Форум
Форум
Форма входа


Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья сайта
Информационный портал шансона

Майя Розова. Официальный сайт

Russian Records

Журнал «Солнечный Ветер»


Приветствую Вас, Гость · RSS 08.12.2016, 21:09

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Olga777, Georgo 
Форум » Лещенко Петр Константинович » Истории с географией » ВЕХИ НА ПУТИ 40-х. Часть-2 (Иван Казнадий, Петр Лещенко и маршал Конев.)
ВЕХИ НА ПУТИ 40-х. Часть-2
GeorgoДата: Суббота, 12.01.2013, 02:23 | Сообщение # 1
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 326
Статус: Offline
СКРЕЩЕНЬЕ СУДЕБ
Георгий СУХНО
Скерневице, Польша.
Январь, 2013 год
 

В дополнительных материалах об участии Петра Лещенко
в концертных программах
для советских воинов в середине сороковых,
в переписке с Сергеем и в воспоминаниях его отца Ивана Казнадия
достаточно часто встречается имя советского маршала
Ивана Степановича Конева (1897–1973).



По воспоминаниям очевидцев, Иван Степанович не любил,
когда при нём кто-нибудь начинал рассуждать,
что место маршала не на передовой, а в штабе. Сам генерал-лейтенант,
а потом маршал Конев, по его словам, «все передовые исколесил».

У маршала Ивана Конева и Петра Лещенко схожая юность. Конев был лишь на полгода старше Лещенко. Оба родились в бедных крестьянских семьях, оба закончили военные школы, оба в юности прошли боевое крещение на фронтах Первой Мировой войны. Но когда в России началась братоубийственная Гражданская война, их пути разошлись.
Пётр Лещенко пошёл с теми, кто пытался погасить пожар, охвативший родной дом. Иван Конев оказался среди тех, кто пожар этот раздувал.
Еще оба они любили русские песни. Конев гордился Ансамблем песни и пляски 1-го Украинского фронта, коллектив которого прошёл вместе с маршалом по дорогам войны от Киева до Берлина. Знал и любил он песни Петра Лещенко.
В одно и то же время судьба подарила им обоим настоящую любовь.


 

Будущим женам Ивана Конева и Петра Лещенко - Антонине и Вере было по 19 лет, когда они познакомились со своими суженными. Мадонной Конева стала хуторянка, а при встрече военная санитарка Тоня, которая, как и Вера Лещенко была на 25 лет моложе своего избранника.

Для многих встречи с Петром Лещенко и Иваном Коневым стали судьбоносными


  


Иван Казнадий. Петр Лещенко. Иван Конев


Из письма Сергея Казнадия, перевод с украинского отрывка из интервью Ивана Казнадия:

― … О встрече с Петром Лещенко отец упоминал не раз. Мне кажется, эта, хотя и кратковременная их встреча и выступление Петра Лещенко в концерте, который вел отец, могли стать той самой "Божьей искрой", которая окончательно сформировала театральную судьбу отца. Ведь, буквально два года спустя, он поступил в Киевский театральный институт.
В том интервью отец вспоминает и свой разговор с Иваном Коневым, который, как и Петр Лещенко, повлиял на выбор отцом профессии. То были, видимо, судьбоносные встречи. Отцу моему тогда было 20 лет.


Иван Казнадий корреспонденту газеты «Кировоградская правда»:

История первая.

― Я - ведущий концерта ансамбля механизированных и бронетанковых войск 1-го Украинского фронта. Город Штадлау. Подходит ко мне человек и просится выступить в концерте. Я говорю: "Вон стоит руководство, подойдите к ним".
"Да, - говорит он, - мне неудобно".
Иду сам и докладываю: "Там какой-то Петр Лещенко просится выступить в концерте".
"Где он?" - спохватывается генерал-лейтенант Крайнюков¹, начальник политотдела 1-го Украинского фронта.
В концерте Петр Лещенко исполнил свою знаменитую песню "Я тоскую по Родине..."


История вторая.

