Форум
Форум
Форма входа


Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья сайта
Информационный портал шансона

Майя Розова. Официальный сайт

Russian Records

Журнал «Солнечный Ветер»


Приветствую Вас, Гость · RSS 04.12.2016, 23:22

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Майя, Georgo, Коллекционер 
Форум » ДАНЬ ЭПОХЕ » Их соединили музыка и время » «Русская» Рига между двумя мировыми войнами (Петр Лещенко, Оскар Строк и другие. Часть 2)
«Русская» Рига между двумя мировыми войнами
GeorgoДата: Пятница, 31.01.2014, 02:23 | Сообщение # 1
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 326
Статус: Offline
Вениамин Чернухин
Декабрь 2013


«Русская» Рига
между двумя мировыми войнами:
Петр Лещенко, Оскар Строк и другие.


Часть вторая


Для всех упомянутых выше людей период времени, о котором мы говорим, был очень плодотворным и от него осталась масса музыкальных произведений, которые помнят и любят до сего дня и которые ещё, наверное, долго будут с удовольствием слушать. Начнем с наиболее известных и непременно надо упомянуть танго «Черные глаза» («Ах, эти черные глаза»). Это произведение было создано в 1928 году, музыку написал Оскар Строк на стихи Александра Михайловича Перфильева.



Александр Перфильев (1895 – 1973) из забайкальских казаков, бывший царский офицер, георгиевский кавалер, белоэмигрант, осевший в Риге, ставший там журналистом и публицистом, а попутно писавший и стихи. Причем стихотворец он был далеко не бесталанный, но человек тихий и многие его стихи использовались без упоминания автора. Есть часто упоминаемая версия, что музыка, сочиненная О. Строком, оказалась особенно удачной и эмоциональной потому, что к незаурядному композиторскому таланту примешались и личные эмоции. У него появились симпатии к некой Лени Либман, 25 лет, обладательнице прекрасных черных глаз, служившей секретаршей в офисе журнала, который намеревался издавать сам О. Строк. В те годы у композитора ещё не было постоянного места работы и он пробовал различные занятия, чтобы прокормиться. Вообще-то по отзывам очевидцев О. Строк страдал некоторой слабостью к лицам прекрасного пола и увлечений у него хватало. Но данный бизнес не пошел, а секретарша исчезла, О. Строк остался разочарованным. Зато мы получили великолепное танго.
Любопытно, что несколько позже похожая история случилась с другим известным композитором Ежи Петерсбурским-Мелодиста и личные эмоции того, вызванные расставанием с любимой девушкой, дали нам другое прекрасное танго «Ta ostatnia niedziela»(«Утомленное солнце»). В 1929 году «Черные глаза» были растиражированы на пластинке под торговой маркой «His Master’s Voice» (эта торговая марка использовалась несколькими компаниями, которые постепенно слились в «EMI»). Исполнителями были базировавшийся в Берлине оркестр под управлением Марека Вебера (уроженец Львова, скрипач и дирижер, чей оркестр был среди лучших в Германии, после 1933 года его музыка была объявлена «дегенеративной», а сам он стал беженцем в Соединенные Штаты) с пением по русски Марка Левина (выступавшего под именем Марек Белоруссов). Далее исполнителем стал П. Лещенко, прославивший это танго. Оно, вернее пластинки с его записью, принесли приличный доход О. Строку и П. Лещенко, А. Перфильев остался несколько в стороне от этого коммерческого успеха. Та же самая пара Оскар Давидович Строк и Александр Михайлович Перфильев создали ещё одно танго под названием «Ответ на «Черные глаза» («Ты все грустишь о черных глазах»), который должна была исполнять певица. Но первым исполнителем и этого танго опять оказался оркестр под управлением Марека Вебера с солистом мужчиной.




