Публикации
Форма входа


Меню сайта

Категории раздела

Поиск

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Друзья сайта
Информационный портал шансона

Майя Розова. Официальный сайт

Russian Records

Журнал «Солнечный Ветер»


Наш код баннера
Петр Лещенко. Официальный сайт



Приветствую Вас, Гость · RSS 25.04.2018, 19:25

Главная » Файлы » История песен

"ОДНОЗВУЧНО ГРЕМИТ КОЛОКОЛЬЧИК..."
04.02.2018, 20:30
Журнал УРАЛ 1981 год (стр 158 -161)
Автор: Александр ШАРЦ 


   Задушевную, печальную песню о дальней русской дороге, о нелёгкой судьбе ямщика с волнением слушают стар и млад, и в сольном и в хоровом исполнении. Давно уже перешагнула она границы стран и континентов. И до сих пор ещё слова её многие считают народными.
   Правда, ещё в 1936 году в сборнике "Песни русских поэтов", вышедшем в издательстве "Советский писатель" под редакцией И. Н. Розанова, указан и автор стихов — И. И. Макаров. Есть такие упоминания и в других изданиях. Но, как правило, сразу вслед за именем делается приписка" О жизни автора песни мы ничего не знаем». Больше того, даже в издании «Русские народные песни» («Музыка», 1975) автор слов опять же был указан с неверным инициалом — Н. Макаров, Предлагаемый вниманию читателей очерк пермского краеведа А. К. Шарца, рассказывающий об одном из наиболее интересных поисков, как раз посвящен реконструкции судьбы Ивана Ивановича Макарова. Публикация, разумеется, не претендует на первооткрытие: об И. И. Макарове еще в 1975 - 1878 годах писали и А.К.Шарц, и И.Л.Андроников, а позднее и другие. Это своеобразный итог, впрочем содержащий и некоторые новые сообщения, и публикуется он в канун 75-летия Александра Кузьмича.
* * *

