться на песни. О каждой из прозвучавших песен он мог бы рассказывать часами. Порой кажется, что все это происходило с его участием. Впрочем, если иметь ввиду историю появления той или иной записи, то это так и есть. Зазвучал романс в исполнении Константина Сокольского - Павлов демонстрирует конверт с пластинкой этого артиста, показывает его портрет, а также дополняет звукозапись небольшой информацией из его биографии. Звучит вступление к следующему романсу и Павлов обращает внимание зрителей на звучание скрипки:" Это играет сам Герберт Шмидт, скрипач и дирижер оркестра в знаменитом рижском ресторане "Кафе А.Т."
Об артистах-исполнителях он рассказывает, как о близких ему людях. Многие из старшего поколения слышали голос Вадима Козина, но вряд ли они знали, что половину своей жизни этот артист прожил на Колыме. Права поговорка, что мы творим свою биографию сами. Это в полной мере относится к Козину. Однажды к освободившемуся после первого срока артисту подошел Берия. Стал расспрашивать, что он поет, укорил, что - только лирические песни, спросил, не хочет ли он петь о ... ( Берия показывает на портрет Сталина). "Не хочу...", - искренне ответил сноровистый Козин. Через день он был арестован и отправлен в Магаданский край на второй срок. На Большую землю артист уже не вернулся. После этого рассказа совершенно по-новому звучат в исполнении Вадима Козина записи и цыганской песни "Прощай, мой табор" и "романса "Черные глаза": "Был день осенний и листья грустно опадали, в последних астрах печаль хрустальная жила...".
Как не сказать и об одном из первых исполнителей этих пронзительных строк: Юрий Морфесси всю жизнь мечтал вернуться на Родину, но так и не смог: в 1949 году умер в на чужбине, больным и одиноким...А до этого писал: "Вот я пою русские песни, романсы, но уже понимаю, что делаю что-то не то… Теряю обаяние, аромат русской песни. Кругом незнакомые чужие морды, ничто не вдохновляет. Не может русский артист, будучи оторванным от своей родины... Он как бы без корня, не питается соком родной земли, и поэтому душевно пуст. Вот так и со мной. Мельчаю…".
Одним из позывов к собиранию коллекции стал для Павлова список КГБ с перечнем запрещенных записей артистов-эмигрантов. Их тоска, их страдания от разлуки с Родиной были признаны вредными для советского народа. Несмотря на запрет, записи передавались из рук в руки, переписывались.... "Здесь, под небом чужим, я как гость нежеланный, слышу крик журавлей, улетающих вдаль..." - песня из репертуара Аллы Баяновой. В коллекции Павлова есть кассета, на которой записано около пяти вариантов исполнения этой песни.
Для многих посетителей это был вечер открытий. Оказалось, что, кроме широко известного романса "Черные глаза", есть романсы "Голубые глаза" и "Синие глаза".




Все это длилось три часа. Для тех, кто подходил к импровизированному зрительному залу позднее, еще и еще раз звучала заставка действующего в библиотеке № 9 клуба любителей старинной музыки - песня в исполнении Николая Щукина "Вновь дни давно забытые мне напомнил старый патефон...". Почти все посетители сквера пожелали записаться в клуб. Заведующая библиотекой Лилия Деревянкина записала их телефоны, рассказала о том, что, благодаря депутату округа, в библиотеке пополняется отдел книг об авторах-исполнителях. За это - отдельное спасибо. Многие из зрителей подходили к столу Юрия Никтополионовича и рассматривали еще один уникальный экспонат его коллекции- миниатюрный патефон. Когда-то любители песен и романсов брали его в дорогу, заводили в поезде, на даче, носили в дома, где не было патефонов. О трехчасовой встрече в Карамзинском саде говорили восторженно:-
- Вспомнил, что давным -давно, еще ребенком, слышал "Журавли". Столько сразу всего вспомнилось... (В.Н. Гречкин)
- После этого вечера думается о России. О ее величии. О тех, кто ее спас и тех, кто ее предает сейчас. ( В.Е.Улитько)
- Спасибо за возможность сделать экскурс в прошлое. Музыка питает нашу душу. Без нее мы погружаемся в рутину, черствеем... ( Нелли Львовна)


© ДЯГИЛЕВА ЛЮДМИЛА, Ульяновск

Не случайны на земле две дороги - та и эта.
Та натруживает ноги, эта душу бередит.
 
Форум » КОЛЛЕКЦИОНЕР » Рассказы о коллекционерах » КОЛЛЕКЦИОНЕР ИЗ УЛЬЯНОВСКА (Юрий Павлов первые пять лет жизни провел в тюрьме)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright petrleschenco.ucoz.ru © 2016
Сайт создан в системе uCoz