Видимо, увлечения О. Строка не ограничивались черноглазыми красавицами. Ибо сочиненную им музыку он посвятил и голубым глазам. Это танго так и называется «Голубые глаза» и было посвящено оно Марии Емельяновой, одной из самых красивых женщин Риги того времени, разумеется, обладательнице голубых глаз. Упоминаются её эстонские корни и иногда имя Эльза, возможно, её второе имя, у католиков и лютеран это было обычное явление. Она была супругой известного рижского предпринимателя, владельца многочисленных кинотеатров в балтийских республиках Василия Емельянова. Ноты вышли с посвящением: «М. И. Ем-вой». Первым исполнителем этого танго стал Петр Лещенко, прозвучало оно в упоминавшейся выше «Альгамбре» и публике сразу понравилось. Случилось это в самом начале тридцатых годов. В 1933 году оно было записано на пластинку в филиале компания «Колумбия» в Вене, в Австрии.

Кроме музыкальных произведений, создаваемых специально для П. Лещенко и К. Сокольского, оба они исполняли песни, созданные и в других странах. Причем на первом месте здесь было совсем не то, что прибывало из Советского Союза, а в первую очередь из Польши, музыкальная культура которой была в те времена одной из самой процветающих в Европе. Более того, Рига часто была каналом, через который то, что создавалось в Польше, проникало в Советский Союз. В 1933 году Петр Лещенко включил в свой репертуар и с большим успехом исполнял вальс под названием «Все за любовь я прощаю» («Milosc ci wszystko wybaczy» в оригинале по польски, в переводе на русский «Любовь тебе всё простит»). В том же году он записал это произведение в филиале студии звукозаписи «Колумбия» в Вене, в Австрии, а в 1935 году сделал запись в студии «Беллакорд» в Риге. Русский вариант стихотворного текста принадлежит самому П. Лещенко, причем он довольно далек от польского оригинала, а музыка — польскому композитору Хенрику Варсу. Первоначальный польский вариант слов был написан поэтом Юлианом Тувимом. Прозвучала эта песня для начала с экрана в польском фильме «Шпион в маске» в том же 1933 году, где её исполнила известная польская актриса, певица и танцовщица Ханка Ордонувна. Хенрик Варшавский (1902 – 1977, Варс он стал в Соединенных Штатах) родом из музыкальной еврейской семьи в Варшаве, написал музыку к более чем ста фильмам в Польше и Соединенных Штатах, один из самых популярных композиторов Польши довоенного времени, воевал с нацистами, попал в плен, сумел бежать, организовал «Теа Джаз» во Львове в 1940 году, ушел с польской армией генерала В. Андерса и далее эмигрировал в Соединенные Штаты.



А упоминавшемуся выше Ежи Петерсбурскому (1895 – 1979) принадлежит музыка ещё одного популярного танго, которое не без успеха исполнял Петр Лещенко, «Ты и эта гитара»(«Ty i moja gitara», это её оригинальное польское название). Первоначальный польский текст написал поэт Анджей Власт (Густав Баумриттер, погиб в Варшавском гетто). Впервые это произведение было в Польше исполнено в 1931 году популярным польским певцом Тадеушем Фалишевским. Композитор родом из варшавской музыкальной семьи еврейских музыкантов – клейзмеров Мелодиста. Учился в Варшаве и Вене, по совету Э. Кальмана стал сочинять легкую музыку, прославился одним из первых европейских танго «Oh, Donna Klara!», затем танго «Ta ostatnia niedziela», бежал от нацистов в Советский Союз, организовал там оркестр, написал «Синий платочек», ушел с армией генерала В. Андерса, жил в разных странах и под конец жизни вернулся в Польшу. Написал текст песни на русском языке, причем близко к тексту оригинала Владимир Ратиновский. В 1933 году в венском филиале фирмы «Колумбия» и в 1934 году в Риге в фирме «Беллакорд» П. Лещенко сделал две успешные записи этого танго.