    В августе 1926 года мы, группа выпускников Пермского университета, возвращались из Сивы, где отдыхали после экзаменов, в Пермь, чтобы оттуда уже разъехаться по местам работы. К поезду Верещагино — Пермь опоздали, но не потому, что наш извозчик Симоха, как его звали в нашей деревне, не спешил. Это сами мы не очень-то торопились — то и дело останавливались где-нибудь в тенистых зарослях кустарника, у весело журчащего ручейка или на берегу заснувшего пруда. Спасались от зноя, насладались беззаботным отдыхом да ещё музицировали на скрипке , мандолине и гитаре. В селе Вознесенском собрали даже значительную аудиторию, хотя в самом разгаре была страдная пора. А наш возница в это время сидел в сторонке и с удовольствием отпивал из своего лагунчика бражку. Расплатились мы с Симохой щедро — ведь у каждого в кармане весело побрякивали серебряные рубли подъемных — и пошли к — и пошли к родственникам одного из нашей компании. Ожил, загомонил небольшой уютный домик. Хозяйка  принялась ставить самовар, а племянницы ее предложили устроить концерт в саду. Хозяин словно только того и ждал — тут же вынес виолончель. Девушки сели за рояль, который хотя и стоял в комнате, но возле открытого окна, выходящего в сад.
    Начали мы этот импровизированный концерт песней "Однозвучно гремит колокольчик". Выбор был не случайным - как раз на этой песне мы и спелись в дороге. И вот полилась, полилась берущая за сердце мелодия, щемяще зазвучали такие простые и такие значительные слова... Вот песня уже спета, но еще продолжает звучать грустно задумчивый голос виолончели... И тут мы обратили внимание, что у ограды сада, опираясь на большой, грубо сделанный костыль, стоит высокий старик, и из глаз его на совершенно седую бороду катятся тяжелые крупные слёзы.  Хозяин дома поспешно вышел за ограду, почтительно поздоровался со странным слушателем. — Это табельщик нашего паровозного депо, — представил он старика и, сделав паузу, внимательно посмотрев на нас, дополнил:
   — Николай Макарович Макаров — родной племянник Ивана Ивановича Макарова — автора слов только что исполненной нами песни «Однозвучно гремит колокольчик».   
   Так в моём фонде материалов о замечательных людях края появилась папка "Иван Иванович Макаров - автор слов песни "Однозвучно гремит колокольчик". И первые сведения были получены именно от Николая Макаровича Макарова. По ним мне тогда удалось установить удалось установить родословную семьи Макаровых. Оказалось, что отец поэта, ямщик, принадлежавший помещику-крепостнику Всеволожскому, замерз в 1841 году. Жена его, мать поэта, имела двенадцать детей. Девять умерли в раннем детстве, выжили только трое. Один из них, Макар Иванович, брат поэта, родился в Сиве в в 1836 году, погиб в 1877 году на Шипке во время освобождения Болгарии от турецкого ига. У него-то и был сын, знакомый нам Николай Макарович, 1875 года рождения, участник русско-японской войны 1904 — 1905 годов, доброволец гражданской войны 1918 — 1922 годов. Во время штурма Волочаевской сопки он получил тяжелое ранение ног и уволился из армии. Семьи у Николая Макаровича не было, и жил он на станции Верещагино, работал там табельщиком в  в железнодорожном депо. После такой нелегкой жизни и в свои 50 лет он, особенно нам, двадцатилетним, казался глубоким стариком! После первой нашей встречи с Николаем Макаровичем я уже не терял его из виду, стараясь разузнать всё, что только возможно, о авторе слов прекрасного "Колокольчика".
   Последняя из многих наших встреч с ним состоялась в 1929 году, когда я со своей семьёй ездил к себе на родину, в посёлок Северный Коммунар того же Сивинского района.
   Летом 1930-го мне снова удалось вырваться в Верещагино,  чтобы получить обещанные мне макаровские бумаги — копии с них были давно сняты, но подлинники как семейная реликвия хранились у Николая Макаровича. Владелица дома, где снимал комнатку Николай Макарович, сказала, что он уехал ко мне неделю назад. Только после долгих поисков я установил, что 20 июля 1930 года на станции Пермь-II с дачного поезда сняли труп неизвестного гражданина и похоронили на городском кладбище, так и не установив его имени, так как никаких документов с ним не было. В описи упоминались только бумаги со стихами. Был среди "вещественных доказательств" назван ещё массивный костыль. А труп сняли по заявлению пассажиров, когда вагон был уже пустой. Никаких признаков насильственной смерти врачи не обнаружили... Сведения, полученные мною в свое время от Николая Макаровича, равно как тексты стихов, приписываемых Ивану Макарову, нуждались в детальной проверке по многим архивам. Этим я и занялся. Интересные находки ожидали меня в фонде 652 Центрального государственного исторического архива в Ленинграде, в фондах госархивов Свердловска, Новосибирска, Владивостока. Прежде всего, продолжалось  восстановление генеалогического древа Макаровых. Оказалось, что третий из братьев Макаровых Софрон Иванович родился в Сиве в 1841 году. А в 1860-м он был затравлен собаками Всеволожского «за рассказывание холопам про их сиятельство стихов непристойных».  Так что же, и Софрон тоже занимался сочинительством? Или "стихи непристойные" принадлежат его брату? Установить это к сожалению не удалось.
   Но самое главное — все-таки судьба самого Ивана Ивановича Макарова. Вот как выстраивалась его нелёгкая жизнь.
   Родился Иван Иванович 6 (18) октября 1821 года тоже в Сивинском хозяйстве (ныне село Сива).  Первым его учителем грамоты был дьячок местной церкви. Отец, видимо, брал в свои ямские поездки и грамотного сына - в Пермь, Пожву, Чердынь, на Печору, в Уфу, в Ирбит на ярмарку, в Екатеринбург, в  в другие города и села, вплоть до Тюмени. После смерти отца Иван Иванович, унаследовав ямщицкое дело, не раз повторил эти поездки уже в одиночку. В дороге рождались и первые поэтические строки.  В 1842 году своими стихами юноша навлек на себя барский гнев. Расправа с дерзким холопом была коротка: "За сочинительство, их сиятельству непотребное, сдать в солдаты!" Всеволжские считали себя потомками Рюрика (А.А.Дмитриев. Как жили Всеволжские в старое  доброе время. — «Пермские губернские ведомости», 1900, No 74). На Урале они появились в 1773 году, когда купили (есть версия - выиграли в карты у Строганова) 300 тысяч десятин земли с пятью заводами и 10 тысяч душ (женщины в счет не шли). Одного из всеволожских, Никиту Всеволодовича, мы видим среди друзей А.С.Пушкина по кружку "Зелёная лампа". Великий поэт посвятил ему стихотворное послание*.
   Главным отличием сивинского Всеволожского, по воспоминаниям современников, была его страсть к сквернословию . И похвалу, и хулу крепостным сопровождал он oтменной бранью. Вот ямщик и сочинил «непотребные» куплеты:

 По-медвежьи шумит Всеволожский,
 Пугая за версту людей,
 Всегда его брань односложна
 Для слуг, стариков и детей.


