Форум
Форум
Форма входа


Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья сайта
Информационный портал шансона

Майя Розова. Официальный сайт

Russian Records

Журнал «Солнечный Ветер»


Приветствую Вас, Гость · RSS 04.12.2016, 23:22

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Майя, Georgo, Коллекционер 
Форум » ДАНЬ ЭПОХЕ » Их соединили музыка и время » Польские следы печального ПЬЕРО (Автор - Георгий СУХНО)
Польские следы печального ПЬЕРО
GeorgoДата: Суббота, 21.04.2012, 17:13 | Сообщение # 1
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 326
Статус: Offline

Георгий Сухно
Cкерневицы, Польша


АЛЕКСАНДР ВЕРТИНСКИЙ В ПОЛЬШЕ




Проплываем океаны,
Бороздим материки
И несём в чужие страны
Чувство русское тоски.


/Александр Вертинский/

За последние 20 лет в России об Александре Вертинским опубликованы сотни статьей, издано несколько книг разных авторов, переиздана ранняя книга воспоминаний певца «Четверть века без Родины», увидел свет последний его труд «Дорогой длинною». Удивительная судьба Вертинского была темой нескольких кинофильмов, театральных спектаклей и большого количества радио и телевизионных передач. Лидия Владимировна Вертинская в своей книге «Синяя птица любви» собрала почти все сохранившиеся письма артиста, те, которые он писал ей в Шанхае и те, которые после возвращения на Родину присылал ей из различных уголков страны. Если бы собрать вместе всё, что написано об этом великом артисте, поэте и композиторе в одну книгу, она была бы больше, чем том БСЭ. Но, к сожалению, эта книга была бы с вырванными страницами. Особенно мало мы знаем о польском и французском периодах жизни великого скитальца. Из-за отсутствия этих страниц, имя «трагического Пьеро» обросло множеством легенд.



Его родиной была Украина. В одном из писем, написанном жене из Киева в 1949 году, он признался:

«Как бы я хотел жить и умереть здесь. Только здесь! Как жалко, что человек не может выбрать себе угол на земле! Что мне Москва? Я не люблю её. Я всей душой привязан к этим камням, по которым я шагал в юности, стирая подмётки, к этим столетним каштанам, которые стояли тогда и будут стоять после моей смерти, как подсвечники, как паникадила!
Вся эта священная земля Родины! Жаль, что я пою по-русски и вообще весь русский!
Мне бы надо было быть украинским певцом и петь по-украински!

Украина - ридна маты...

Иногда мне кажется, что я делаю преступление тем, что пою не для неё и не на её языке!..»

(«Синяя птица любви» стр. 254)


Киев - родина нежная
Киев - родина нежная,
Звучавшая мне во сне,
Юность моя мятежная,
Наконец ты вернулась ко мне!

Я готов целовать твои улицы,
Прижиматься к твоим площадям.
Я уже постарел, ссутулился,
Потерял уже счёт годам.

А твои каштаны дремучие,
Паникадила весны -
Всё цветут и как прежде, могучие,
Берегут мои детские сны.

Я хожу по родному городу,
Как по кладбищу юных дней.
Каждый камень я помню смолоду,
Каждый куст вырастал при мне.

Здесь тогда торговали мороженым,
А налево была каланча!
Пожалей меня, Господи Боже мой,
Догорает моя свеча!


/Александр Вертинский, 1956, Киев/

А украинским языком он владел прекрасно, свидетельствовала об этом дочь артиста Марианна: «Да, было такое. Отец хорошо знал украинский, обожал его за красоту и мелодичность. Перед концертом, как правило, он распевался, исполняя «Реве та стогне Дніпр широкий...».»


Исторические хроники. Фильм Н.Сванидзе -1951год


В Польше Александр Николаевич прожил с 1923 по 1927 годы и посетил эту страну с концертами ещё несколько раз до выезда в США осенью 1934 года, польский период был наиболее активный в его творческой и концертной деятельности. Не в одной из зарубежных стран популярность его песен и романсов не была столь велика, как в бывшем Привисленском Крае Российской Империи.

После Октябрьского переворота первая волна эмиграции выплеснула артиста на чужой турецкий берег. Вертинский бежал от пожара, охватившего родной дом, поняв, что его не удастся погасить. И сменил белый костюм своего сценического героя, трагического Пьеро, на чёрный. В знак траура. Прежде чем попасть в Варшаву, Вертинский прошёл трудный путь скитальца, лишённого Родины. За ним уже отшумели чужие города Турции, Бессарабии и Румынии. С греческим фальшивым паспортом на имя Александра Вертидиса, сына грека и украинки, артист пересёк румынско-польскую границу. Слава артиста, одарённого уникальным исполнительским талантом и создавшего запоминающийся образ печального Пьеро, опередила его прибытие в польскую столицу. В Польше его песни и романсы уже знали по публикациям нотных издательств. Были сделаны их первые переводы на польский язык и уже исполнялись на сцене в исполнении польских певцов.



Здесь Александр Вертинский нашёл новую родину. Поляки приняли его, как своего. Я процитирую (в обратном переводе с польского) интересное высказывание о Польше из автобиографической книги Вертинского «Путешествия с песней» («Podróże z piosenką», русское название «Четверть века без Родины»):

«...К этой стране я всегда чувствовал симпатию. Быть может потому, что в моих жилах без сомнения течёт капля польской крови. В России я не встретил людей, носящих мою фамилию, зато в Польше я встречал их довольно часто (Вертинский, Верцинский) [Wertyński, Wierciński]... Какой-то мой прадед наверняка был поляком. Мы, русские, вообще, любим поляков...»

По-видимому, Александр Николаевич был прав, в Польше часто встречается фамилия Wierciński, a Wertyński - гораздо реже, но это может быть и польская фамилия, и белорусская. Откроем, например, «Книгу Памяти жертв политических репрессий в СССР», в списках из 26 Вертинских - 18 оказались поляками, 6 - белорусами, 1 - русским и 1 - литовцем.

