Форум
Форум
Форма входа


Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья сайта
Информационный портал шансона

Майя Розова. Официальный сайт

Russian Records

Журнал «Солнечный Ветер»


Приветствую Вас, Гость · RSS 07.12.2016, 21:14

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » ДАНЬ ЭПОХЕ » Музыкальные истории » Еще одна правда о рождении вальса (Николай Овсянников. Правда-4)
Еще одна правда о рождении вальса
SiringoДата: Вторник, 25.02.2014, 18:31 | Сообщение # 1
Аранжировщик
Группа: Друзья
Сообщений: 124
Статус: Offline
Очень заинтересовала меня судьба "Синего платочка".
Я продолжала читать, что пишут о нем в Интернете? И вот заметила я,
чем больше материалов и версий опубликовано и просмотрено,
тем больше возникает вопросов.
Приведенная мной ниже статья принадлежит перу
московского музыковеда Николая Овсянникова,
известного по многочисленным статьям,
опубликованным в журнале "Музыкальная жизнь".
Я внимательно прочитала статью, но возникли вопросы,
которыми я решила поделиться,
но об этом поговорим позже, сначала познакомьтесь со статьей.


АЛЕФ

Ежемесячный международный еврейский журнал

Легенды XX века
Николай ОВСЯННИКОВ, Россия

От «Небесной косыночки» —
к «Синему платочку»


Из первой тройки самых любимых народом песен периода Великой Отечественной войны («Синий платочек», «Катюша», «Огонек») та, что названа первой, стала подлинным долгожителем, сохранив необычайную популярность на протяжении нескольких десятилетий. В памяти, по меньшей мере двух поколений советских людей, «Синий платочек» неразрывно связан с именем столь же популярной, как и сама песня, и, на мой взгляд, лучшей эстрадной певицы страны ХХ века Клавдии Ивановны Шульженко (1906–1984). «Платочек» был впервые исполнен ею весной 1942 года на Волховском фронте и с того времени неизменно сохранялся в репертуаре артистки практически до ее кончины.

Между тем своей исключительной судьбой «Синий платочек» обязан не одной лишь Клавдии Ивановне. Не стоит забывать, что к тому моменту, когда Шульженко впервые спела эту песню, ее в течение двух лет с успехом исполняли две выдающиеся эстрадные певицы 1920–1940-х годов — Изабелла Юрьева и Екатерина Юровская. Есть, однако, веские основания считать, что ни та, ни другая не были, что называется, первооткрывателями «Платочка». Да и исполнялась вначале песня (правда, не публично и только ее создателями) не по-русски, а по-польски. Ее исконное название — Niebieska chustеczka, то есть «Небесная косыночка», а авторами этого мелодичного ностальгического вальса были довоенный польский драматург и поэт-песенник Артур Тур и король польского танго Ежи (Георгий) Петербургский (1897–1979). Место создания песни — бывший польский город Белосток, где в начале Второй мировой войны Ежи работал в местном Театре миниатюр. Ностальгические стихи А. Тура были, очевидно, навеяны ассоциацией событий сентября 1939-го с событиями 1914–1915 годов, когда польская земля сделалась ареной кровопролитных столкновений двух воюющих держав и когда, как поется во втором куплете его «Косыночки», «во время войны я покинул твой городок, чтобы скитаться по свету». Почему с уверенностью можно говорить, что в польском варианте поется именно о событиях Первой мировой войны? Да потому что в третьем куплете расставанье с девушкой в «небесной косыночке» вспоминается как далекое прошлое, о котором не стоит жалеть, так как «пламя нашей любви давно погасло».
Если жизни поляка Артура Тура захватившие его страну немецкие войска поначалу как будто не несли прямой угрозы, то Ежи Петербургскому, сыну варшавских евреев Якуба и Паулины Мелодиста, оставаться в оккупированной Польше означало почти верную гибель. Между тем занятый Красной армией Белосток, где оказался композитор, вскоре стал своеобразным культурным центром присоединенной к СССР территории бывшего Польского государства. Из числа польских джазовых музыкантов-беженцев там был создан Белорусский республиканский джаз-оркестр, возглавить который предложили Ежи Петербургскому и его компаньону Артуру Гольду.
Именно этот оркестр, приехавший весной 1940 года с гастролями в Москву, впервые на русской земле (в столичном саду «Эрмитаж») сыграл музыкальную импровизацию на тему «Небесной косыночки». Присутствовавший на концерте поэт-песенник Яков Галицкий попросил у композитора разрешения написать на понравившуюся ему мелодию слова и, узнав, о чем в общих чертах было стихотворение А. Тура, сочинил следующий текст:

Кончилась зимняя стужа,
В дверь постучалась весна.
С лаской согрета,
Девицам лета
Даль голубая ясна.

