Форум
Форум
Форма входа


Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья сайта
Информационный портал шансона

Майя Розова. Официальный сайт

Russian Records

Журнал «Солнечный Ветер»


Наш код баннера
Петр Лещенко. Официальный сайт



Приветствую Вас, Гость · RSS 30.03.2017, 17:35

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » ДАНЬ ЭПОХЕ » Музыкальные истории » ГОЛУБОЙ ПЛАТОЧЕК ДОЧЕРИ МИХАИЛА МАКСИМОВА (ТАТЬЯНА КУДРЯВЦЕВА "ЛЕНОЧКА")
ГОЛУБОЙ ПЛАТОЧЕК ДОЧЕРИ МИХАИЛА МАКСИМОВА
SiringoДата: Суббота, 05.09.2015, 20:49 | Сообщение # 1
Аранжировщик
Группа: Друзья
Сообщений: 128
Статус: Offline
Татьяна Кудрявцева
«Маленьких у войны не бывает»
Глава ЛЕНОЧКА



Елена Максимова, выпускной класс.

Леночка считала, что они живут в бомбоубежище. На самом деле это были подвалы Эрмитажных дворцов. Великие архитекторы, которые возводили дворцы, всё продумали на века — не только парадные залы. Подвалы предстали сейчас перед людьми, как подземное царство со старинными арками и проёмами. А главное, подвалы имели несокрушимые своды, поэтому легко могли превратиться в убежища. И для картин, и для людей! Люди обжили это пространство,  как сумели: окна заложили кирпичами, навесили железные двери, быстро сколотили топчаны (это нары такие, где спят). Топчаны громоздились повсюду. Самые лучшие места были в нишах. Но ниш на всех не хватило.


Александр Никольский. 3-е бомбоубежище. 1941
© Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург. 2014


Топчан Леночки и мамы под номером 620 и бабушкин, 619-й, стояли в проходе между нишами. А по потолку змеились толстые и тонкие трубы. Тепло от труб, конечно, не шло, ведь ничего не работало. Но разглядывать эти хитросплетения было интересно. В бомбоубежище Леночку с бабушкой и мамой папа привёл. Он записался в добровольцы и попал на Волховский фронт. Сначала был помощником командира в стрелково-артиллерийском батальоне. Папа храбро воевал, ему быстро присвоили лейтенантское звание и направили работать во фронтовую газету. Газета называлась очень правильно: «В решающий бой!» Вот именно, что папа был в решающем бою.


Елена Максимова(справа) с подружкой 22 июня 1941 года. Петергоф

Сначала их бомбоубежище располагалось со стороны Невы.Входить надо было в первую дверь налево, после Зимней канавки. Но в реку часто попадали бомбы замедленного действия. Вся земля от них колыхалась. В том бомбоубежище стало опасно, велели перейти в другое. Бабушка, мама и Леночка медленно побрели — переводиться. Завернули с канавки к Дворцовой площади… и тут... Раскалённые осколки снаряда как посыплются им под ноги! Едва успели отскочить. А Атланты не успели, одного из них фашисты ранили! Кирпичные крошки из портика краснели на снегу, как капли крови. Атлантам никуда отсюда не убежать, они же гранитные, стоят и держат на плечах небо. Эти исполины очень нравились Леночке. Они настоящие стражи!


Сергей Михайлов. Бомбоубежище в Эрмитаже. Ноябрь 1941 года
©Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург. 201
4.