― А вот, посмотрите, благодарность командования, подписанная легендарным Коневым и уже упомянутым Крайнюковым. Подходит ко мне Крайнюков и говорит: "Казнадий, тебе боевое задание, надо бронетанковым войскам фронта показать образ Ильича". Было это в Польше в городке Гурно. Полевой клуб разместился в казармах фельдмаршала Паулюса. Тут готовили его отборные войска. Я первый раз увидел туалеты, отделанные кафелем. Я также впервые спал здесь на перине. Спали мы, экипаж танка, как? Метр настеленных сосновых веток, застилаем одной шинелью, а еще тремя укрываемся, - ведь дождь, снег, мороз... Постановку смотрел Конев. После спектакля подошел ко мне, спросил: " Как звать?" - "Ваней". "Ванечка, ты хорошо сыграл. Ты особый человек, если, кроме прорывов, еще и этим занимаешься. Ты должен быть в театре». И после этого, я получил эту благодарность.

В книге Веры Георгиевны Лещенко "Скажите, почему?!" тоже описывается встрече с Иваном Коневым:

― …С приходом наших войск ритм нашей концертной жизни заметно оживился. Тебя стали часто приглашать выступить перед советскими войсками. Практически на все концерты ты брал меня, но иногда работал один.
К тебе с просьбой выступить обращалось советское военное командование, ты никому ни разу не отказал. О гонорарах и речи не было.
Были концерты и частного характера. Маршал Конев прислал машину и пригласил нас к себе в литерный вагон. Он был проездом в Будапешт. Купе-вагон. Огромный стол, во главе которого сидел Конев. Он встал, поприветствовал нас, предложил присесть. Разговор ни о чём: погода, красоты Бухареста.
Ты, кстати, никогда не использовал такие ситуации. Никогда ни о чём не попросил — ни Конева, ни Водопьянова, ни Жукова. Ты официально и честно через консульство передавал прошения о возвращении в Россию.
У Конева мы пробыли около часа. Пели наш обычный репертуар. Ты с гитарой, я с аккордеоном. Маршал был благодарен нам. Тебе руку крепко пожал, мне поцеловал. Пожелав друг другу удачи, мы расстались.
В течение трёх лет мы с концертами проехали Румынию с востока на запад, с севера на юг. На всех больших и малых концертных площадках военных было битком. Звёздочки на погонах сверкали золотом, по две и три больших звёздочки. Скромных, с сержантскими лычками в зале не встречали. Чины поменьше поджидали нас на улице, подходили, просили автографы.
Для них у тебя всегда были в машине подарочные комплекты пластинок, а больших начальников ты не баловал пластинками, им — фотографии с автографом, если просили. Узнав о концерте, приезжали военные из воинских частей, размещавшихся в близлежащих районах, все хотели послушать тебя. Аплодисментами, как в Одессе, тебя не встречали, но провожали такими овациями, что горечь первых минут не вспоминалась.
Конечно, основная часть программы была на тебе. Дуэтом мы пели 2–3 песни, были мои сольные номера, на нескольких песнях я аккомпанировала тебе. Чаще всего эти концерты ты вёл сам — представлял номера, отвечал на вопросы. Один неизменный вопрос звучал на всех концертах: «Почему вы не хотите вернуться на Родину?» Только я видела, как трудно тебе отвечать.
Как объяснить публике, которую основательно настроили против тебя, что вернуться на Родину ты готов, но не любой ценой. Как объяснить, что ты каждый день обиваешь пороги разных учреждений, пишешь письма, просишь разрешения, а тебе ставят условие, мол, возвращайся, но порознь с женой. Но ты всегда очень достойно держался, ни разу со сцены не ушёл, не опустился «до разборок» или «слёзных признаний»…


Думаю, стоит рассказать о маршале Коневе подробнее.