Приглашает в постель ли девчонку,
Бьет кнутом крепостного слугу,
Манит бранью свою собаченку
Бранью хвалит косцов на лугу.
 А язык их сиятельсва прост,
Над сиятельством их нет управы
Он бранно ругает живых и погост
И делает всё для забавы.


Всем он сыпет слова непристойны,
Хотя величается князь.
Управитель, его же достойный,
Нас зовет всех — навозная грязь.

Пусть все видит всевышнее око,
Как люд крепостной он казнит.
Это будет... пусть будет далеко —
Его гром небесный сразит!


    Князь, разумеется, затаил против крепостного стихотворца лютую злобу. Для расправы случай представился уже вскоре.
    Получив из Сивы весточку, что тяжело больна мать и при смерти оба брата, Иван Макаров бежит домой. И вот расплата: за самовольную отлучку его приписывают  ямщиком Пермской конвойной роты. Из Петербурга по Сибирскому тракту шли тогда на восток большие этапы заключенных. Для них то через каждые 20 — 25 верст пути и были  настроены по тракту этапные тюрьмы, а в больших городах созданы конвойные роты. Были такие роты и в Перми. На месте деревянного сооружения в начале прошлого столетия по проекту известного нашего архитектора И. И. Свиязева возведено каменное здание, сохранившееся до наших дней. Конвой заключенных сопровождали подводы, на которых везли поклажу, а главным образом, ослабевших и мертвых - — умирало в пути немало. Вскоре грамотного ямщика, что в те времена было исключительной редкостью, повышают в должности.
Стал Иван Макаров старшим ямщиком и сопровождал этапы заключенных от Перми до Тюмени, а иногда и до Томска. Может, на этом-то тысячекилометровом пути и родились бессмертные стихи "Однозвучно гремит колокольчик". Но первоначальный текст отличается от текста, положенного А.Л.Гурилевым на музыку: один куплет выпал совершенно, изменены были и многие другие строки:

 Однозвучно гремит колокольчик,
И поземка дымится слегка.
И уныло по снежному полю
Разливается песнь ямщика.

Сколько грусти в той песне унылой,
Сколько грусти в напеве родном,
Что в душе его хладной, остылой
Разгорается сердце огнем.


И воспомнил он ночи иные,
И родные поля и леса,
И на очи, давно уж сухие,
Набежала, как искра, слеза.

И воспомнил он Сиву родную,
Чугайку и заводь пруда.
И под хриплые крики конвоя
Замолк мой ямщик навсегда.

Однозвучно гремит колокольчик,
И не слышится песнь ямщика.  
Слышен звон кандалов, а дорога,

Дорога в Сибирь далека.

Сива, как мы знаем, - родина И.И.Макарова. Чугайка - название лесной поляны в окрестностях Сивы.
Есть свидетельства, что эту песню исполняли ещё в 1841 - 1845 годах на семейных вечерах в Ильинске - вотчине Строганова - и в Очерском заводе, владельцем которого тоже был Строганов. В дошедших до нас афишах значилось: "Новая песня ямщика" - "Однозвучно гремит колокольчик". Указаны исполнители. Сохранился и текст - как раз приведенный выше. Так может стихи появились ещё раньше до «наказания» Ивана Макарова, по наитию, что ли? К сожалению, ноты к нему обнаружить не удалось. А. Л. Гурилев написал свою музыку на эти слова в начале 50-х годов. Видимо, композитор и внес некоторые изменения в текст. Да это и понятно. Ведь когда появилась и стала исполнятся песня, просто не могли петь: "Дорога в Сибирь далека". В Сибири еще томились декабристы и их героические жены. В Ильинском крепостном театре в 1862 году, на вечере, посвященном годовщине освобождения крестьян от крепостной зависимости, песня «Однозвучно гремит колокольчик» исполнялась с указанием: "Слова Макарова, музыка А.Л.Гурилева". Потом, в народном распостранении, автор текста словно бы исчез, слова стали считать народными. Автор музыки А.Л.Гурилёв упоминался, но не всегда. Мне доводилось слышать и другие мелодии песни, особенно при её исполнении самодеятельными коллективами...   Совершенно неожиданно оказалось, что ценнейшие сведения об авторе "Колокольчика" сохранили фонды тюремного управления конвойных рот, сосредоточенные в госархивах Перми, Екатеринобурга, Новосибирска, Томска. Они позволили почти полностью установить не только биографию поэта, но найти и другие, ещё не опубликованные его стихи. Вот одно из таких произведений:

Ты грустишь, моя милая Маша,
Что я еду в далёкий путь,
Нелегка в Сибирь будет будет дорога  
Помолись обо мне... Не забудь.

Снова Пермь и конвойная рота
Гробовая кругом тишина.
На крепких запорах ворота
Не нарушат колодников сна...


Тяжело идти вслед за конвоем,  
За этапом невинных людей.
И под звон кандалов заключенных
Узнаешь, кто твой друг, кто злодей.

Ты храни себя, милая Маша.
К тебе в Сиву вернуся я вновь.
Пусть минует тебя князя плётка,
Пусть минует и княжья любовь.

Я вернусь, и конвойный начальник
Разрешит Сиву мне навестить,
И уйдём далеко мы полями,
Чтобы горе людское забыть
.

Конечно же, стихи эти примечательны не своей поэтической самоценностью.  В них интересно, прежде всего, стремление крепостного крестьянина, едва обучившегося грамоте, выразиться именно в стихе, в песне. И при весьма слабом владении стихотворной техникой поражает образное видение, опирающееся на фольклорную    традицию, - как говорится, сама душа поёт. Причём песни души пронизаны любовью к Сиве, к Прикамью, к родине, и патриотизм этот очень  естествен. А какое чувство собственного достоинства в каждой строке!..  
    Прочтём ещё одно стихотворение - "Колокольчик - мой друг":

Под дугою гремит колокольчик,
И дорога холмится слегка,
Хоть сыта моя резвая тройка,
Но дорога у нас далека.


В кибитке шумит пьяный барин.
Месяц тихо над полем плывет,
Где-то иволга грустно рыдает
И обратно нас в Сиву зовёт.  

Сколько раз оставлял тебя, Сива,
Пруд уснувший, поля и леса.
Каждый раз, оставляя родную,
На глаза набегала слеза.

Много дней и ночей колокольчик
Звонко будет греметь под дугой.
Тяжело уезжать на чужбину,
И ему, видно, грустно со мной.

Он звенит вместе с песней веселой,
Вместе с звоном ножных кандалов.
Он звенит, видя синие горы
И красоты сибирских лугов...


Как видим, опять тот же колокольчик, та же «холмящаяся слегка» дорога... Что это — самоповторение, развитие темы или ее вызревание? Ответить на этот вопрос трудно.
Обращает на себя внимание то, что стихотворение «Колокольчик — мой друг» написано в духе разговора ямщика с колокольчиком. Колокольчик как бы отвечает на тягостные мысли ямщика:

Пожва, Чердынь, Казань и Печора,
И Сибирь нам известны давно.
Ты грустишь по селу крепостному,
Мне бездумно греметь суждено.
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .    .   .

Мы вернемся с тобой из Сибири.
Ну, а те, что у нас впереди
Те простились навеки с Россией,
 Им обратно уж нету пути...