А зимой, в очень холодное время, они тогда с подружкой катались во дворе на ледяной дорожке, да, точно, совсем перед Новым годом, подвальный люд выставку посетил. Конечно, одеты все были не по-праздничному, кто в фуфайке, кто платком обмотан, кто шарфами, то есть в самое тёплое, что у кого было, — но это не самое важное. Самым важным были картины. Их архитектор Никольский написал во время блокады. Выставка открылась в третьем бомбоубежище, где он жил. Стоять — сил ни у кого не было. Сели кто куда. Художник тоже примостился на стуле. А на сиденья и подлокотники кресла положил картины и сказал:— Буду показывать! Все начали рассматривать его творения. На них Нева была запечатлена, моряки, яхта «Полярная звезда», а ещё эрмитажные залы и подвалы. Люди сразу узнали свои бомбоубежища и встрепенулись.
Никольский и себя изобразил: как он склонился над чертежами, а над ним — свод. На своде надпись, не по-русски, по латыни: «Не трогай мои чертежи!» Это великий древний грек сказал, Архимед. Он был учёный и изобретатель. В один не прекрасный час греков захватили римляне. И когда один из вражеских воинов занёс над Архимедом меч, Архимед ему спокойно так: «Не трогай мои чертежи!»И мы Гитлеру примерно это сейчас «говорим». Когда выставки проводим и праздники.
У нас и студень, и оладьи бывают. Студень варят из столярного клея, а оладьи поджаривают на олифе. Оладьи, правда, из картофельных очисток, но вку-усные! А клей с олифой нашлись, потому что в музее ремонт хотели делать как раз перед войной…Жаль, Рождество отметить вместе не смогли.
Накануне этого дня в подвал вбежал директор Эрмитажа — его все знали и любили. Имя у него трудное, а фамилия — Орбели. Очень красиво звучит, как танец с саблями. Орбели - академик, а не эвакуировался. Со своим музеем остался, ценности спасал и людей. Орбели вбежал и закричал:
— Быстро собирайтесь! Бомба попала в водопровод.
Люди высыпали на морозную улицу. Скоро с фронта приехал Леночкин папа и забрал свою семью в Волхов, там его фронтовая газета выходила. Потом переправил их на Большую землю, в Череповец


ЕЛЕНА МИХАЙЛОВНА ПЕТРОВА


Адриан Каплун. Сбитый вражеский самолёт над Эрмитажем. 1942
© Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург. 2014.


Леночкиного папу звали Михаил Александрович Максимов. Он был очень одарённым человеком: писал стихи, пел. Говорят, музыкальный слух имел абсолютный. Именно он сочинил слова песни, которую в войну знали все-все. Песня называется «Синий платочек». Её пела Клавдия Ивановна Шульженко. Она приехала как раз на Волховский фронт, а лейтенант Максимов, познакомившись с ней, подарил этот текст. Помните: «Строчит пулемётчик за синий платочек, что был на плечах дорогих…» Наверняка папа и про свою семью думал, когда складывал песню.


Анна Максимова и Михаил Максимов (весна 1945 года), родители Леночки Максимовой (Петровой)

Елена Михайловна живёт теперь в Болгарии. Однажды она прислала письмо в Эрмитаж, вспоминая блокадную зиму, проведённую в музейных подвалах. Я долго перечитывала эти строчки. И много других воспоминаний прочла про героические бомбоубежища Эрмитажа. Героическими их сделали люди. Художники Вера Милютина, Вячеслав Пакулин, Василий Кучумов запечатлевали блокадный город. Будущий академик и будущий директор Эрмитажа Борис Борисович Пиотровский завершал серьёзный научный труд — о древнем государстве Урарту, открытом его экспедицией ещё до войны. В 1946 году он получил за это Государственную премию. А архитектор Лев Александрович Ильин успел написать прекрасную книгу «Прогулки по Ленинграду», с собственными иллюстрациями. Лев Ильин погиб во время бомбёжки в декабре 1942 года на Невском проспекте… Все эти люди были соседями Леночки по эрмитажным подвалам. Свой альбом академик Александр Сергеевич Никольский так и назвал: «Собрание рисунков, сделанных в 3-м бомбоубежище Эрмитажа частью с натуры, частью по памяти во время осады Ленинграда осенью и зимой 1941 года». Первые Арки Победы он вычертил тогда же. Когда в городе Нюрнберге судили фашизм, академик Орбели тоже выступал на суде. И в качестве документа привёл рисунки академика Никольского. Это были не просто произведения искусства, но настоящие «свидетели обвинения».
 
NataliДата: Понедельник, 07.09.2015, 20:15 | Сообщение # 2
Зритель
Группа: Друзья
Сообщений: 14
Статус: Offline
Плачу. Очень трогательный очерк. Преклоняюсь перед мужеством и красотой "Леночки".

Всё будет хорошо!
 
VlaDeminДата: Понедельник, 07.09.2015, 20:36 | Сообщение # 3
Аранжировщик
Группа: Проверенные
Сообщений: 113
Статус: Offline
Очень яркая женщина Елена Петрова. Такое детство, столько видела горя. Заслужила светлых и радостных дней. От души желаю Елене Петровой здоровья и долгие лета, Ваш ВВД
 
Форум » ДАНЬ ЭПОХЕ » Музыкальные истории » ГОЛУБОЙ ПЛАТОЧЕК ДОЧЕРИ МИХАИЛА МАКСИМОВА (ТАТЬЯНА КУДРЯВЦЕВА "ЛЕНОЧКА")
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright petrleschenco.ucoz.ru © 2017
Сайт создан в системе uCoz