И той порой
Под любимой зеленой сосной
Мелькнул, как цветочек,
Синий платочек,
Милый, хороший, родной…


Песня сразу вошла в новейший репертуар самых популярных эстрадных исполнительниц, и в сентябре того же года ее записала на пластинку И. Юрьева, которой аккомпанировал ансамбль под управлением Симона Кагана. Следующей певицей, увековечившей старый вариант «Платочка», была Е. Юровская, записавшая песню в декабре того же 1940 года под аккомпанемент пианиста Бориса Мандруса. Третьей стала Лидия Русланова, в апреле 1942-го записавшая фонограмму песни на Всесоюзной студии грамзаписи. Тогда же было выпущено несколько пробных пластинок, однако по какой-то причине издание было приостановлено, хотя матрицы сохранились, что много лет спустя позволило сделать эту запись общедоступной.
В дальнейшем три названные певицы уже не пытались исполнять песню, так как весной того же года появился самый известный текст «Платочка». От Галицкого осталось одно название. Автором новых слов стал офицер Красной армии, младший лейтенант М.А. Максимов, предложивший свои стихи Клавдии Шульженко во время ее апрельского выступления на Волховском фронте. Этот вариант, называемый филофонистами военным, принес «Синему платочку» не только славу самой любимой песни времен войны, но и поистине мировую известность. В октябре 1942 года он вышел на пластинке, где Клавдии Шульженко аккомпанирует джаз-оркестр под управлением В. Семенова.




Судьба главного создателя песни (ибо мелодия, что ни говори, является ее основой) Ежи Петербургского была не менее интересной, чем судьба его «Небесной косыночки». В начале Великой Отечественной войны он сумел попасть в ряды знаменитой армии В. Андерса, с которой позже очутился в Египте, ставшем ареной ожесточенных столкновений между фашистской Германией и Великобританией. Фактически Ежи был армейским капельмейстером 120-тысячного польского соединения. В 1942–1943 годах в Каире он вел цикл радиопередач «Польские часы».
А в 1947–1967 годах композитор проживал в Аргентине, на родине своего самого любимого жанра — танго. Там вместе со своим соотечественником Казимиром Круковским руководил театром El National, сотрудничал с выдающимся аргентинским маэстро Астором Пьяццолой и другими мастерами танго.

Любопытно, что маленький след аргентинских музыкальных симпатий Ежи Петербургского можно обнаружить и в «Синем платочке», стоит лишь внимательно послушать удивительно красивый вальс 1920-х годов известного аргентинского композитора Р. Скьяммареллы «Здоровье, деньги и любовь». Кстати, ни тем, ни другим, ни третьим Ежи Петербургский обделен не был. Он прожил 84 года. Благодаря своему огромному таланту и трудолюбию всегда хорошо зарабатывал, имел успех у женщин и два счастливых брака.
Король польского танго умер и похоронен в родной Варшаве. Его мировые шлягеры «Танго милонга», Ta ostatnia niedziela (известен у нас как «Утомленное солнце») и «Ты и эта гитара» (как тут не вспомнить Петра Лещенко!) ставят Ежи Петербургского в ряд выдающихся танговых композиторов ХХ века.


Статья прочитана 986 раз(a)

ПОСЛЕСЛОВИЕ (Сиринго):
Прочитало статью на сайте журнала 986 человек, и никто не заметил ошибок? Лично моё недоумение началось от названия статьи: "От «Небесной косыночки» — к «Синему платочку»". Я раньше тоже не заметила бы, но, если человек хотя бы что-то знает об этой истории, то должен был заметить. Читаем дальше объяснение заголовка:
"Ее исконное название — Niebieska chustеczka, то есть «Небесная косыночка»."

Я из материалов нашего сайта узнала, что родилась польская песня не в 39-м году, а на четверть века позже - летом 67-го года (в польском варианте это не какая-то «Небесная косыночка», а, как всем известно, "Маленький синий платочек" - песня о разлуке и о синем носовом платочке, подаренном парнем девушке при расставании). Известно, что позже некоторые польские исполнители иногда пользовались названием "Маленький голубой платочек". Голубой цвет приятнее глазам.
А всё это ведь значило бы, что Овсянников здорово напутал, ведь в действительности история песни развивалась от текста Галицкого через разные военные варианты к польскому тексту Артура Тура. Здесь Овсянников ошибся, предполагая, что Тур сочинил польский текст до появления текста Галицкого.
А если автор в этом ошибся, то ошибочны и последующие выводы.
Рассуждения автора об отражении в польской песне атмосферы Первой Мировой войны, как мне кажется, не соотвтствуют правде. Как я поняла, лирический герой этой польской песни - солдат Армии Андерса, вынужденный скитаться по свету после окончания войны. Так скитались по миру многие тысячи поляков. Не мог Артур Тур сочинить польский текст в 39-м или 40-м году, так как в это время, сужу по его биографии, представленной на нашем сайте, он находился в оккупированной Варшаве, пребывая сначала в еврейском Гетто, позже укрывался под чужой фамилией.