Наиболее безапелляционно подтверждает принадлежность артиста к польской национальности, живущая в Польше киевлянка Олена Леоненко, артистка, певица, композитор, непревзойдённая интерпретаторка романсов Вертинского. Она пишет: «Мало кто знает, что Вертинский родился в польской семье. Он гордился тем, что вышел из дома с великими традициями. Называл себя «польским князем».


Более осторожно высказывается представительница польской культуры в Швейцарии Барбара Млынарская: «...Вертинский, «бродяга и артист», как сам о себе говорил, родился в семье адвоката польского происхождения. Первоначально фамилия его отца была Верциньский...» Вот так и рождаются легенды. Для нас подобные свидетельства не представляют особого интереса, Вертинский был великим русским артистом, ибо принадлежал к русской культуре, а национальность его предков при этом не имеет особого значения.



С 1923 года начинаются выступления Вертинского в Варшаве и по всей стране, в Лодзи, Кракове, Познани и Белостоке. Восточный провинциальный Белосток Александр Николаевич особенно любил, куполами православных церквей город напоминал ему русские города. Останавливался Вертинский в самой лучшей из гостиниц города, отеле «Ritz», находящемся на одной из центральных улиц. В белостоцком театре «Palace» Вертинский выступал два раза, в апреле 1924 г. и в ноябре 1925 г. Аккомпанировал ему замечательный польский пианист Игнацы Стерлинг (Ignacy Sterling). Как всегда его выступления имели магическое, почти гипнотическое, воздействие на публику, особенно на её женскую часть.
Популярность его баллад и романсов растёт со дня на день. В Варшаве выступал Вертинский в театре на улице Каровой (в переводе – «Бубновой»). На концерты Вертинского у касс театра с утра выстраивались очереди.


В возрождённой стране многочисленные театры-ревю и кабаре рождались, как грибы после дождя. В Варшаве в начале 20-х годов ведущим среди них был театрик «Qui pro Quo», художественным руководителем которого являлся Фредерик Яроши, обрусевший венгерский еврей. Занесла его в Варшаву из Берлина «Синяя птица», знаменитый эмиграционный театр миниатюр Якова Южного и Виктора Хенкина. Яроши был в дружеских отношениях с Вертинским ещё с Москвы. По инициативе поэта Юлиана Тувима он решил использовать популярность театральных выступлений своего друга. Появились афиши нового ревю: «Театральная сценка: Пьеросандр Перевертинский - исполняет Ханка Ордонувна».

Тувим быстро сочиняет остроумные пародии на песни Вертинского. На сцене появляется Ханка Ордонувна в чёрном костюме Пьеро и жеманно заламывая руки поёт, карикатурно изображая стиль интерпретации романсов Вертинским. Взрывы смеха зрителей следуют один за другим. Вместе с ними смеётся «виновник», сидящий в директорской ложе сам Александр Вертинский, приглашённый на премьеру. Рецензию на это представление, написанную писaтелeм и журналистом Тадеушoм Бой-Желенским, поместила газета «Утренний курьер» Nr 318, 18.11.1924.

Первым популяризатором творчества Александра Вертинского в начале 20-х годов был Станислав Ратольд, молодой эстрадный артист с душой цыгана, поэт, композитор и замечательный интерпретатор русских и цыганских романсов. Переводил песни и романсы Вертинского на польский язык также выдающийся польский поэт Юлиан Тувим.
Вместе с растущей известностью к Вертинскому приходит и материальное благополучие, живёт он в роскошных апартаментах самого дорогого в Варшаве отеля «Бристоль» (полное название «Hotel Le Royal Meridien Bristol»), расположенного рядом с президентским дворцом на ул. Краковское Предместье, одевается у лучших портных, вращается в элитарных кругах общества.


Приглашает его к себе в свою резиденцию в Сулеювке маршалок Юзеф Пилсудский, который очень любил слушать романсы в исполнении артиста. В личной фонотеке маршалкa были собраны все изданные в Польше пластинки с песнями Вертинского. Записываться на пластинки Вертинский начал в зените своей славы. В 1931-32 годах в немецких фирмах «Parlophon» и «Odeon» было записано 48 песен, а в английской фирме «Columbia» - 22 песни. В декабре 1932 года польская фирма «Syrena Electro» выпустила на музыкальный рынок 15 пластинок с лучшими песнями и романсами артиста. В студии во время записи аккомпанировал Вертинскому пианист-виртуоз, известный композитор Eжи Петерсбурский (Jerzy Petersburski), автор «Утомлённого солнца» и «Синего платочка». Шесть песен были записаны с аккомпанементом оркестра «Сирена Рекорд». В каталожном издании фирмы появилась следующая информация:

«Русская песня и музыка всегда находили в Польше массу ценящей этот вид искусства публики. Но до настоящего времени однако мы не имели случая представить на наших пластинках так исключительного артиста, каким, без сомнения, является Господин Александр Вертинский. Оказал он честь нашей студии своим посещением и записал почти в е с ь свой песенный репертуар, что является необычайным событием и редко применяется на практике. Слава Господина Вертинского, которая простирается от Москвы до Парижа, проникла также в Варшаву, благодаря чему мы могли выпустить упомянутые пластинки. Художественный класс и личность исполнителя найдут в них полное отражение. Мы уверены, что пластинки этого певца явятся гвоздём текущего сезона».



Из коллекции Юрека Гогача. Варшава

Необходимо отметить, что все польские пластинки Вертинского в фирме "Syrena Electro" были выпущены с уникальными этикетками бордового цвета, на других пластинках этот цвет никогда не применялся. Этим фирма старалась подчеркнуть особую исключительность его пластинок. И благодаря этим пластинкам популярность Вертинского распространилась на всю страну, почти в каждой доме, где был патефон, звучал голос любимого певца.


"Дорогой длинною". Вертинский А.


"В синем и далёком океане". Вертинский А.