КОНЕВ ИВАН СТЕПАНОВИЧ (1897–1973)
― советский полководец, Маршал Советского Союза (1944), дважды Герой Советского Союза. (1944, 1945)


Иван Степанович родился 28 декабря 1897 года в деревне Лодейно Щеткинской волости Никольского уезда Вологодской губернии (ныне – Подосиновский район Кировской области), в семье крестьянина. Отец – Степан Иванович, мать – Евдокия Степановна. Основные занятия отца – извоз и землепашество.
От первой жены, Анны Ефимовны Волошиной, у Ивана Степановича было двое детей: дочь Майя (1923 г. рожд.) и сын Гелий (1928 г. рожд.). В живых никого не осталось. От второго брака с Антониной Васильевной Васильевой – дочь Наталия (1947 г. рожд.), профессор кафедры языкознания и литературы Военного университета. В 1916 году Иван Конев призывается в царскую армию.

Судьба наделила Ивана Конева очень старательным Ангелом-хранителем, подопечному которого все удавалось. В 1918 году новообращённый большевик Конев становится членом уездного исполкома и уездным военным комиссаром.


Бравый унтер-офицер Конев. 1916 г.


В 1918—20 гг. Конева посылают на Дальний Восток для участия в боях против Колчака, Семенова и японских интервентов в должности военного комиссара. Его военная карьера стремительно взметнулась вверх. Начинает он с должности комиссара бронепоезда «Грозный», затем он - комиссар бригады, потом стрелковой дивизии и стрелкового корпуса. Очень скоро Конев становится комиссаром штаба Народно-революционной армии марионеточной Дальневосточной Республики, созданной большевиками и вскоре ликвидированной. В 1918 году, будучи делегатом 5-го Всероссийского съезда Советов, Конев участвует в подавлении мятежа левых эсеров в Москве, a в 1921 году, как делегат X съезда РКП(Б), он был послан на ликвидацию Кронштадтского мятежа. Окончил курсы высшего начсостава при Военной академии. Командовал полком, затем дивизией. Направлен в Военную академию им. М. В. Фрунзе.
Чудом уцелел Иван Конев во время сталинских чисток. Первый раз его могли расстрелять не чужие - свои, тогда был расстрелян выдающийся военачальник, командарм 1-го ранга Иероним Уборевич, под командованием которого он вместе с Жуковым служил в Белорусском военном округе. В сталинских чистках 1937-38 гг погиб почти весь цвет Красной Армии, две трети высшего командного состава.
О себе Конев писал: "Принимал активное участие в борьбе против троцкистско-бухаринских врагов народа, агентов германо-японского фашизма... против троцкистов и в очищении от враждебных элементов дивизий, которыми я командовал." Перед войной Коневу присваивают звание генерал-лейтенанта, в начале войны - генерал-полковника.




Новая угроза расстрела возникла, когда в хаосе первых месяцев войны в начале октября 1941 г. под Вязьмой в окружение попали и погибли 4 армии Западного фронта, которым Конев командовал. Его сняли с поста командующего, ему грозил трибунал. Спас его Жуков, взял его в свои заместители. А с Жуковым Сталин считался. Потом был трудный, но славный боевой путь от Москвы до Берлина. В феврале 1944 года Коневу было присвоено звание Маршала. Ордена и медали сыпались, как из рога изобилия. Конев был дважды удостоен звания Героя Советского Союза, награжден шестью орденами Ленина и орденом «Победы» с бриллиантами. Польша, Германия, Чехословакия, Австрия - этапы большого победного пути стального маршала.


Прага приветствует Ивана Конева


В апреле 1945 года на Эльбе состоялась встреча советских и американских войск. Командующий американской группировкой генерал Омар Брэдли собрался с визитом к маршалу Коневу. Американские офицеры посоветовали ему выпить флакон масла, потому что со всех предыдущих встреч братания с русскими, джипы привозили домой в стельку пьяных американских солдат. На сей раз все было иначе. Конев поднял первый тост за здоровье Сталина, Черчилля и Рузвельта, (Конев не знал, что американский президент умер три недели назад). Мучения Брэдли оказались напрасны. Выяснилось, что больше одной рюмки Маршал из-за язвы не пьет. Потрясен был Бредли выступлением Украинского ансамбля песни и танца под руководством Лидии Чернышевой.



