Форум
Форум
Форма входа


Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья сайта
Информационный портал шансона

Майя Розова. Официальный сайт

Russian Records

Журнал «Солнечный Ветер»


Приветствую Вас, Гость · RSS 10.12.2016, 07:58

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » КОЛЛЕКЦИОНЕР » Рассказы о коллекционерах » "Я благодарен жизни и за горькие уроки…" (Интервью Юрия Поминова с Наумом Шафером - 2011 год)
"Я благодарен жизни и за горькие уроки…"
Olga777Дата: Четверг, 19.09.2013, 06:29 | Сообщение # 1
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 718
Статус: Offline
Цитата
Я БЛАГОДАРЕН ЖИЗНИ И ЗА ГОРЬКИЕ УРОКИ...


Этого человека особо представлять павлодарцам не надо.
Педагог, филолог, литературовед и музыковед, композитор и коллекционер Наум Григорьевич Шафер
хорошо известен не только в Казахстане, но и всему мировому культурному сообществу. Об уникальном на всем постсоветском пространстве культурном центре - Доме Шафера - разговор особый. Это единственный в мире музей грампластинок подобного рода (25 тысяч грампластинок, 1500 бобин магнитофонных записей, 1500 аудиокассет,
картотека насчитывает более 500 тысяч карточек на музыкальные произведения - музыка всех времён и народов!)
и огромная библиотека. на базе этого 10 лет назад город открыл культурный центр и присвоил ему имя Шафера.
Наум Григорьевич, кроме преподавания в Павлодарском пединституте, работает теперь в музее научным сотрудником
и каждую пятницу вместе с директором Татьяной Корешковой проводит литературные и музыкальные вечера.
Накануне юбилея мы решили поговорить с Наумом Григорьевичем о вечных ценностях, о том непреходящем, что помогало ему в жизни и творчестве...


- Наум Григорьевич! Вы прожили довольно долгую и содержательную жизнь. Что вспоминается чаще всего на склоне лет и почему?

- Чаще всего мне вспоминается моё бессарабское довоенное детство, которое было пропитано русским, еврейским и румынским музыкальным фольклором. Почему? Потому что фольклор - это душа народа, и он формирует человека не только эстетически, но и нравственно. И вот к своему 80-летию я сам себе сделал подарок: с помощью Светланы Немолочновой и Константина Симонова подготовил к выпуску лазерный аудиодиск "Бессарабия - край родной", куда рискнул включить в своём переводе на русский язык румынский "Королевский гимн", отличающийся удивительной мелодической красотой и ныне давно забытый в Румынии. Надеюсь, что слушатели не воспримут это как чью-то "заказуху". Это - заказ моего собственного сердца, которое не может примириться с забвением прекрасного музыкального произведения. Монархические взгляды здесь ни при чём.




Буклет к диску "Бессарабия - край родной".

- Какие события из вашей жизни больше всего повлияли на ваше человеческое становление? Какие это были люди?

- Прежде всего - Великая Отечественная война. Будучи на положении спецпереселенца вместе со своими родителями и младшим братом, я тем не менее не испытывал неприязни к советской власти и в 12-летнем возрасте, договорившись со своим другом-школьником, попытался даже убежать на фронт, чтобы помочь "добить фашистских гадов". Война, а также раннее приобщение к чтению русских классиков воспитали во мне чувства патриотизма и нравственного долга.

Что же касается людей, которые сыграли большую роль в формировании моей личности, то их было немало. Но назову лишь троих, которые озарили мою студенческую юность, когда я учился в КазГУ имени Кирова на филологическом факультете в 1950-55 годах. Это была, во-первых, Татьяна Владимировна Поссе, читавшая нам курс русской литературы XIX века и буквально заразившая меня любовью к отечественной классике. Сама по себе она была легендарной личностью. Её отец, Владимир Александрович Поссе, издавал до революции журнал "Жизнь", в котором впервые была опубликована крамольная "Песня о Буревестнике" Горького, а сама Татьяна Владимировна постоянно общалась не только с Буревестником революции, но и с Короленко, Чеховым и - страшно подумать! - с самим Львом Толстым!