"Если жизни поляка Артура Тура, захватившие его страну немецкие войска, поначалу как-будто не несли прямой угрозы..." - пишет автор. Действительно, для "поляка Тура" угроза гибели была бы, возможно, меньшей, но Тур был не поляком, а евреем (настоящая фамилия Цвибак). Только чудом удалось ему избежать газовых камер Треблинки.
Ещё одна изюминка автора: "Из числа польских джазовых музыкантов-беженцев там был создан Белорусский республиканский джаз-оркестр, возглавить который предложили Ежи Петербургскому и его компаньону Артуру Гольду". Музыковед непростительно перепутал братьев Артура и Генриха. Биография Артура Гольда есть у нас на сайте. Не мог Гольд быть с Петерсбурским в советском Белостоке, ибо немцы вывезли его вместе с оркестром в лагерь смерти Треблинка, где и погиб. Артур Гольд с Петерсбурским был до войны в Варшавском оркестре. Руководителями Первого Государственного джаз-оркестра БССР на нашем сайте названы Зигмунт Карасинский, Ежи Бельзацкий и Эдди Рознер. Оркестр Генриха Гольда, к которому присоединился Ежи Петерсбурский, был организован во Львове и к белорусскому республиканскому джаз-оркестру не имел отношения. Так я поняла, но может я ошибаюсь.
Вопрос возник у меня и в связи с текстом Галицкого, приведенным в статье. Откуда это: "С лаской согрета девицам лета..."? Нарочно не придумаешь.

И еще у автора читаю:
"Любопытно, что маленький след аргентинских музыкальных симпатий Ежи Петербургского можно обнаружить и в «Синем платочке», стоит лишь внимательно послушать удивительно красивый вальс 1920-х годов известного аргентинского композитора Р. Скьяммареллы «Здоровье, деньги и любовь»."
Мне стало любопытно. Нашла я в Сети и послушала вальс "SALUD, DINERO y AMOR" композитора Rodolfo Sciammarella. Ничего общего, пусть простит меня автор заметки, с мелодией Петерсбурского. Красивый вальс, но не "Синий платочек". А вот старинная русская песня "Люблю я цветы полевые" в исполнении и подаче Вадима Козина очень похожа. Вадим Козин вспоминал старинную песню с такими словами, которую пела его мама: "Мать возьмет палисандровую гитару, запоет "Люблю я цветы полевые, люблю их от чистой души, красивы анютины глазки, как дивно они хороши...". Козин переделал старинную песню, исполнив на мелодию "Синего платочка"?



Мои замечания я могла бы продолжить, но не буду. Нет, еще одна странность. Я не поняла, почему к заметке дали портрет Фогга. Это наверное не вина автора, а тех, кто оформлял. Мы не будем повторять эту, не знаю, чью, оплошность. И последний, не к Овсянникову вопрос. Гаркави пел "Синий платочек". Какой он пел вариант? Никто не слышал?
 
GeorgoДата: Вторник, 25.02.2014, 22:55 | Сообщение # 2
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 326
Статус: Offline
Спасибо, Людмила, за представленную статью. С замечаниями полностью согласен. Вижу, что не совсем чисто сработал свой материал музыковед Николай Овсянников. Действительно, огрехи статьи заметны даже такому любителю, как я, средне знакомому с темой. Каждый из нас способен оценить.
Как гласит польская поговорка: "Какой конь есть - каждый сам видит".
Кстати, в польском языке нет слов "косынка" или "косыночка". Косынку от беды можно перевести на польский, как "треугольный платок". Я тоже заметил, что в польском тексте Артура Тура платочек, как женский головной убор, не упоминается. Использование автором статьи какой-то мифической польской небесной косыночки просто нелепо. Я постараюсь через день-другой написать и поставить на форум cвой материал об истории создания польского варианта песни "Niebieska chusteczka".

Варианта "Синего платочка" в исполнении Михаила Гаркави я, к сожалению, не смог найти. Вероятно, записи на пластинки не было, исполнял он вальс на фронтовых концертах своей жены Лидии Руслановой. Говорят, что муж и жена - два сапога - пара, значит весьма правдоподобно, что пел он текст, известный нам с фонограммы Руслановой, текст тот отличается от первоначального текста Якова Галицкого. Некоторые источники называют Михаила Гаркави соавтором текста песни. Другие добавляют в соавторы поэта Павла Германа.
 