И, наконец, никак не нельзя не упомянуть ещё одно танго в репертуаре П. Лещенко «Признайся мне» (оригинальное польское название «Przyznaj się»). Оно создано в 1933 году, когда его исполнили и записали на пластинки два ведущих польских певца Тадеуш Фалишевский и Мечислав Фогг. Петр Лещенко написал текст на русском языке не очень удаляясь от оригинала и записал это произведение в британском филиале фирмы «Колумбия» в 1936 – 37 годах. Любопытно, что популярность этого великолепного танго на русском языке благодаря прекрасному исполнению П. Лещенко превзошла его польский оригинал, где оно затерялось среди массы достойных соперников. Авторы польского оригинала песни поэт Людвиг Шмарагд (Людвиг Сонненшайн, популярный поэт-песенник, написал этот текст в возрасте девятнадцати лет) и композитор Артур Голд. Скрипач и композитор Артур Голд (1897-1943) уроженец Варшавы, двоюродный брат Ежи Петерсбурского, вместе с Ежи и своим родным братом Хенриком – самые популярные композиторы и исполнители в довоенной Варшаве, узник Варшавского гетто, погиб в Треблинке.



Из произведений, созданных Марком Марьяновским, наибольшим успехом пользовалось, пожалуй, танго «Татьяна». Оно появилось на свет в начале тридцатых годов и стало одним из первых произведений, исполненных П. Лещенко – певцом. И слова и музыка принадлежат Марку Марьяновскому. Разумеется, они чуть разные по качеству: Марьяновский – композитор заметно сильнее Марьяновского – поэта. Средней руки, довольно шаблонный текст уступает мелодии, яркой и запоминающейся. Впрочем, кажется, именно благодаря тексту это танго завоевало необычную популярность. В Советском Союзе он был объявлен пошлым и мещанским, что вызвало обратную реакцию слушателей и способствовало повышенному интересу к этому танго. Ещё одно очень популярное танго, автором музыки которого является Марк Марьяновский, «Вино любви». И в этом случае стихотворный текст песни также принадлежит композитору. В 1933 году это танго было записано П. Лещенко в филиале студии звукозаписи «Колумбия» в Вене, в Австрии.

Из произведений, созданных Ефимом Скляровым, можно отметить популярное танго «Не уходи» на слова самого Петра Лещенко. Отметим ещё несколько произведений, рожденных в те времена и сохраняющие популярность. Танго «Скажите почему?». Во многих источниках указано, что слова и музыка этого произведения принадлежат О. Строку. Музыка – да, но слова, судя по последним данным Александру Перфильеву, который почти всегда оставался в тени заметно более известных композиторов. Танго опубликовано в авторском сборнике О. Строка «Русский джаз» не ранее середины 1935 года. «Синяя рапсодия», обозначено как слоу-фокс (медленный фокстрот), слова и музыка Оскара Строка, создано в 1935 году. В 1936 году записано на рижской фирме «Беллакорд», а в 1937 году – в Бухаресте, где запись выполнена тамошним филиалом фирмы «Колумбия». При этом к тексту добавлены шесть начальных строк. В 1945 году это произведение привлекло внимание Леонида Утесова. Наум Лабковский, журналист и поэт-песенник написал новый текст, О. Строк в это время жил в Москве и по просьбе Н. Лабковского, который знал его, ибо работал в Риге, он переделал его в танго. Леонид Утесов исполнял его, но уже под названием «Лунная Рапсодия». В 1935 году Петр Лещенко исполняет трогательное и успешное танго «Забыть тебя» (музыка Соломона Шапиро, слова Петра Лещенко) и в 1937 году записывает его на пластинку в филиале фирмы «Колумбия» в Бухаресте, в Румынии.