В фешенебельном приморском курорте в Сопоте, Вертинский знакомится с очаровательной и интеллигентной девушкой из богатой еврейской семьи. Звали её Рахиль Яковлевна Потоцкая. Об избраннице артиста сохранилось очень мало сведений. В 1924 году в Берлине состоялось бракосочетание молодой пары. У Вертинского всегда была склонность к мистификации. На свидетельстве о браке и в паспорте его жена получила новое имя: Ирена Владимировна Вертидис. Но совместная жизнь с Рали, как он ласково называл жену, не сложилась, промучились вместе, то разлучаясь, то сходясь, шесть лет, официальный развод был оформлен уже в Шанхае незадолго перед вторым браком Александра Николаевича. Рахиль не умела безропотно переносить многочисленных очередных «дежурных влюблённостей» своего мужа, в этом была единственная причина семейных недоразумений. Прекрасная Рахиль осталась в нашей памяти благодаря посвящённой ей «Песенке о моей жене», которую Вертинский сочинил в 1930 году. Помните?

Ты не плачь, не плачь, моя красавица,
Ты не плачь, женулечка-жена!
Наша жизнь уж больше не поправится,
Но зато ведь в ней была весна!..


В 1949 году, находясь на гастролях в Ковне, Вертинский встретился с сестрой Рахили Идой. Рассказала, что она и дочь чудом пережили войну, Идa сама 6 раз была под расстрелом, а мужа немцы расстреляли. Её дочери Лии удалось счастливо бежать, когда большую группу евреев вели на смерть. Из двенадцати бежавших конвоиры застрелили десять.
О дальнейшей судьбе Рахили Яковлевны в польских и русских источниках мне не удалось найти абсолютно никаких сведений. Возможно, что осталась жить в русской колонии Шанхая.



Александр Вертинский. Мадам, уже падают листья.
На солнечном пляже в июне
В своих голубых пижама
Девчонка — звезда и шалунья —
Она меня сводит с ума...

1930
Цоппот, Данциг


В Польше Александр Вертинский создал ряд песен, например «Мадам, уже падают листья», «В синем и далёком океане», «Злые духи» и знаменитую неувядаемую песню «Пани Ирена», ставшую «визитной карточкой» Вертинского:

Я безумно боюсь золотистого плена
Ваших медно-змеиных волос,
Я влюблен в Ваше тонкое имя «Ирена»
И в следы Ваших слез.

Я влюблен в Ваши гордые польские руки,
В эту кровь голубых королей,
В эту бледность лица, до восторга, до муки
Обожженного песней моей.

Разве можно забыть эти детские плечи,
Этот горький, заплаканный рот,
И акцент Вашей польской изысканной речи,
И ресниц утомленных полет?

А крылатые брови? А лоб Беатриче?
А весна в повороте лица?..
О, как трудно любить в этом мире приличий,
О, как больно любить без конца!

И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться,
И, зажав свое сердце в руке,
Осторожно уйти, навсегда отказаться
И еще улыбаться в тоске.

Не могу, не хочу, наконец - не желаю!
И, приветствуя радостный плен,
Я со сцены Вам сердце, как мячик, бросаю.
Ну, ловите, принцесса Ирен!


Кто она, гордая полька, пленившая сердце лирического героя песни? Предположения были разные. В телевизионном представлении «Пани Ирена», сюжетом которого было пребывание Вертинского в Польше, есть такая сценка: в гостиничный номер к Вертинскому входит импресарио Фигельман и говорит о необходимости создания песни, посвященной польской женщине. Вертинский соглашается и задумчиво ходит по комнате, напевая: «Я безумно боюсь золотистого плена... Хэлена,.. Магдалена ...нет, не так! Ирена!» Автор сценария даёт понять, что песня не была посвящена какой-нибудь конкретной персоне. Некоторые исследователи уверяют, что Вертинский посвятил песню своей жене Рахили-Ирене. Загадку разгадал польский певец из Кракова Мечислав Свентицкий, который в 1970 году выпустил долгоиграющую пластинку "Жёлтый Ангел" с песнями Александра Вертинского в собственном исполнении. На конверте пластинки было напечатано письмо к воображаемой мадам Ирен, адресованное в никуда. И через некоторое время пришёл ответ из далёкой Америки. Оказалось, что «принцесса Ирен» - это конкретная женщина, в которую когда-то безумно влюбился молодой Вертинский. Однажды в варшавском кинотеатре «Palace» на улице Хмельной 9 он встретил прекрасную незнакомку, одетую в платье яснопепельного цвета и с тех пор потерял покой. Была это баронесса Ирена Кшечковская (Irena Krzeczkowska). Её неземная красота покорила сердце артиста.

Умерла пани Ирена в американском городе Детройт (Detroit) в 1971 году. Это ей «чёрный Пьеро» бросал со сцены своё сердце, как мячик. Интересно, что этот эпизод нашёл своё отражение в фильме «Любовь всё тебе простит» о судьбе певицы Ханки Ордонувны. В фильме молодой артист Томаш Cтокингер (Tomasz Stockinger), играющий роль Вертинского, исполнял на театральной сцене песню «Мадам Ирен» со страшным польским акцентом. Пани Ирена сидела в первом ряду.

Я не знаю, почему в некоторых сборниках текст этой песни сопровождаются посвящением: "Н - й"?



Александр Вертинский. Пани Ирэна.
В видео использованы картины и карты Таро кисти польского художника Томаша Маронского.


Гнетущая тоска по Родине не даёт Вертинскому покоя. В посольстве СССР он зондирует возможность возвращения. Знакомится с полпредом СССР Петром Лазаревичем Войковым. Был это высокий, довольно неприятный тип с постоянно мутными от пьянства глазами. Говорят, что наиболее употребительным глаголом в речи полпреда был глагол «расстрелять». Не знал Вертинский, что Войков являлся главным организатором и одним из исполнителей зверского убийства всех членов императорской семьи Романовых.

Войков был циничен: «Почему, собственно, Вы не возвращаетесь на родину? Мы постараемся Вам помочь в этом». Даже не намеревался помогать. А 7-го июня 1927 года на вокзале "Warszawa Główna" застрелил его русский патриот Коверда.

