Форум
Форум
Форма входа


Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья сайта
Информационный портал шансона

Майя Розова. Официальный сайт

Russian Records

Журнал «Солнечный Ветер»


Приветствую Вас, Гость · RSS 04.12.2016, 23:22

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Лещенко Петр Константинович » Мы судьбою не заласканы » Савич у "микрофона" ("Чубчик у немецкого микрофона". 1941 год)
Савич у "микрофона"
Olga777Дата: Вторник, 14.12.2010, 03:48 | Сообщение # 1
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 718
Статус: Offline
ЧУБЧИК У НЕМЕЦКОГО МИКРОФОНА

Эта статья за подписью О. Савича появилась в «Комсомольской правде» в год знакомства Веры Георгиевны с Петром Лещенко. Желание Петра Лещенко – посмотреть в глаза автору заметки очень хотела исполнить Вера Георгиевна. Переговоры с «Комсомольской правдой», походы в газетные архивы ничего не дали. Вере Георгиевне сказали, что Савич – псевдоним, что статья писалась коллективно и по указанию сверху. Какая удобная, на все времена формулировка. Для нас долгое время Савич было именем нарицательным. Но вот биография Овадия Герцовича Савича:


– «Савич Овадий Герцович родился в 1896 году (прим. авт. - всего на два года старше Петра Лещенко) близ Варшавы, с четырёх лет жил в Москве. Первая мировая война помешала ему окончить юридический факультет Московского университета, на котором он доучился до третьего курса. Был «солдатом, не имеющим права на производство». Два года до революции и три после был актёром. С 1924 жил в Германии, в 1929 переехал в Париж. Печатался одновременно и в СССР, и в эмиграции. С 1932 стал парижским корреспондентом «Известий», а затем и «Комсомольской правды». Два года, с 1937 по 1939, провёл в Испании как фронтовой корреспондент ТАСС. Савичу в Испании посвящена одна глава книги И.Эренбурга «Люди, годы, жизнь». В 1939 вынужденно вернулся в Москву (его жену, уехавшую в 1936 в СССР к умирающей матери, не выпустили обратно). Во время Великой Отечественной войны работал в Совинформбюро, используя свой опыт европейской жизни и знание нескольких европейских языков. Послевоенные годы посвятил переводам испаноязычной поэзии, более всего переводил поэтов стран Латинской Америки. Публиковался с 1915: стихи в альманахе «Альфа». В 1922 в двух номерах альманаха «Свиток» напечатал поэмы Белые пустыни и Поэма сна и ночи. В 1927–1928 выпустил четыре книги рассказов, в 1928 под псевдонимом Ренэ Каду (вместе с В.Корвин-Пиотровским) – иронически-фантастический роман Атлантида под водой. В 1828 в Ленинграде вышел роман Воображаемый собеседник, получивший положительные оценки самых разных литераторов, в том числе, Тынянова и Пастернака. Четыре издания выдержала книга «Два года в Испании» (первое – в 1960). Посмертно были напечатаны автобиографические заметки Савича («Вопросы литературы», 1968, № 8 и 1988, № 8), а также подборки стихов («Литературная газета», 1996, № 29 и «Звезда», 1998, № 4)».

Мне удалось прочитать книгу Савича о Испании, подборку стихов. Не знаю, как вам, а мне не верится, что Савич написал ту заметку. Видимо, действительно, «Чубчик…» – коллективное творчество. Заметки Савича и «Чубчик…» – разные по стилю, по отношению к людям. Возможно, я неправа, ведь, если коллеги использовали его фамилию для пасквиля, то Савич еще был в здравии, почему не возразил, пусть позже, до его ухода из жизни, до 1967 года времени было достаточно. Неужто не пытался очистить себя от наговора? И все же верить хочется, что не Савич – автор «Чубчика у немецкого микрофона».