Вспоминает Иван Конев:
- ... этот ансамбль, созданный в сорок третьем году в Киеве под руководством Лидии Чернышевой, пользовался на фронте большой популярностью. Там были по-настоящему отличные музыканты, певцы и танцоры.
Когда ансамбль исполнял гимн Соединенных Штатов, находившиеся в зале американцы подпевали, а после горячо аплодировали нашим музыкантам. Аплодировали они и тогда, когда ансамбль исполнил гимн Советского Союза.
Артисты ансамбля были в тот день в особом настроении. Кроме наших песен они спели американскую шуточную песенку «Кабачок», английскую «Типерери». Все это было восторженно встречено гостями. Ну а потом им показали украинский гопак и русский перепляс — коронные номера наших танцоров. И в обычной обстановке эти номера производят яркое впечатление, а тогда оно было ещё усилено праздничным, радостным настроением, охватившим и нас, и наших гостей.
Генерал Бредли, сидя рядом со мной, заинтересованно расспрашивал, что это за ансамбль, откуда здесь, на фронте, эти артисты. Я сказал ему, что ансамбль состоит из наших солдат, прошедших вместе с войсками фронта большой боевой путь. Однако, как мне показалось, он отнесся к моему ответу без особого доверия. И зря, потому что большинство участников ансамбля действительно начали войну солдатами, да и потом, когда уже был сформирован ансамбль, они много раз выступали в войсках первого эшелона, порой в условиях далеко не безопасных.



Маршал СССР Иван Степанович Конев и командующий группой войск США в Европе Омар Нельсон Бредли


Когда Конев приехал к американцам с ответным визитом, он был изумлен феноменальной игрой на скрипке дуэта американских солдат.
Маршал Конев делится своими впечатлениями:
- ...В конце обеда два скрипача в американской солдатской форме, один постарше, другой помоложе, исполнили дуэтом несколько превосходных пьес. Скажу сразу, что высочайшему классу скрипичной игры, которую мне довелось слышать в тот день в ставке у Бредли, удивляться не приходится: этими двумя солдатами были знаменитый скрипач Яша Хейфец и его сын.
В перерывах между номерами Бредли несколько иронически поглядывал на меня. Видимо, мои предположения были справедливы: он так и не поверил мне при первой встрече, что наш ансамбль песни и пляски состоял из солдат 1-го Украинского фронта. Считая данный ему концерт маленьким подвохом, он, в свою очередь, решил прибегнуть к приятельской мистификации, представив Яшу Хейфеца с сыном как американских военнослужащих.
.


Величайший скрипач ХХ века Яша Хейфец.

После войны Конев - главнокомандующий Центральной группы войск и Верховный комиссар Австрии. С 1946 года назначается главнокомандующим Сухопутными войсками и заместителем министра Вооружённых Сил СССР. В унисон со многими советскими партийцами колебался и он, хотя в душе, Конев оставался верным сталинцем. По свидетельству К.Симонова, он до конца боготворил Сталина и перед ним преклонялся. В 1953 году после смерти Сталина - и это единственный светлый момент в его послевоенной карьере - был председателем Специального судебного присутствия, судившего Л. П. Берию и его многочисленных соратников и приговорившего их к смертной казни. А могло быть и наоборот: одним лыком были шиты, и берии, и маленковы и хрущёвы, вся сталинская гвардия кремлёвских приспешнков.
В октябре 1957 года Конев под нажимом Хрущёва поддержал исключение своего друга маршала Жукова из состава ЦК партии. Подписал своим именем клеветническую статью для газеты "Правда", состряпанную прихвостнями Хрущёва в Главном Политическом Управлении Армии. Конева сломали.