    Есть в стихотворении и такие слова, тоже сказанные от имени колокольчика:
Ты под звон мой в дороге замерзнешь...
   К сожалению, они оказались пророческими: крепостной поэт действительно замерз в селе Верхний Суксун, ныне Суксунского района Пермской области. Это часто случалось в зимние бураны. Вот свидетельство документа Пермской конвойной роты: «Лекарь и портомой [Суксунского его сиятельства Павла Демидова завода доносят, что Ивашка Ивашкин сын Макаркин — старший ямщик Пермской] конвойной роты, доставленный повелением его благородия Сорокиным, Божьей милостью до Суксуна помре".  Лекарь Собакин руку приложил. Портомой Тришка палец приложил. Февраля дня 10, года 1852 в день преподобного Трифона Печерского».
   И, как продолжение этой бумаги, еще один документ из того же источника:  "Анфиске Гаврилкиной дочке Макаркиной отданы пожитки ее сына Ивашки старшего ямщика Пермской конвойной роты: мешок худой, сапоги худые, две пары исподнего для ношения неспособного, картуз добрый и бумаги с сочинительством".
    Подпись совершенно неразборчива, а вот слово "сочинительство" встречается и в других документах, где речь идёт о ямщике Макарове. Это ещё одно доказательство, дающее право утверждать, что автор слов "Однозвучно гремит колокольчик" "сочинительством" занимался систематически. Значит, были ещё другие, пока нам неизвестные стихи, хранившиеся в ямщицком мешке?
   Как знать, может, со временем отыщутся и они...

* * *
Примечание:
 *) См. об этом: П. Казанцев. Анна Вирлацкая.— Урал, 1971, No 9.
Категория: История песен | Добавил: Georgo
Просмотров: 235 | Загрузок: 2 | Комментарии: 3
Всего комментариев: 3
0
3  
Комментарий ISmirnova2:
Хочу добавить некоторые свои соображения. Действительно, пермский писатель-краевед Александр Кузьмич Шарц (1906 - 1986) не остался одиноким. Его «открытие» авторства романса «Колокольчик» подхватили многие другие исследователи и число сторонников авторства «Колокольчика» И.И. Макарова увеличивалось, в многих статьях, песенных сборниках или в нотных изданиях автором романса стали называть крестьянского поэта, часто даже не ссылаясь на краеведа. Мистификация Шарца распространилась на страницах печати и на тысячах сайтов в Интернете. Настоящий автор романса «Колокольчик», поэт И.П.Макаров, с крестьянским поэтом-ямщиком И.И.Макаровым не имеет ничего общего.
Существуют многочисленные, но пока ещё неподтверждённые свидетельства того, что первое издание стихов романса появилось в петербургском литературно-художественном журнале «Пантеон» Фёдора Кони в 1853 году. Об этом сообщают многие исследователи. Но никто из них не сообщил номер журнала, в котором текст романса был опубликован впервые. Вот что точно известно по данным Интернета: «Стихи шли в ближайшем номере литературного журнала «Пантеон»«. В Интернете доступны сканы подшивки журнала «Пантеонъ» за 1853 год, но на его страницах первоначального текста романса не удалось найти. В «Пантеоне» № 10 за 1853 год напечатан романс «Колокольчикъ», но это стихи графини Евдокии Растопчиной совсем другого содержания. Только случайное совпадение названий и все.
Интересно будет узнать, кто в сборниках песен или в нотных изданиях при фамилии Макарова, как автора «Колокольчика» первым поставил инициалы И.И., имея в виду имя Иван Иванович. Первое издание нот романса, доступное в собрании РГБ, не дает однозначного ответа на этот вопрос. Это брошюра, выпущенная в Санкт-Петербурге в 1853 г. в издательстве Фёдора Стелловского. Колокольчик: Для голоса с ф.-п.; до.1-соль.2 / Слова И. Макарова; Муз.А. Гурилева. - СПб. : Стелловский, ценз. 1853. - 3 с.
Вероятно, имеется в виду автор текста Макаров И.П. Фамилия автора романса с инициалом И. приводится в большинстве песенных сборников и нотных изданий, а также на этикетках пластинок с многочисленными записями романса. Ошибочные инициалы И.И. при фамилии автора встречаются очень редко. Во вступлении к очерку Шарца подана следующая неверная информация:
«Правда, ещё в 1936 году в сборнике «Песни русских поэтов», вышедшем в издательстве «Советский писатель» под редакцией И. Н. Розанова, указан и автор стихов — И. И. Макаров». Розанов - серьёзный исследователь, мифического автора - ямщика И.И Макарова он в своём труде, вероятно, не упоминал. У Розанова в издании выше упомянутого сборника выпуска 1944 г. Об авторах романса имеется скупая информация: «Автор текста - И.Макаров (умер в 1854 г.) Автор музыки - А.Гурилев (умер в 1856 г.) Песня очень популярна и в наше время». http://elib.tomsk.ru/purl/1-9124/ Русские песни XIX века / сост. И. Н. Розанов. — Москва: Гослитиздат, 1944 (3-я типография «Красный пролетарий» треста «Полиграфкнига»). Напомню, что псевдоавтор И.И. Макаров, найденный Шарцем ямщик погиб за два года до смерти настоящего автора И.П.Макарова.