Можно ещё долго перечислять маленькие шедевры, cозданные Петром Лещенко в содружестве с Оскаром Строком, Марком Марьяновским и др. Надо сказать, что репертуар П. Лещенко был в основном местный, он пел песни, созданные композиторами и поэтами-песенниками, жившими за пределами Советского Союза, частично заимствованный с Запада, а первую очередь из Польши, исполнял он и некоторые советские песни, но немного. Так он выпустил пластинку, где на одной стороне было записано знаменитое танго «Сердце» в его исполнении, а на второй стороне марщ из кинофильма «Веселые ребята». На другой пластинке он исполняет две песни из кинофильма «Дети капитана Гранта» — «Песню о Капитане» и «Спой нам ветер». Музыка всех этих произведений принадлежит композитору Исааку Дунаевскому. Если уж говорить о советских песнях, то чуть больше их было в репертуаре Константина Сокольского, хотя он совсем не был настроен про советски, а больше про латышски. Вообще-то К. Сокольский – первоклассный певец оказался отодвинутым в тень Петром Лещенко, в первую очередь благодаря пластинкам. Немного жаль, ибо К. Сокольский был достоин большего внимания. Это был популярный певец и концерты его обычно проходили при большом скоплении публики. В его репертуаре также было «Сердце», он записал его на пластинку на рижской студии звукозаписи «Бонафон» в начале тридцатых годов, короткое время после выхода на экраны советского фильма «Веселые ребята», где она звучит в исполнении Л. Утесова, и сделал её популярной в Риге. В результате К. Сокольский получил от композитора и с успехом исполнял прекрасное танго «Дымок от папиросы». В его репертуаре была также «Катюша» Матвея Блантера и ещё что-то из советских песен, хотя основу его оригинального репертуара составляли произведения О. Строка и М. Марьяновского, которых он, разумеется, хорошо знал, ибо жили они в одном городе, и с которыми сотрудничал.



Несколько слов ещё об одном музыкальном произведении, одном из немногих, что звучало и в Риге и в Москве, где оно одно время было крайне популярно, а затем объявлено образцом мещанства и пошлости – фокстроте «У самовара я и моя Маша». Он также прибыл из Польши, его автор талантливая женщина-композитор Фанни (Фаина) Гордон (её имя при рождении Фейга Йофе), по мужу Квятковская. Уроженка Ялты (родилась в 1914 году), но жительница Польши с юных лет, куда её семья перебралась спасаясь от гражданской войны и террора большевиков. Музыкального образования Фанни не получила, но несомненно была талантлива. Время сочинения этого фокстрота 1931 год (указывают также 1929 год), он стал широко известным в Польше после исполнения в одном из самых популярных кабаре польской столицы «Морской глаз» («Morskie oko»), слова написал уже упоминавшийся выше Анджей Власт. Сама Ф. Гордон написала оригинальный текст на русском языке и в 1933 году этот фокстрот зазвучал в Риге по русски в исполнении П. Лещенко (он записал эту песню в венском филиале фирмы «Коламбия», причем удлинил текст, дописав несколько строчек), почти в то же время выпустила пластинку с записью этой песни германская фирма «Полидор» («Polydor Records»), а в следующем году её исполнил оркестр Леонида Утесова с ним самим в качестве солиста и записал это быстро ставшее популярным произведение на пластинку. И по «хорошему» и общепринятому советскому обычаю забыв упомянуть имя автора. Песня быстро завоевала необычную популярность, причем её считали в Советском Союзе своей, пока напуганные этой популярностью власти не перевели её в разряд не рекомендованных для уха строителей светлого будущего.

Несколько слов о том, как сложилась в дальнейшем судьба людей, упоминаемых в этой статье. Петр Лещенко продолжал жить и выступать в Бухаресте, столице Румынии. В мае 1942 года он посетил Одессу, в годы оккупации включенную в румынскую провинцию Транснистрия, где дал три сольных концерта в здании Русского драматического театра, прошедшие с большим успехом. В Одессе он знакомится с молоденькой студенткой Верой Белоусовой и женится на ней, разведясь с Зинаидой Закис. Открывает в Одессе ресторан на Театральной площади, где сам выступает. Его пытаются призвать в румынскую армию, некоторое время ему удается этого избежать. В конце 1943 года и до весны 1944 года он служит в Крыму, получает отпуск, перевозит семью своей жены из Одессы в Бухарест. В сентябре 1944 года Бухарест занят частями Красной Армии, супруги Лещенко выступают перед солдатами и офицерами. Далее поначалу всё шло спокойно, многие полагают, что у П. Лещенко был какой-то тайный покровитель – военный в высоком чине, ибо он был весьма популярен в Советском Союзе до войны, хотя его записи распространялись там на полулегальных началах. Но 26 марта 1951 года Петр Лещенко был арестован органами госбезопасности Румынии во время одного из своих концертов. 16 июля 1954 года он скончался в румынской тюрьме.