Вертинский написал заявление и заполнил соответствующие анкеты. Получил отказ. «Родина простит вам, но это надо заслужить». В переводе с языка дипломатии это значило, что всесильная власть, узурпировавшая право говорить от имени страны, могла сделать с Вертинским всё, позволить вернуться домой, чтобы использовать его талант на службе идеологии или навсегда лишить возможности увидеть «российскую горькую землю», что осталась на том берегу.


Нам теперь трудно понять, почему дух бродяжничества принудил артиста оставить гостеприимную Польшу, чтобы вновь и вновь «проплывать океаны, бороздить материки». В 1927 году Александр Вертинский перебрался во Францию, которая на несколько лет стала, по его словам, «его второй матерью». Впереди на других материках ждали его Америка и Китай. С Польшей пришлось расстаться уже навсегда.


http://petrleschenco.ucoz.ru


 
Olga777Дата: Четверг, 12.02.2015, 23:35 | Сообщение # 2
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 718
Статус: Offline

Перевод с польского Георгия Сухно

Газета "РЕСПУБЛИКА" (REPUBLIKA)
№ 162, гор "Лодзь", Польша.
21.06.1923 года. Четверг.


ВЕРТИНСКИЙ МЕШАЕТ
ВИЗИТУ РУМЫНСКОГО КОРОЛЯ.

Вертинского заставили покинуть Варшаву.
Нам сообщают из Варшавы.




Румынская королевская чета прибыла в польскую столицу в сопровождении собственного отряда полиции, который в интересах их безопасности должен вести определённый контроль. Особенное внимание эта полиция обратила на румынских граждан, пребывающих в Варшаве. До настоящего времени полицией арестовано 50 подозрительных лиц. Большинство арестованных – румынские цыгане.
Был арестован также известный русский певец Вертинский, ему местные власти предложили, на время пребывания румынского короля покинуть территорию польского государства. Поводом для ареста знаменитого певца послужила враждебная демонстрация румынских студентов, которую они устроили во время концерта певца в Румынии. Вертинский должен был выступить в Варшаве 23 июня, в день приезда румынского короля. Посол Румынии обратился к польскому правительству, указывая на неуместность концерта Вертинского в день приезда румынского короля.
Вертинский в силу причин, препятствующих его выступлениям, вынужден был уехать из Польши.


Примечание.
1. Фердинанд I (рум. Ferdinand I, полное имя Фердинанд Виктор Мейнард Альберт, 24 августа 1865 — 20 июля 1927) — король Румынии из династии Гогенцоллернов-Зигмарингенов с 10 октября 1914 до своей смерти.
2. Мария Александра Виктория (29 октября 1875 — 18 июля 1938) — принцесса Великобритании, с 1914 королева-консорт Румынии, жена короля Фердинанда I.
3. Ю́зеф Кле́менс Гиня́тович Косьче́ша Пилсу́дский (польск. Józef Klemens Piłsudski ['juzɛf piw'sutski], революционная кличка «Дзюк»; 5 декабря 1867 — 12 мая 1935) — польский государственный и политический деятель, первый глава возрождённого польского государства, основатель польской армии; Маршал Польши; прозвища — Komendant (Комендант), Marszałek (Маршал), Dziadek (Дедушка).
4. Стани́слав Войцехо́вский (польск. Stanisław Wojciechowski; 15 марта 1869, Калиш — 9 апреля 1953, Голомбки, около Варшавы) — польский политик, президент Польши в 1922—1926 годах.




Не случайны на земле две дороги - та и эта.
Та натруживает ноги, эта душу бередит.
 
GeorgoДата: Суббота, 21.02.2015, 00:26 | Сообщение # 3
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 326
Статус: Offline
ЗАГАДКА "ПАНИ ИРЕНЫ"

Неувядаемый романс Александра Вертинского, c французским названием "Madame Irene" родившийся, по слухам, в Париже, возможно, в 1924 году, стал гимном любви к польской женщине по имени Ирена. Кто она, эта полька, "до восторга, до муки", вскружившая голову бродяге-артисту, лишённому родины?

По этому поводу в СМИ не раз высказывались разные предположения, увы, бездоказательные. Одни исследователи называли прообразом Ирены одну из жён Маршала Юзефа Пилсудского, вероятно, Александру, ведь первая – Мария умерла в 1921 году. Другие называли Рахиль Яковлевну Потоцкую, первую жену Вертинского, еврейку, а не польку. Кстати, имя Ирена было дано ей Александром Вертинским и значится оно лишь в берлинском брачном свидетельстве: «…у Вертинского всегда была склонность к мистификации — в свидетельстве о браке и паспорте его жена получила новое имя – Ирена Владимировна Вертидис».

Наиболее романтическую легенду представил в печати знаток и популяризатор песенного наследия "печального Пьеро" краковский певец Мечислав Свенцицкий.


Мечислав Свенцицкий.

Вот его рассказ:
"В Стамбуле покупает греческий паспорт. Теперь называется Александр Вертидис. С этим паспортом объездит весь мир. В кинотеатре "Pałac" на улице Хмельной в Варшаве увидел женщину в светлопепельном платье. Как не раз уже у него случалось - влюбился не на жизнь, а на смерть. Так начался роман с баронессой Иреной, и родилась песня "Pani Irena".
А позже я отправился с его романсами в путешествие по свету, в США от эмигрантов узнал много историй, связанных с Вертинским. Много лет спустя познакомился я с дочерью женщины, которой Вертинский посвятил песню "Madame Irene". В Монреале во время сольного концерта (...) подошла ко мне какая-то дама с просьбой исполнить именно эту песню. Была это Галина Пурская, дочь Ирены Кшечковской, в которую влюбился Вертинский во время пребывания его в Варшаве, только она уже была женой барона. Вот таким образом я узнал историю жизни "Madame Irene", умершей в 1971 году в Детройте".