С благодарностью вспоминаю Мухтара Омархановича Ауэзова. Он читал курс абаеведения не у нас, а на казахском отделении, и я часто со своим сокурсником Володей Щербаковым сбегал с наших "законных" лекций на лекции Мухтара Ауэзова, хотя, увы, мы плохо понимали казахский язык. Именно Мухтар Омарханович уговорил академика Митрофана Семёновича Сильченко стать научным руководителем моей диссертации "Романы Бруно Ясенского", благодаря чему впоследствии я стал кандидатом филологических наук.

И, наконец, Евгений Григорьевич Брусиловский, первый классик профессиональной музыки в Казахстане. Под его руководством я полтора года трудился над оперой "Печорин", а потом между нами произошёл разрыв, поскольку он зарезервировал для меня место в Уральской консерватории, а я, решив стать профессиональным филологом, позорно от него сбежал и до сих пор корю себя за это. Сейчас я заканчиваю книгу "День Брусиловского", в которой подробно рассказываю о наших взаимоотношениях. Он воспитывал меня не только музыкально, но и литературно - был для меня, так сказать, "вторым филфаком". Евгений Григорьевич, беседуя со мной на разные темы, умел удивительно предсказывать социальные и житейские события, хотя с иронией относился к философам-мистикам.

- Что вы считаете главными достижениями в жизни и главными потерями?

- Главным достижением считаю то, что волею судьбы я оказался первым, кто сумел "оторвать" Дунаевского от тоталитарного режима и доказать, что его музыка имеет не "придворный", а моцартианский характер. Статья "Парадокс Дунаевского", размноженная журналом "Огонёк" (1988 г., № 30) тиражом около двух миллионов экземпляров, заставила наших любимых демократов и либералов, грубо выражаясь, "заткнуться". И это несмотря на то, что Коротич приписал мне слово "самоубийство", которого не было и быть не могло. Ну а главной потерей считаю то, что не послушался Брусиловского. Иными словами, потерял серебряную монетку в медном котелке. Но, с другой стороны, эта потеря обернулась достижениями в других областях. Один Бог знает, выиграл ли я или проиграл.


- Как вы считаете, почему одним людям удаётся достичь в жизни очень многого, а каким-то, бесспорно талантливым, нет?

- На этот счёт существуют известные строки (автора не помню):

Талантам надо помогать,
Бездарности пробьются сами.

Кроме того, талантливый человек живёт в обстановке зависти и конкуренции подчас даже среди своих даровитых соратников. Тут ничего не поделаешь - такова человеческая природа. Не случайно свою знаменитую комедию "Горе от ума" А.С. Грибоедов первоначально назвал с категорической прямотой "Горе уму!". К тому же талантливому человеку трудно пробиться ещё и потому, что он, как правило, всегда оригинален, и его моральная концепция не совпадает со стандартным мышлением государственного чиновника, от которого зависит его судьба.

- Есть ли у вас рецепт счастливой и успешной жизни?

- Вернее, не рецепт, а убеждение. Убеждён, что человек всегда будет счастлив и успешен, если из любой неблагоприятной ситуации он сумеет извлечь нечто выгодное для себя. Скажем, кого-то понизили в должности. Ну и слава Богу. Зато осталось больше времени для семьи и для творчества. Это во-первых. Во-вторых, надо довольствоваться тем, что ты имеешь, и тем, что ты успел сотворить. Если постоянно будешь мечтать о недостижимом и горевать по поводу того, что многого не успел сделать, ты будешь самым несчастным человеком. А в-третьих, нужно научиться жить в мире и дружбе с людьми самых разных направлений, но при этом твёрдо стоять на своих позициях, не создавая искусственных конфликтов. А в целом счастье - это когда ты востребован не только обществом, но и своей родной семьёй. Может быть, семьёй - даже в большей степени. Вспомним: самоубийством заканчивали жизнь люди, одинокие не столько в обществе, сколько в личной жизни.

- Что означает счастье для вас?