0
2  
ПРОДОЛЖЕНИЕ КОММЕНТАРИЯ ГЕОРГИЯ СУХНО
Среди оппонентов Шарца был один из журналистов, пермский филолог, историк-краевед Дмитрий Архипович Красноперов. Он твердил, что Ивана Ивановича Макарова Шарц выдумал. Вся эта история - мистификация. Разоблачению легенды об авторстве И.И.Макарова он посвятил отдельный раздел "Мифы краеведа А. К. Шарца" в большой статье "Правда и вымысел некоторых пермских мифов. Ниже я приведу фрагмент из этого раздела:
"Самой известной легендой, пущенной в оборот А. К. Шарцем, является миф об авторе песни «Однозвучно гремит колокольчик» (композитор А. Л. Гурилев), которую якобы сочинил крепостной Всеволожских, уроженец с. Сива Иван Иванович Макаров. Впервые Шарц рассказал о своей «находке» в 1971 году в газете «Литературная Россия», а затем неоднократно публиковал историю о трагически погибшем, замерзшем в дороге ямщике-поэте, в пермских газетах и даже в журнале «Огонек». История получилась очень привлекательной, но архивные данные и цитаты из тюремных документов, на которые ссылается Шарц, вызывают сомнение в их подлинности. Кроме этого, он так и не сообщил, в каком именно архиве нашел эти сведения.(...)
Об И. Макарове никаких биографических сведений не было приведено, этим и воспользовался А. К. Шарц. В 1988 году был издан двухтомный сборник «Песни русских поэтов», в котором песня «Однозвучно гремит колокольчик» напечатана в разделе «Песни и романсы неизвестных и предполагаемых авторов». Доказательства в пользу И. И. Макарова, приведенные в статье Шарца, показались редакторам сборника неубедительными. Его составитель В. Гусев обратился в Государственный архив Пермской области с просьбой подтвердить подлинность документов о поэте Иване Ивановиче Макарове. Такие документы не были найдены ни в фондах архива, ни в личном фонде А. К. Шарца. Таким образом, авторство И. И. Макарова было отвергнуто с мотивировкой: «Цикл романсов А. Гурилева и романс Болле написаны на тексты одного автора, содержание и стиль которых вызывает сомнение в возможности их принадлежности крестьянину».
Тем не менее, легенда об уральском крепостном крестьянине, сочинившем прекрасную, хорошо известную каждому россиянину песню «Однозвучно гремит колокольчик», жива и с завидным постоянством появляется в различных краеведческих публикациях".
Вот ещё одна короткая цитата из "Энциклопедии Пермского Края":
"Исследователями отмечены отсутствие у автора должной критичности к использованным материалам, вольное обращение с документальными источниками, что привело к порождению краеведческих мифов, вводящих в заблуждение широкую читательскую аудиторию. Таковы, например, его рассказы о поэте-ямщике Макарове.
Приведу наиболее распостранённый в старой России вариант текста "Колокольчика":
Однозвучно звенитъ колокольчикъ,
И дорога пылится слегка;
И уныло по ровному полю
Заливается пѣснь ямщика
Сколько чувства въ той пѣснѣ унылой
Сколько чувства въ напѣвѣ родномъ,
Что въ груди моей съ страстною силой
Разгорѣлося сердце огнемъ.
И припомнилъ я ночи былыя,
И родныя поля и лѣса,
И на очи давно уж сухiя
Набѣжала, как искра, слеза.
Однозвучно звенитъ колокольчикъ,
Издали откликаясь слегка,
И замолкъ мой ямщикъ... А дорога
Предо мной далека, далека.
Кто же из Макаровых являлся автором романса «Однозвучно звенит колокольчик». Если априори отбросить предлагаемых в авторы ямщика Ивана Ивановича Макарова, Чухломского дворянина, писателя-мемуариста, композитора, гитариста-виртуза Николая Петровича Макарова, то "на поле боя" останется третий И.П. Макаров, возможно, Иван Петрович, малоизвестный поэт, автор ряда "дворянских" романсов, музыку для которых, как и для "Колокольчика», сочинял композитор Гурилев. Вероятнее всего, он является автором романса "Однозвучно гремит колокольчик". Это предположение также требует документального подтверждения, но оно более оправдано и логично. Поэтому закончу мои изыскания цитатой из книги П. А. Николаева и ‎В. Н Баскакова - 1994. "Русские писатели, 1800-1917":
"Автором стих. «Однозвучно гремит колокольчик» назван И. П. Макаров (биогр. сведений не имеется), написавший и др. романсы, положенные на музыку Гурилевым: «В морозную ночь я смотрел» (СПб., 1853). «Падучая звезда» ("Смотрю я в глубь лазури ясной") "Москв." 1852 № 13, а также "Не вспоминай того, что было..." (муз. Болле, прил. к журналу "Пантеон" 1855. Повидимому ему же принадлежит и стих "Конь" (Я коня оседлал, боевого коня", публ в сб. "Раут" (кн.3 М.1854). Весьма высокий уровень поэтич. культуры автора данных произведений исключает возможность отожествления И.П.Макарова с Ив. Ив. Макаровым".
Георгий Сухно, Скерневицы, Польша.