Оскар Строк не покинул Ригу после того как Латвия была включена в состав Советского Союза.Прошедшие вскоре чистки О. Строка никак не задели, хотя он не имеет ни малейшего отношения ни к рабочим, ни к крестьянам, относится к буржуазии и был человек, в общем, не бедный. Но его не трогают и ему не мешают. Наступает 41-й год и в ночь с 21-го на 22-е июня Германия внезапно нападает на Советский Союз. В те годы карта выглядела иначе чем сегодня. Немецким был сегодняшний Калининград (тогда Кенигсберг) и район Клайпеды (тогда Мемель). А от Клайпеды до Латвии рукой подать. Наступление немцев шло стремительно, да и местное население, озлобленное жёсткими репрессиями советских властей, лишь способствовало немцам. Тем не менее О.Строк с семьёй, хотя и бросив всё имущество, успевает бежать из Риги на территорию Советского Союза. О. Строк попал в Алма-Ату, в Казахстан. Значительную часть военного времени находился в составе фронтовых концертных бригад, пытался ещё продолжать композиторскую деятельность, но все его военные сочинения полностью забыты. Война кончилась, продолжать самостоятельное творческое существование в Советском Союзе, где всё контролируется идеологическими органами, нельзя. И у О. Строка нет иного выхода как подать заявление в Союз Советских Композиторов, который регулировал и организовывал все аспекты жизни советских композиторов. Ему отказывают. На фронте лёгкой музыки в те годы шла борьба с чуждыми советскому обществу стилями и влияниями и с идолопоклонством перед Западом. А О.Строк со своими танго и представлял это западное влияние. Танго в те годы считалось буржуазным танцем, его не танцевали и не исполняли, разве уж под завуалированным названием и лишь изредка.
Но не только музыка, которую он сочинял, была против него. Можно добавить еврейское происхождение (действие происходило в годы борьбы с космополитизмом), проживание в капиталистической Латвии, музыкант не вступил в члены коммунистической партии, а остался беспартийным. Чтобы добыть средства на жизнь, он превращается в обычного музыканта, играющего в ресторанах, кинотеатрах , домах отдыха и тому подобных местах. Ещё более талантливый композитор вообще замолкает, перестаёт писать музыку. И всё это на долгие-долгие годы. Всеми забытый и никому не нужный, произведения его в Советском Союзе не исполняются. Лишь в начале 70-х годов о нём начинают вспоминать и говорить. Ободренный этим О. Строк попытался вернуться к сочинительству. Но долгие годы творческого застоя практически деквалифицировали его. Умер в Риге в июне 1975 года.


Константин Сокольский не покидает Латвии ни после присоединения её к Советскому Союзу, ни после оккупации республики нацистами. Живет тихо, работает в деревне, ему удается избежать отправки в Германию. После изгнания нацистов он становится артистом Латвийской филармонии, затем попадает в опалу, с 1951 года снова на сцене. Сначала выступает, но преимущественно вдали от столиц, потом руководит художественными коллективами в Риге, затем никому не известный пенсионер, тихо доживающий свой век в домике в пригороде Риги. Дожил до того момента, когда Латвия снова стала самостоятельным государством. Умер в мае 1991 года в Риге.

Как и К. Сокольский Марк Марьяновский не покинул Ригу ни при включении Латвии в состав Советского Союза, ни с началом войны между Советским Союзом и нацистской Германией. То ли не смог, то ли не успел, то ли не захотел, этого мы никогда не узнаем. Попал в рижское гетто и затем в концлагерь Бухенвальд вместе со своим сыном Александром. Погиб предположительно в 1944 году, сын его уцелел, он сумел попасть в лагерный оркестр и это спасло ему жизнь.