- По этому вопросу, мне кажется, я высказался в предыдущем ответе. Могу лишь добавить, что ты будешь по-настоящему счастлив, когда перестанешь делить свою жизнь и жизнь общества на "вчера" и "сегодня". Всё это - единое целое, и, двигаясь вперёд, нельзя зачеркивать то лучшее, что было в прошлом. На развалинах ничего не построишь. Я счастлив, что не поддался нигилизму и не искоренил в своей памяти то лучшее, что было при советской власти, хотя был дважды несправедливо репрессирован.

- Что бы вы пожелали с вершины своего опыта молодым людям, вступающим в жизнь?

- Прежде всего - не стать рабами прагматического мышления, столь типичного для нашего времени. Ведь молодость - это романтический полёт души. Пусть расчётливость сочетается с бескорыстностью. А если к этому добавить постоянное стремление к усовершенствованию своего культурного и нравственного уровня, то это будет уже вообще идеально. Потому что в результате восторжествует много прекрасных и благородных дел. Ведь не случайно Максим Горький сказал: "От человека остаются только одни дела его".

- Вас предавали дорогие вам люди?

- Предавали те, кого я ошибочно считал "дорогими". Истинно дорогой человек никогда не предаст. Еще с библейских времён неоднократно случалось, что ученик предавал своего Учителя. Со мной случилось наоборот: меня предал мой любимейший преподаватель КазГУ, который читал нам лекции по древнерусской литературе и вёл спецкурс по Некрасову. Подробности я опускаю, потому что они в данном случае не к месту. Но с тех пор я понял, что, вопреки утверждению Пушкина, гений и злодейство всё-таки совместны. Не надо рыться в историческом прошлом, возьмите то, что поближе, - например, Сталина... Чем я спасал себя в подобных ситуациях? Не удивляйтесь: уединением и молитвой. А молиться не обязательно в церкви, синагоге или мечети. Здесь я приверженец Льва Толстого: Бог должен пребывать прежде всего в твоей душе.

- Что вы говорили себе в самые трудные минуты жизни?

- Вот так и говорил: "Со мной Бог и Лев Толстой. А также Пушкин, Глинка, Дунаевский и... верная спутница всей моей жизни Наташа Капустина".

- Вы о чём-нибудь жалеете из прожитой жизни?

- Ну разве только о том, что не послушался Брусиловского. А так - нет... Обращаясь к "памяти сердца", я понимаю, что из любой глупости, совершённой мною, умел делать соответствующие выводы с тем, чтобы такое больше не повторялось. А ведь это - своеобразный учебник жизни…

- Какие качества цените в людях? Какие не приемлете?

- Прежде всего ценю тех людей, которые умеют ценить чужое время и не нарушают планы моих работ неожиданными пришествиями или бесконечными телефонными разговорами, длящимися чуть ли не полтора часа. А ещё я ценю доброжелательность друг к другу и умение прощать старые обиды. Мне симпатичны люди, которые о горах судят по вершинам. А ведь в быту как чаще всего бывает? Совершит человек по необдуманности какой-то неприятный поступок - и люди тут же зачёркивают то лучшее, что в нём есть, и судят о нём по нетипичному действию. О человеке следует судить по тем вершинам, которых он достиг, а не по его ошибкам и заблуждениям.

Что я не приемлю? Прежде всего зависти. Существует поговорка: "Друг познаётся в беде". А вот Евгений Евтушенко переиначил эту поговорку: "Друг познаётся в радости". И при этом он рассказал некоторые эпизоды из своей жизни. Когда ему было очень плохо - травили в печати и срывали выпуск его книг - у него появилось много сочувствующих, которые морально его поддерживали и обнадёживали. Но как только ему стало хорошо, как только его книги стали вновь печататься миллионами экземпляров, вся толпа доброжелателей схлынула, а кое-кто стал распространять злобные сплетни. Да... Оказывается истинный друг - это тот человек, который искренно радуется чужой удаче и чужому успеху.


- Всю свою жизнь вы, образно говоря, раздваиваетесь между литературой и музыкой. Какая из этих привязанностей сильнее? Почему?

- Я не раздваиваюсь. Раздваиваются обычно между творчеством и служебными обязанностями. А для меня литература и музыка – это творчество. Следовательно, две части единого целого. Я не раздваиваюсь, а переключаюсь с одного вида творчества на другой. И то, чем я занимаюсь в данный момент, для меня поочерёдно сильнее.