Из воспоминаний дочери маршала Конева - Натальи:
― Отцу где-то к вечеру на дачу прислали эту статью на подпись, сославшись на решение Центрального Комитета, членом которого он был. Тот вечер, затянувшийся далеко за полночь, наверное, был одним из наиболее драматических в его судьбе. Отец пытался как мог подправить статью, смягчить формулировки, звонил Хрущеву, пытаясь предотвратить публикацию, прекрасно сознавая истинную причину - политическую подоплеку предпринятой Хрущевым атаки на Жукова.
«Старайся, не старайся - статья пойдет за твоей подписью», - отчеканил Хрущев.
Жуков был смертельно обижен и однажды, встретив отца на улице, а мы жили в одном доме на улице Грановского, сказал: «Напиши опровержение!» Отец ответил: «Ты же понимаешь, что это никто не напечатает. Это решение партии, а в нашей стране это закон».
До 60-х годов обиду Жуков ему не простил".


Конев был верным и послушным партийцем и на склоне лет о многих своих поступках очень сожалел. На совести маршала остались подавление танками Венгерского восстания 1956 года и сооружение позорной "берлинской стены" во времена холодной войны. А в 1961-1962 годах Конев был Главнокомандующим Группой советских войск в Германии.
Но Ангел-хранитель был заботлив до последних дней Ивана Конева. Вовремя махнул крылом, не дав дожить до того страшного времени, когда тоталитарная система, которой Иван Конев всю жизнь преданно служил, рухнула, как карточный домик.


Похоронили Конева на Красной площади у Кремлёвской стены, недалеко от праха его любимого Отца и Учителя. Конев оставил мемуары: "Записки командующего фронтом. 1943—1944".и "Сорок пятый".



У жителей Германии, Австрии, Чехии свои воспоминания о Коневе. Я расскажу о советском маршале в Польше.
Ивана Степановича Конева многие поляки вспоминают добрым словом за освобождение из фашистской неволи. Благодарны ему за спасение от разрушений старинного Кракова, за что он был награждён Государственным Советом ПНР Большим Крестом Военного Ордена Виртути Милитари. Народный Совет города Кракова на торжественном заседании 23 апреля 1955 года присвоил Коневу звание почётного жителя города. На встречах с поляками Конев скромно заявлял, что он только выполнил приказ великого Вождя.


«Перед началом январского наступления я находился в окопах над Бугом - рассказывал маршал, - когда по полевой связи позвонил Сталин.
– Слушай-ка, Конев, был ли ты когда-нибудь в Кракове?
– Да что Вы, товарищ Сталин я никогда не был нигде, кроме Советского Союза...
– Ага - буркнул Сталин – значит, будешь. Краков – это город на пути твоего наступления. Красивый город, один из самых прекрасных в Европе. Есть в нём Кремль и большой Главный Рынок, где расположен ресторан Гавелка³. Пойдёшь и выпьешь там водки за мой счёт. Только условие: ты должен освободить город, но сохранить от разрушений».


У этой сталинской заботы - двойное дно. Историки Католической Церкви утверждают, что сохранились свидетельства о том, что Папа Римский Pius XII хлопотал перед президентом Рузвельтом, чтобы тот попросил у Сталина при наступательных действиях Красной Армии спасти от разрушений Краков и духовную столицу Польши Ченстохову, где в монастыре на Ясной Горе (Jasna Góra) хранится чудотворная икона ченстоховской Богоматери.
Существует и другая легенда, по которой Коневу, готовящему план взятия Ченстоховы, явилась женщина в чёрном одеянии и подсказала ему, как и когда начать наступление. Позже во время посещения каплицы с чудотворной иконой маршал увидел подобие между Чёрной Мадонной и явившейся к нему фигурой. Как же были удивлены сопутствующие лица, когда маршал снял фуражку и низко поклонился иконе Богоматери. Наивная, но красивая сказка, многократно повторяемая в различных вариантах. Краков и Ченстохова уцелели. В 1987 г., довольно поздно, спустя 42 года после Дня Победы и через 14 лет после смерти Конева в Кракове на улице его имени (сейчас это улица Армии Краёвой), поляки поставили маршалу-освободителю бронзовый памятник. В знаменитом краковском кабаре "Пивница под баранами" родилась симпатичная песня "Маршал Конев", заканчивающаяся монологом бронзового маршала:


Koniew, Marszałek Koniew
Wielki jest Wielki jest!