По другой версии рассказа сведения о пленительной баронессе Мечислав Свенцицкий получил не лично, а в письме, полученном после выхода в свет своей первой долгоиграющей пластинки с песнями Вертинского. Я уже писал о том, что на конверте пластинки было напечатано письмо Свенцицкого к воображаемой пани Ирене. И отозвалась на это письмо дочь пани Ирены Кшечковской.


Скан конверта пластинки фирмы "Муза" с письмом Свенцицкого к воображаемой Пани Ирене

Думаю, Свенцицкий был первым, кто занялся поиском загадочной польки, пленившей сердце пришельца из России. Можно принять, как гипотезу, что среди многочисленных объектов очередных "дежурных влюблённостей" русского артиста было несколько экзальтированных поклонниц по имени Ирена, ведь имя это в Польше имеет широкое распостранение. Возможно, что в нескольких семьях сохранилось предание о том, что именно "их бабушка Ирена" вдохновила Александра Вертинского на создание шедевра пюбовной лирики. А ведь круг подходящих кандидаток, которым со сцены "бросал своё серце" артист можно ограничить. Почему-то "вертинисты" упорно не хотят обратить внимание на тот факт, что на первом польском издании песни "Пани Ирена" есть авторское посвящение "N-ej". С учётом этого можно смело предположить, что реальная пани Ирена - это некая "Irena N...cka" Но кто она? Баронесса Кшечковская отпадает.
Недавно попалась мне на глаза книга Ежи Урбанкевича "Пархатые, швабы, гои" ("Parchy, szwaby, goje." Jerzy Urbankiewicz; издательство "Papier-Service" Łódź, 1995 ). Интересное исследование истории нескольких знаменитых родов еврейских, немецких и польских промышленников Лодзи, оставивших след в истории города. Ежи Урбанкевич (1915-2004) - польский писатель, автор 20-ти книг, журналист, во время войны активный участник антифашистского движения сопротивления. После войны провёл 12 лет за колючей проволокой в сталинских лагерях Воркуты.
В своей книге о Лодзи автор сообщает (стр. 134):
"(...) в течение нескольких десятилетий русский певец Александр Вертинский имел шумный успех. И жила-была в Лодзи прелестная пани Ирена НОВИЦКАЯ (Irena Nowicka), известная, между прочим, тем, что ездила в зелёном паккарде. Она была замужем за господином Хейнзлем. Во время одного из парижских концертов с ней познакомился Вертинский. И для неё сочинил одну из своих самых прекрасных песен: "Принцесса Ирена".

Приведенная выше информация нашла отражение также на страницах польского журнала "Политика". Судя по стилю, автором ее является всё тот же Ежи Урбанкевич. В этом фрагменте речь идёт о потомках славного в Лодзи богатого рода выходцев из Германии  фабрикантов Хейнзлей.

"Никто из них не получил в наследство талант делать деньги. Любили самолёты, быстрые автомобили и прекрасных женщин. Юлиуш Роман Хейнзль (Heinzl) был замечательным пилотом. (...) Ездил в зелёном кабриолете "Паккард" с красной внутренней обивкой. Красота его первой жены Ирены Новицкой очаровала русского певца и композитора Александра Вертинского. Для неё он написал одну из своих самых прекрасных песен: "Принцесса Ирена". Другая жена Юлиуша, Валентина, была русской. Бежала в Польшу от голода, который господствовал в послереволюционной России. (...) Юлиуш, награждённый Серебряным Крестом "Virtuti Militari", в начале Второй Мировой войны пошёл в армию добровольцем. Был кавалеристом 16-го Полка Великопольских Уланов. Погиб 30 апреля 1940 г., был расстрелян в Катынском лесу."
Свидетельство этого автора кажется мне наиболее достоверным. Вероятно, у писателя-краеведа, родившегося в Лодзи, был более надёжный источник информации, чем чьё-то семейное предание. Дивным образом переплетаются иногда судьбы людей. Русский эмигрант и очаровательная полька Ирена. Русская Валентина с немецкой фамилией von Loppe. Барон Юлиуш Хейнзль, не захотевший назваться немцем в старобельском лагере польских офицеров и получивший пулю в затылок от руки пьяного НКВДэшника во время массовых расстрелов поляков. А ведь мог уцелеть...

Список претенденток можно продолжить. В книге Александра Васильева и ‎Людмилы Лопато "Царица парижских кабаре" ещё одной героине романса "Пани ирена" посвящена отдельная глава. О маркизе Ирине Строцци, балерине и певице, рассказывает Людмила Лопато:

"(...) Ирина Строцци была очень красива и остроумна. Рыжеволосая, чрезвычайно изящная, (...) дочь маркиза Строцци, директора Оперы в Загребе и русской эмигрантки стародворянских кровей она была полна аристократизма и фантазии, умна, очаровательна, эксцентрична, наделена особым характером и шармом. Ирина Строцци родилась в России в 1909 году. Говорила на многих языках (...) Юность Ирина провела в Загребе. Классической балериной Ира не стала и выступала в 1934 году в ревю "Фоли-Бержер" в Париже (...) Жизнь Ирина окончила самоубийством.
Ирина рассказывала не раз, что именно для нее, в ее ранней юности, в Париже 1930 года, Александр Вертинский написал романс «Пани Ирэна»:

Я безумно боюсь золотистого плена
Ваших медно-змеиных волос.
Я влюблен в Ваше тонкое имя "Ирэна"
И в следы ваших девичьих слёз

Исполняя этот романс в Париже, Вертинский выходил на сцену с мячом и со словами:

"Я со сцены, как мячик, Вам сердце бросаю
- Ну ловите, принцесса Ирэн!

-бросал мяч Ирине Строцци. Ей тогда едва-едва двадцать лет исполнилось

Текст первой строфы романса сохранен по книге Лопато. У Вертинского несколько иначе:

Я влюблен в Ваше тонкое имя Ирена
И в следы Ваших слез, Ваших слез...