- Если бы вам можно было прожить жизнь заново, что бы вы сделали в ней иначе?

- Не стал бы добровольно садиться в тюрьму из-за человека, который впоследствии вместо элементарной признательности меня же и оклеветал. И, как я уже сказал выше, может быть, послушался бы Брусиловского. Может быть...

А вообще-то не зря говорят, что под тайными символами спрятана великая истина. Во всём, что со мной происходило, был заключён символический подтекст. Даже тюрьма и лагерь пошли мне на пользу. Я узнал мир, о котором прежде имел лишь книжное представление. И изменил свои взгляды на работников КГБ, которых прежде воспринимал лишь в чёрном цвете. Оказалось, что среди них были честные и порядочные люди, которые искренно хотели мне помочь, но в условиях того времени они не могли этого сделать. Нет, я не жалею о прожитой жизни и даже благодарен ей за те горькие уроки, которые она мне преподнесла.

- Тревожит ли вас судьба вашей уникальной коллекции грампластинок?

- Да, тревожит. С одной стороны, я бесконечно благодарен властям, которые помогли мне основать музей - единственный Музей грампластинок в мире. В других звукохранилищах и музеях пластинки являются лишь небольшим приложением к иным звуконосителям. А у нас наоборот: современные звуконосители (кассеты, лазерные диски и прочее) являются приложением к огромной массе пластинок, на которые составлены полмиллиона каталожных карточек. На протяжении десятилетнего существования наш музей подвергался разным опасностям. Из-за устаревшего помещения и изношенной электрической проводки мы пережили два пожара, которые, к счастью, удалось ликвидировать. Потом случилось наводнение: нас залили жильцы с верхнего этажа, и треть книжного фонда пострадала, но, опять-таки, к счастью, не погибла. Затем по доносу к нам нагрянула финансовая проверка и стала искать, как говорится, в чёрной комнате чёрного кота, но, разумеется, ничего не нашла. Далее появилось "верховное мнение", что три комнаты Музея следует возвратить бывшему детскому саду. Пережили и это. А сейчас появилось новое "мнение": дескать, все пластинки следует переписать на современные звуконосители, а от самих пластинок надо избавиться. Это мнение равносильно тому, чтобы, например, предложить Художественному музею сделать электронные копии всех хранящихся картин, оригиналы - выбросить. Оригинал есть оригинал, и никакие копии никогда не смогут его заменить. Кроме того, в отличие от современных звуконосителей, пластинка хранит звук вечно, а лазерные диски еще не успели пройти проверку временем.

Сегодня музей находится в надежных руках маленького коллектива во главе с директором Татьяной Сергеевной Корешковой. И мне очень хочется, чтобы наш коллектив успел воспитать достойную молодую смену, которая сохранила бы музыкальное богатство, бескорыстно завещанное мною Казахстану – стране, в которой я прожил всю свою долгую жизнь.

- Спасибо, Наум Григорьевич, за интересную беседу.


Спрашивал Ю. ПОМИНОВ

Фото Владимира Бугаева


Опубликовано: Газета "Звезда прииртышья" от 06 января 2011 года N 1 (18098)


Не случайны на земле две дороги - та и эта.
Та натруживает ноги, эта душу бередит.
 
Olga777Дата: Четверг, 19.09.2013, 06:38 | Сообщение # 2
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 718
Статус: Offline
Из четверостишия «К истории»
(опубл. 1965) советского поэта, переводчика и литературоведа
Льва Озерова
(псевдоним Льва Адольфовича Гольдберга, 1914-1996):




Пренебрегая словесами
Жизнь убеждает нас опять:
Талантам надо помогать,
Бездарности пробьются сами


Не случайны на земле две дороги - та и эта.
Та натруживает ноги, эта душу бередит.
 
Форум » КОЛЛЕКЦИОНЕР » Рассказы о коллекционерах » "Я благодарен жизни и за горькие уроки…" (Интервью Юрия Поминова с Наумом Шафером - 2011 год)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright petrleschenco.ucoz.ru © 2016
Сайт создан в системе uCoz