- Spasiba! Tiszina. Dobrze mi tu.
Widzę wszystko, Co nad Wisłą dzieje się,
Lecz do domu muszę wracać,
Bo zaczęło dziać się źle.
Lecz do domu muszę wracać,
Bo zaczęło dziać się źle.

Koniew, Marszałek Koniew
Wielki jest Wielki jest!


Перевод ГС:

Конев, Маршал Конев
Великий есть, Великий есть

- Cпасибо! Тишина.
Хорошо мне здесь.
Всё вижу,
Что над Вислой происходит,
Но домой я вынужден вернуться,
Ибо начались события, что мне не по душе.

Конев, Маршал Конев
Великий есть,
Великий есть.


Четыре года спустя, когда страна, наконец, освободилась от крепких объятий восточного соседа, для русофобов памятник этот стал вдруг одним из символов советского порабощения. И 9 января 1991 года бронзовому маршалу - освободителю и спасителю Кракова - накинули на шею стальной трос подъёмного крана. Вскоре все памятники Коневу в Восточной Европе были ликвидированы.



ПРИМЕЧАНИЕ

¹Крайнюков Константин Васильевич (1902-1975), политработник, генерал-полковник (1965). Образование получил в Военно-политической академии (1934). В 1919 вступил в Красную армию, в 1920 ХIII в РКП(б). Участник Гражданской войны. С 1922 политработник в армии. С 1934 нач. курса в Военно-политической академии, комиссар кавалерийского полка. С 1940 зам. командира 2-го кавалерийского корпуса по политической части. Во время Великой Отечественной войны был членом Военного совета 6-й, 9-й, 40-й армий, с окт. 1943 - 1-го Украинского фронта. В 1945-48 член Военного совета Центральной группы войск, зам. командующего войсками Приволжского военного округа по политической части (командующий округом Г.И. Кулик арестован в 1946). В 1948-49 нач. Военно-политической академии имени В.И.Ленина. С 1949 1-й зам. нач. Главного политического управления (ГлавПУ) Советской армии и ВМФ. Один из руководителей послевоенных (в 1949-51) массовых чисток, развернутых в армии И.В. Сталиным с целью удаления из ее рядов военачальников, заслуживших слишком большой, по его мнению, авторитет во время Великой Отечественной войны. В 1953 ненадолго возглавил ГлавПУ, но затем переведен на должность члена Военного совета Группы советских войск в Германии, Центральной группы войск. С 1955 член Военного совета Приволжского военного округа. В 1950-69 зам. нач. Генштаба по политической части. Автор мемуаров "Оружие особого рода" (1978). В 1969 вышел в отставку..
Из кн.: Залесский К.А. Империя Сталина. Биографический энциклопедический словарь. Москва, Вече, 2000


²Яша Хейфец (полное имя Иосиф Рувимович Хейфец, 20 января (2 февраля) 1901, Вильнюс — 16 октября 1987, Лос-Анджелес) — американский скрипач еврейского происхождения. Считается одним из величайших скрипачей XX века.
(Из Википедии)


³Эксклюзивный ресторан "Гавелка" (Hawełka) назван по имени его основателя Антони Гавелка (Antoni Hawełka). Существует с 1876 года, находится в самом сердце Кракова на Главном Рынке № 34. В 1912 г Сталин приехал в Краков на встречу с вождём мирового пролетариата. Некоторое время Сталин жил на ул. Славковской, рядом с площадью Главный Рынок (Rynek Główny) и неоднократно посещал ресторан "Гавелка".
Еще хочу добавить, что похожий диалог Сталина с Коневым о защите Кракова пересказывают жители Праги, только они уверенны, что речь шла о Праге.
(По материалам Сети)


© Георгий Сухно
© http://petrleschenco.ucoz.ru
 
Форум » Лещенко Петр Константинович » Истории с географией » ВЕХИ НА ПУТИ 40-х. Часть-2 (Иван Казнадий, Петр Лещенко и маршал Конев.)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright petrleschenco.ucoz.ru © 2016
Сайт создан в системе uCoz