Форма записи "Ирэна" встречается не только у Людмилы Лопато

Ири­ну Строц­ци, урож­ден­ную Алек­сан­дров­скую (1909-1985), знал весь рус­ский Па­риж трид­ца­тых го­дов. Мар­ки­за Ири­на Строц­ци рас­ска­зы­ва­ла, что для нее в ран­ней юнос­ти в Па­ри­же Алек­сандр Вер­тин­ский на­пи­сал ро­манс "Па­ни Ире­на". А поз­днее, в 1934 го­ду имен­но пре­лес­тной Ири­не Строц­ци он пос­вя­тил хо­ро­шо из­вес­тные стро­ки:

Нас­меш­ни­ца моя, лу­ка­вый ры­жий маль­чик,
Мой неж­ный враг, мой бес­по­щад­ный друг,
Я так влюб­лен в Ваш уз­кий длин­ный паль­чик
И лун­ное коль­цо, и кис­ти блед­ных рук...




Романс "Пани Ирена" был переведен на польский несколько раз. Вот лучший перевод, который приписывают классику польской поэзии поэту Юлиану Тувиму:

Do niewoli mnie wzięła twych słów kantylena
I czerwone twe włosy jak fez
Pokochałem subtelne twe imię Irena
I ślad ciepłych twych łez, twoich łez

Pokochałem tę dumę tę polskość twej ręki
I tę królów błękitną krew
I tę bladość twych lic do zachwytu do męki
Zasłuchanych w serdeczny mój śpiew

Ach czyż można zapomnieć wdzięk ramion dziecinnych
Zapłakane twe usta co drżą
I ten akcent słów polskich wyszukanych i płynnych
Spod zmęczonych twych rzęs które mrżą

I te brwi co skrzydlate i tę skroń Beatrycze
I tę wiosnę co uśmiech twój śle
Ach jak trudno jest kochać w tym świecie obliczeń
Jak źle kochać bez końca tak źle

I wciąż blednąć i cierpieć i w tęsknocie i smutku
Serce w dłoni zacisnąć jak głaz
I wszystkiego się wyrzec i odejść cichutko
I uśmiechać się jeszcze raz wraz

Już nie mogę już nie chcę żyć w tej poniewierce
I witając czar jarzma i pęd
Ja ze sceny jak piłkę dziś rzucam me serce
Łap co żywo princesce Irene


Александр Вертинский песню "Пани Ирена" записал на пластинки два раза: на "Парлофоне" в конце1929 года в сопровождении пианиста А.Блох.

и в Варшаве на "Сирене Рекорд" в декабре 1932 года в сопровождении Ежи Петерсбурского (№ мат 22866 - № кат 3196 и 3890)
Варшавский филиал "Одеона" переиздал романс Вертинского с матрицы "Парлофона.)

Примечание.


Мечислав Свенцицкий (Mieczysław Święcicki) родился 26 марта 1936 года в Сокале, Львовского воеводства, (сейчас в Украине) – польский певец и актёр, артист знаменитого краковского кабаре "Пивница под баранами" .
Выпускник вокального отделения Государственной Высшей Музыкальной Школы в Кракове . Дебютировал в 1956 году в "Пивнице под баранами". Верным этому кабаре остался до наших дней. Хотя позже несколько лет проработал в "Старом театре", в "Театре рапсодии" и в "Театре 38". но затем вернулся в кабаре "Пивница под баранами". Популяризировал в Польше и за рубежом старинные русские и цыганские романсы, в основном песни из репертуара Александра Вертинского, с сольными концертами объездил много стран. В 1970 году фирма "Муза" выпустила его долгоиграющую пластинку с романсами Вертинского на русском и на польском языках.
 
Olga777Дата: Суббота, 21.02.2015, 19:12 | Сообщение # 4
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 718
Статус: Offline
Ах, Ирины! Я вас понимаю. Если бы я была Ириной, то обязательно придумала бы историю, убедительную историю, что "Пани Ирена" мне посвящена. Не шучу, красивое посвящение, чего тут. Но я - не Ирен и даже не Ирина, а потому включая разум и анализируя факты, склоняюсь к прелестной Пани Новицкой. Нет сомнений, что ей посвятил Вертинский свое творение. Он и первую жену в Ирены не случайно окрестил. От Рахили до Ирены... Только воспоминания! Не мог забыть он Ирену Новицкую.
Не согласны? А я вот уверенна.


Не случайны на земле две дороги - та и эта.
Та натруживает ноги, эта душу бередит.
 
КоллекционерДата: Суббота, 21.02.2015, 20:08 | Сообщение # 5
Капельмейстер
Группа: Модераторы
Сообщений: 160
Статус: Offline
Я тоже думаю, что самая правдоподобная история посвящения песни "Пани Ирена" у Ежи Урбанкевича. К тому же, "Пани Ирена", действительно имеет посвящение "Ирине Н-й". Легенда, распространению которой способствовала Ирина Строцци, несомненно, придумана ею. Во-первых, к Польше Строцци не имеет никакого отношения, а песня написана в Польше и
имеет польские "корни". Во-вторых, она говорила, что Вертинский написал "Пани Ирену",
якобы, в Париже в 1930 г., что тоже не соответствует действительности: есть
документ - рижская газета "Сегодня", от января 1925 г., где упоминается, что
Вертинский поет в концерте "Пани Ирену" - гимн прекрасной польке". То есть,
написана она могла быть в 1923 или 1924 г., и до женитьбы на
Рахили Потоцкой.
 
GeorgoДата: Воскресенье, 22.02.2015, 15:47 | Сообщение # 6
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 326
Статус: Offline
Спасибо, Ольга и Сергей, за ценные комментарии. У нас троих - полное единство мнений.