И, наконец, в завершение ещё несколько слов об Оскаре Строке. В многочисленных публикациях о нём его называют то латвийским, то советским, то русским, то советским русским композитором и исполнителем. Латвийским его назвать весьма затруднительно, О. Строк ничего не сочинял на латышские темы и я не уверен, что он бегло говорил по латышски (Динабург-Двинск-Даугавпилс всегда был и до сих пор остается городом, где много больше говорят по-русски, чем по латышски). Он просто жил в Латвии, что не делает его автоматически латвийским музыкантом. Назвать его советским ещё менее разумно и вообще звучит просто издевательски. Если в Латвии он создал свои лучшие произведения, то Советский Союз начисто выключил его из активной творческой жизни, превратив международно известного композитора и блестящего исполнителя в третьеразрядного никому не известного музыканта. Да и русским его назвать трудновато. Прославился он своими танго, но это музыка совсем не русская, а аргентинского происхождения и с этой точки зрения он больше аргентинский композитор. В России он не создал ничего запоминающегося и при первой возможности уехал в 1945 году из России обратно в Латвию. Есть утверждения, что он сумел в своем творчестве соединить лучшие качества аргентинского танго и русского романса. Но он рос совсем не в атмосфере русского романса, а в атмосфере еврейских народных мелодий, исполняемых клезмерами. В частности группой его собственного отца. Думаю, что у многих его танго, меланхоличных и чуть печальных, много больше именно от еврейских народных мелодий, чем от русского романса. Недаром музыка его танго «Голубые глаза» удачно смогла сочетаться со словами еврейского поэта, писавшего на идише, жившего в Польше и погибшего в концлагере И. Корнтайера превратившись в популярное еврейское танго «Vu ahin zol ich gein» («Куда я должен идти»). Но вообще-то музыка О. Строка без всякого сомнения, интернациональна. Она вызовет эстетическое наслаждение у слушателя такое же как и при прослушивании любого популярного танго, независимо от того, где жил его автор, и место О. Строка в длинном международном списке авторов популярных танго.

Оскар Строк создал много, очень много и в то же время мало, очень мало. Ведь всю вторую половину своей долгой жизни этот талантливый человек по существу молчал. Кто виноват? Эпоха, жизненные обстоятельства? Плохие люди? А может сам Оскар Строк? Вернемся назад в 30-е годы. Европейская известность. Успешные гастроли в разных странах. Достаточно устойчивое материальное положение. Знание нескольких европейских языков. На Западе фашистская Германия. На Востоке большевистская Россия. Знал ли О. Строк, что происходит в обоих странах? Разумеется, да. Рига в те годы была одним из центров зарубежной русской диаспоры и ситуация в Советском Союзе там была хорошо известна. Так зачем же О.Строк оставался в этой мышеловке, которая неминуемо должна была захлопнуться? Он с лёгкостью мог уехать на Запад, почему он это не сделал? Тогда бы, наверняка, мы бы услышали ещё много других танго, к сожалению не написанных. Чья это потеря? О. Строка? Да, но в не меньшей степени и наша тоже…
К сожалению, никто не может дать ответа на этот вопрос. Может быть, это мог сделать лишь сам Оскар Давидович Строк, если он понял, какую ошибку совершил. Но сегодня спросить об этом некого. И поэтому остаётся не отвеченным вопрос, звучащий как и название одного из его бессмертных танго.
Скажите почему, Оскар Строк?


Примечание GS: Танго это, верно написано, "бессмертно". Век минул, а поют его новые поколения артистов. И поют. И тем, кто слушает, оно очень нравится. СКАЖИТЕ, ПОЧЕМУ!!!

Vitali Grebennikov & Modern Fox. ХХI век
 
Форум » ДАНЬ ЭПОХЕ » Их соединили музыка и время » «Русская» Рига между двумя мировыми войнами (Петр Лещенко, Оскар Строк и другие. Часть 2)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright petrleschenco.ucoz.ru © 2016
Сайт создан в системе uCoz