MiguelДата: Четверг, 27.02.2014, 11:52 | Сообщение # 3
Аранжировщик
Группа: Проверенные
Сообщений: 18
Статус: Offline
К сожалению, зачастую желание "музыковеда" сделать очередное "открытие" в области, где крайне трудно отыскать какую бы то ни было информацию, перевешивает и на свет появляются такие творения. А если к этому еще добавляется некритичное отношение к себе, пиши пропало… Хотя намерения обычно самые благие… (но благими намерениями, как известно…).
 
GeorgoДата: Четверг, 27.02.2014, 19:26 | Сообщение # 4
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 326
Статус: Offline
Уважаемый Михаил Иванович! Согласен с Вами. Из-за отсутствия надёжных источников информации в Сети часто рождаются и широко распространяются бездоказательные мифы. Вера Георгиевна, которая болезнено воспринимала обильно встречающиеся в СМИ измышления на тему творчества Петра Лещенко, не один раз советовала нам почаще пользоваться вводными словами: "возможно, вероятно, или быть может я не прав, но мне кажется". От ошибок никто не застрахован, ведь иногда ложная тропа кажется столь убедительной, что даже опытных первопроходцев может завести в болото. И тогда рождается и распространяется в Сети "информационный вирус", обычно без ссылки на первоисточник. Вот читаю в польской Сети о Якове Галицком: "настоящая его фамилия Макович-Гольденберг". Автор "открытия" серьёзный исследователь эстрады Войцех Домбровский. Хочу поделиться этой новостью на сайте, но останавливает меня мысль, а может автор увидел: Яков Маркович Гольденберг и добавил, пропустив случайно одну букву, отчество к фамилии? А интернавты-"платочковеды" разносят эту новость по сайтам. Рядовому любителю трудно проверить достоверность информации, интуиция часто вводит нас в заблуждение, очень важно при подаче неизвестных ранее фактов ссылаться на первоисточник. Другого пути я не вижу. Я полагаю, что в большинстве случаев непроверенные информации распространяются по Сети из-за неряшливости авторов сообщений. Напоминает это известную детскую игру в "испорченный телефон".
 
Olga777Дата: Четверг, 27.02.2014, 22:19 | Сообщение # 5
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 718
Статус: Offline
Позвольте вернуться к сходству "Синего платочка" с "Цветами полевыми" в исполнении Вадима Козина. Людмила, согласна, что с вальсом "SALUD, DINERO y AMOR" композитора Rodolfo Sciammarella у платочка нет ничего общего, а вот с "Цветами полевыми" - один в один. Но пока не нашла я другого исполнения этой песни, только Козина.
О песне "Люблю я цветы полевые" поинтересовалась у Анатолия Костырина, истинного хранителя памяти Вадима Козина. Так вот Анатолий пишет: "Есть у Козина эта песня, стихи неизвестного автора. До революции, по словам Вадима Алексеевича, именно на мелодию нынешнего "Синего платочка" пели "Люблю я цветы полевые, люблю их от чистой души...". Многие романсы были переделаны после революции на марши, а откуда в одночасье было их брать?...".
У Козина есть обе записи - "Цветы полевые" и "Синий платочек".
Найдя оригинальные ноты дореволюционного варианта, можно что-то утверждать, а так домысливать, кто у кого заимствовал, не хочется. Не хочется, а вот в голове крутится, вертится. Сочиняются истории создания "Платочка", а все, возможно, было намного проще. В поисках "Цветов полевых" услышала одну похожую мелодию, но отдаленно похожую. Ведь мог Вадим Козин неточно запомнить, как пела "Цветы полевые" его мама. Слова помнил, а мелодию немного изменил. Возможно "Синий платочек" и напомнил ему песню, которую пела мама. Похожую, но немного другую. Семь нот, похожесть возможна. А?


Не случайны на земле две дороги - та и эта.
Та натруживает ноги, эта душу бередит.
 
SiringoДата: Пятница, 28.02.2014, 21:24 | Сообщение # 6
Аранжировщик
Группа: Друзья
Сообщений: 124
Статус: Offline
Olga777, похожесть, согласна. возможна. Мне непонятна путаница, которую вносят музыковеды. Не могу оправдать это даже благими намерениями. Простите, Miguel.
Не могу назвать серьезным исследователем Домбровского, который отчество с фамилией перепутал. Простите, Пан Georgo.
Olga777, я не могу найти ноты, даже исполнителей других, кроме Козина. Продолжаю поиск.
 
Форум » ДАНЬ ЭПОХЕ » Музыкальные истории » Еще одна правда о рождении вальса (Николай Овсянников. Правда-4)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright petrleschenco.ucoz.ru © 2016
Сайт создан в системе uCoz