 //Он и первую жену в Ирены не случайно окрестил. От Рахили до Ирены... Только воспоминания! Не мог забыть он Ирену Новицкую.//

Так надёжно окрестил, что и памяти по Рахили не осталось. По злой воле наследников  Александра Вертинского фонд артиста в ЦГАЛИ в значительной части недоступен для исследователей. Каким-то образом удалось отыскать  настоящее имя  Ирены  Вертидис - "Рахиль Потоцкая" - краснодарскому краеведу Виталию Бардадыму. Упомянул его в книге "Александр Вертинский без грима"  (Краснодар: Советская Кубань, 1996). А вот для "вертиниста" Сергея Боровикова, саратовского писателя и журналиста, который несколько десятков лет занимается поиском следов певца, такая трансформация имени от Рахили до Ирены показалась невероятной. Имя  Рахили он впервые встретил  у Бардадыма и чрезвычайно удивился. Цитирую:

"И первой супругой самого Александра Николаевича была, оказывается, Рахиль Потоцкая. Как обычно, В. Бардадым не указывает источников своих сенсаций, тогда как в архиве певца хранится свидетельство (г. Шанхай) о разводе его с Ириной Владимировной Вертидис... Замаскировалась, видимо, сионистка."

Ирена, Ирэн или Ирина? Это разные формы одного и того же имени. Имя греческого происхождения  от имени богини мира  Эйрены  (Εἰρήνη ),  латинская форма - Irena, Irenaea,  современные формы Irena, Irene, Iren, Ira, Jerne, Irina. Такое разнообразие утрудняет поиски информации о Ирене (Ирине) Вертидис.

//есть документ - рижская газета "Сегодня", от января 1925 г., где упоминается, что Вертинский поет в концерте "Пани Ирену" - гимн прекрасной польке". То есть, написана она могла быть в 1923 или 1924 г.,//

Очаровательная Ирина Строцци, действительно, была "принцессой Ирен", наследницей старейшего княжеского рода Строцци, насчитывающего десять веков существования. Но это не даёт ей оснований называть себя героиней романса "Madame Irene", ибо в момент создания романса была она 14-летней девочкой-подростком. А Вертинский тогда был в два с половиной раза от неё старше.
Их мимолётный роман наступил десять лет позже, в 1934 году. А легенду о посвящении ей романса Ирина, "падший Ангел из Фоли Бержер" придумала в 1930 году, когда песня уже исполнялась на эстраде в течении шести или семи лет.
Версия писателя Ежи Урбанкевича о героине романса "Пани Ирена" кажется и мне, хотя и наименее романтической, но наиболее реальной... .
 
SiringoДата: Понедельник, 23.02.2015, 00:28 | Сообщение # 7
Аранжировщик
Группа: Друзья
Сообщений: 124
Статус: Offline
Сколько Ирин, Ирэн вы назвали все, а сколько еще считало, что им посвятил Вертинский эту песню. Они не успели сочинить о себе легенду.
Хотела посмотреть на фотографию, хотя бы одной упоминаемой Ирены, вписала в поисковик и столько Ирен выскочило, прямо, как в жизни.
Но Коллекционер и Пан Георгий провели основательные поиски. Я нигде больше такого исследования не читала. На нашем сайте самое верное.
ИРИНА НОВИЦКАЯ - ВОТ ОТГАДКА! Поздравляю.
 
GeorgoДата: Среда, 17.06.2015, 22:59 | Сообщение # 8
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 326
Статус: Offline


Хочу вернуться к письму Мечислава Свенцицкого
к предполагаемой героине романса "Пани Ирена".
Фотокопия  этого письма представлена на обратной стороне конверта, изданной в 1970 году пластинки "Жёлтый Ангел".
Вот его содержание:

* * *
Многоуважаемая Пани!
Как стало мне известно, Вы оказали большое влияние на творчество Александра Вертинского. Уже несколько лет я исполняю его романсы и мне захотелось Вас отыскать, хочу узнать дополнительные  сведения об этом замечательном артисте - композиторе и поэте. Безуспешны мои поиски, ибо по одним сведениям Вас якобы уже нет среди нас, по другим, будто Вы живете в Лодзи или где-то заграницей.
И вот сегодня радость -  Ваше чудесное  письмо из Мексики, оно мне многое объяснило. Благодарю Вас, прежде всего, за ноты, особенно за "Madame Irene" - песню, которую написал Вертинский для Вас. Вчера в "Польских Грампластинках" я имел возможность записать несколько старых цыганских романсов и песен Вертинского. Я прекрасно понимаю, что многие слушатели, а прежде всего Вы, помните их в оригинальном исполнении и по сегодняшний день испытываете к ним чувства большие, чем простая симпатия.
Возможно, я бы не решился на это, если бы не искренняя поддержка семьи Александра Вертинского после того, как, находясь в Москве, однажды  зимним вечером, я спел несколько романсов Александра в кругу его старых друзей. Исполняя его песни и цыганские романсы, я стремлюсь уберечь их от забвения, ибо, несмотря на то, что звучали они в иной эпохе, для других людей, в них богатство чувств и мысли, близкое нам. Это прекрасные песни.
Некоторые из них я позволил себе исполнять по-русски, имея в виду, что только таким образом можно передать всю красоту этой непереводимой поэзии. Я исполняю их иначе, в ином стиле, по-современному, иногда иронично, а иногда стараюсь выразить климат аутентичного драматизма, благодаря этому приобретают они, как полагаю, новые ценности, близкие к сегодняшним временам. Ибо сегодня песни Вертинского и цыганские романсы имеют для нас обаяние,  подобное обаянию  пожелтевших любовных писем или выцветших цветов, засушенных между страницами старых дневников. Но не только поэтому, ибо, как оказывается, ещё не выцвела и не пожелтела искренняя, настоящая поэзия, которая трогает и приводит в умиление и сейчас, хотя, возможно, уже не до слёз.
Я желаю, чтобы послушав эти песни,  Вы приняли мою интерпретацию, как новый взгляд на ушедшую эпоху, помнили, что исполняет их тот, кого не было на свете в те времена, когда они создавались. Я собирал их в течение нескольких лет в нашей стране и за границей, сегодня отдаю их в Ваши руки.
С выражением уважения, Мечислав Свенцицкий.