1
1  
КОММЕНТАРИЙ ГЕОРГИЯ СУХНО. СКЕРНЕВИЦЫ, ПОЛЬША

«Да — был ли мальчик-то, может, мальчика-то и не было?»
Максим Горький «Жизнь Клима Самгина»

Предположение:
Крестьянский поэт МАКАРОВ ИВАН ИВАНОВИЧ (1821 - 1852) автором романса "Колокольчик" не является.

Сейчас ни у кого не вызывает сомнения факт, что автором стихов романса "Однозвучно гремит колокольчик" был поэт Макаров. Ибо эта фамилия (с разными инициалами) приводится на абсолютно всех изданиях романса, начиная с первого нотного издания 1853 года. Но, прочитав очерк Александра Шарца, задумаешься, верно ли, что именно Иван Иванович Макаров, служивший ямщиком в пермской конвойной роте, автор этих стихов. Первым, кто поведал миру об этом новом кандидате в авторы "Колокольчика", был пермский писатель-краевед, собиратель памяток уральской земли Шарц (Шарцев) Александр Кузьмич. Мало убедительны аргументы Шварца, подтвердающие авторство Ивана Макарова. Таким свидетельством является всего лишь семейное предание, документально ничем не подкреплённое. Если бы и сохранился написанный рукой ямщика неуклюже переделанный текст романса, приведенный в очерке, то даже это не могло бы быть доказательством его авторства.
Александр Шарц в своих утверждениях не одинок. Авторство поэта-самоука подтверждает живущий в Москве прапраправнук ямщика со стороны матери, казачки Макаровой. Это Александр Николаевич Васин-Макаров, писатель, журналист, поэт, музыкант, композитор, бард, общественный деятель и руководитель созданной им в 1992 году литературно-музыкальной студии. Он под гитару задушевно исполняет авторский вариант романса своего славного предка, и рассказывает о его трудной судьбе.
Текст, приведенный Шарцем по содержанию значительно отличается от классического, доступного в многочисленных публикациях. В оригинале романс этот - задушевная исповедь лирического героя - седока ямщицкой тройки, мчащейся по беспредельной равнине под однозвучный звон валдайского колокольчика и под унылую песню ямщика. От имени седока введется рассказ о чувствах, рождающающихся в его душе под воздействием ямщицкой песни. В приведенной же в очерке переделке, приписываемой ямщику Ивану Макарову, опущена одна строфа, добавлена другая, местоимение "я" заменено на "он", в результате этого логическое построение стиха лопается, как мыльный пузырь. Становится понятно, что в переделанном варианте повествование ведется от имени седока, дивным образом проникшего в мысли и чувства сидящего на облучке ямщика. Мистика какая-то. И не важно, чья это подделка под романс, ямщика Макарова или самого автора очерка, ведь становится понятным, что автором оригинального текста "Колокольчика" крестьянский поэт Макаров, скорее всего, не являлся.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright petrleschenco.ucoz.ru © 2018
Сайт создан в системе uCoz