* * *
Письмо это  могло бы послужить подтверждением заочного знакомства Свенцицкого с жившей в Мексике баронессой Иреной Кшечковской, но только в том случае, если оно не является  мистификацией краковского певца. По  содержанию письма мы можем понять, что написано оно было в 1970 году незадолго до выхода в свет пластинки "Жёлтый Ангел", за год до смерти адресата в Детройте, то есть не в Мексике, а в США. Но была ли Ирена Кшечковская  реальной "принцессой Иреной", вдохновившей Вертинского на создание песни, это однозначно из письма не вытекает. Я не удивлюсь, если окажется, что Свенцицкий познакомился с дочерью пани Ирены, Галиной Пурской, рассказавшей ему о семейном предании, несколько лет после после смерти её матери, а письмо писалось "на деревню дедушке". В этом случае письмо это отправилось в свет только вместе с пластинкой. Сам певец к теме этого письма в своих многочисленных интервью больше не возвращался.
Возможно, что дополнительные сведения могут оказаться в книге "Нет жизни без романса. Мечислав Свенцицкий и Пивница под Баранами", (Nie ma życia bez romansu. Mieczysław Święcicki i Piwnica pod Baranami”), авторы  Adam Jaźwiecki, Jan Kochańczyk, 2013 год, но не удалось мне её отыскать.

Одни мифы, связанные с историей создания песен, подобны мыльным пузырям и недолговечны. Другие - живут десятилетиями. Я полагаю, что полек с именем Ирена, которым любвеобильный Пьеро бросал, как мячик, со  сцены картонное сердце, могло быть насколько, и одна из них была прообразом лирической героини. Но нельзя исключить, что всё содержание этой песни - всего лишь поэтический вымысел, а лирическая героиня -  образ, сотканный воображением поэта.
 
MacFinderДата: Пятница, 12.08.2016, 08:13 | Сообщение # 9
Зритель
Группа: Пользователи
Сообщений: 11
Статус: Offline
Цитата
В студии во время записи аккомпанировал Вертинскому пианист-виртуоз, известный композитор Eжи Петерсбурский (Jerzy Petersburski), автор «Утомлённого солнца» и «Синего платочка».


Добрый день.

Мне кажется, что именно фамилия Petersburski, по-русски пишется без буквы "г" — Петерсбурский. Во всяком случае в интернете, в большинстве случаев, встречается именно такое написание. Да и в оригинале по-польски буква "g" отсутствует. А вот прилагательное — петербургский, да с "г", что видимо и вводит в заблуждение, но без буквы "с".
 
Olga777Дата: Пятница, 12.08.2016, 12:10 | Сообщение # 10
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 718
Статус: Offline
MacFinder, спасибо!
Конечно, без буквы Г. Именно Пан Георгий не раз писал и ратовал за правильное написание фамилии, но вот ошибся, извините. Увы, Интернет не показатель правильности. Знакомство с сыном Ежи Петерсбурского и переписка с ним подсказали правильное написание фамилии. Спасибо, поправили.


Не случайны на земле две дороги - та и эта.
Та натруживает ноги, эта душу бередит.
 
GeorgoДата: Пятница, 12.08.2016, 12:34 | Сообщение # 11
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 326
Статус: Offline
Уважаемый MacFinder! Спасибо за замечание. Несколько лет назад в теме "Ты и эта гитара" я писал: "У поляков город на Неве именуется "Пэтэрсбург" ("Petersburg"), поэтому допустимы две русскиe формы фамилии: Петербурский или Петерсбурский". Сейчас уже не могу согласиться с этим моим утверждением. Допустима только одна форма: Петерсбурский, в таком виде польская фамилия передаётся в наименее искажённой форме. Поляки произносят Пэтэрсбурски. Фамилии не переводятся, но адаптируются с учётом требований русской фонетики. Спасибо, что заглядываете к нам на сайт.
С добрыми пожеланиями - ГС
 
MacFinderДата: Пятница, 12.08.2016, 23:45 | Сообщение # 12
Зритель
Группа: Пользователи
Сообщений: 11
Статус: Offline
Вам, спасибо. Меня интересует всё что касается А.Н. Вертинского и поэтому я не мог пройти мимо столь качественного текста. Нужно сказать, что прочитал я его конечно довольно давно. А вот с буквой. Сначала я у себя на компе нашёл файлы с разными вариантами написания, на которые я не обращал внимания, ну и полез в интернет. Ваша статья оказалась в выдаче одной из первых, причём с одновременно с двумя вариантами написания ;)

Можно ли сказать, что фамилия Petersburski, по-польски звучит, если написать кириллицей, приблизительно так — Пэтэрсбурски? А Wertyński — Вэртыньски?

Ольга, не стоит извинений, уж за ошибку точно, тем более за не намеренную ;) И спасибо за ссылку, кажется я эту статью уже читал, прочитаю ещё раз для закрепления материала.

С уважением
 
GeorgoДата: Суббота, 13.08.2016, 01:53 | Сообщение # 13
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 326
Статус: Offline
Уважаемый Пан Борис! Вы совершенно правы. Для поляков это привычные польские фамилии, Jerzy Petersburski  они произносят как Ежы Пэтэрсбурски, а Aleksander Wertyński как Александэр Вэртыньски. Русская же фонетическая запись в форме Wiertinskij  у нас здесь выглядит столь же  непривычно и режет слух, как, например, латышская форма Aleksandrs Vertinskis. 
   По теме "Александр Вертинский" посоветую Вам "прочесать" доступные в Сети две русские эмигранские газеты: парижскую "Возрождение" и рижскую "Сегодня". Я не "вертинист", но при поисках попутно встретил там море интереснейшей информации о концертах печального Пьерро и его гастролях. Но, быть может, мой совет для Вас уже запоздалый.
Самых светлых дней! - GS
 
Форум » ДАНЬ ЭПОХЕ » Их соединили музыка и время » Польские следы печального ПЬЕРО (Автор - Георгий СУХНО)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright petrleschenco.ucoz.ru © 2016
Сайт создан в системе uCoz