И все же приведу выдержку из книги Веры Георгиевны «Скажите, почему?» о реакции Петра Константиновича на эту статью:

– Самыми отвратительными и несправедливыми в оценках оказались статья
журналиста Савича из «Комсомольской правды» «Чубчик у немецкого микрофона» и песенная пародия Леонида Утесова «Журавли». К счастью, о пародии ты не узнал, больно было бы такое услышать от коллеги да еще одессита. За что так тебя? Не могла понять. Неужели ты виноват, что праздник одесситам подарил?
Думаю, во многих ты тогда вдохнул жизнь, прибавил терпения и веры. Больше полувека минуло, одних воспоминаний о твоих триумфальных одесских выступлениях столько написано! Пинавшие со своими опусами ушли в небытие, а ты звучишь. Ну, хорошо, я не права, Утесов тоже звучит, но пародию-то его на тебя забыли. Кстати, Утесов в последние годы своей жизни признался, что было указание свыше «заклеймить Лещенко», а вообще он к тебе хорошо относится. Что тут скажешь? Знаю точно, что тебе тоже указывали, да ты исполнять не спешил. Ты вообще по характеру был человеком очень верным своим принципам, но не отстаивал их на баррикадах, держал нейтралитет в политических играх, в то же время не склонял головы, не потворствовал хозяевам жизни. О заметке Савича в «Комсомольской правде» от 5 декабря 1941 года ты знал.
Савич тебя охарактеризовал как оборванного белогвардейца, бывшего унтера, продажного лакея, кабацкого хама и как фашистского пропагандиста, подручного немецких оккупантов, предателя Родины и своего народа. Каждое определение тянуло на самый смешной анекдот. Но, видимо, Савич слов других не знал, как и тебя самого. Ты об этой заметке упомянул мельком, когда мы во второй день нашего знакомства гуляли у моря. Сказал: «Мне очень хочется, чтобы этот человек мне повторил то же самое, но глядя в глаза. И знаешь, когда я получил первый отказ на въезд в Одессу, решил не ехать и отказаться от гастролей. А когда появилось такое обвинение, то решил приехать. Я-то знаю, что меня любят не оккупанты, а люди. И вот я здесь. А “писатель”? Бог ему судья».
Ты рассказал без подробностей и цитат, без названия газеты и дат. Но я смогла найти эту заметку и узнать фамилию автора. Эту публикацию тогда многие расценили как приговор. Пусть заочный, но приговор. И ты, и Селявин, который о статье тоже знал, это прекрасно понимали


Не случайны на земле две дороги - та и эта.
Та натруживает ноги, эта душу бередит.
 
ГостьДата: Вторник, 14.12.2010, 18:15 | Сообщение # 2
Музыкант
Группа: Проверенные
Сообщений: 61
Статус: Offline
А сама статья существует, на сегодняшний день?
Есть ли возможность ее увидеть?
 
Olga777Дата: Вторник, 14.12.2010, 23:14 | Сообщение # 3
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 718
Статус: Offline
Вера Георгиевна пыталась найти, ей дали прочитать вырезку, но не отдали. Я пыталась, но тогда "Комсомолка" была после пожара и архив был утерян. Сейчас нашла библиотечный вариант - подшивка снятая на пленку, просмотрела все номера 40-45 год. Этой статьи нет, но и нет фамилии Савича. Есть предположение, от "Комсомолки" исходящее, что это были выпуски-листовки. - Сохранились?- Не знаем, ищите! - А где? - Не знаем! В архивах.
Еще раз подтвердили, что такого рода статьи писались редколлегией издания, а фамилию автора поставили, скорее поДставили, какая первая на ум пришлась. Но такие детали тоже важны. Ведь могли и заставить Савича. У него непростая судьба, но человек талантливый и, мне кажется, интересный.
Пытаюсь найти родню Савича, письма написала, пока не откликнулись.
Надеюсь, что люди добрые подскажут, как быть, где искать.


Не случайны на земле две дороги - та и эта.
Та натруживает ноги, эта душу бередит.
 
ГостьДата: Среда, 15.12.2010, 07:17 | Сообщение # 4
Музыкант
Группа: Проверенные
Сообщений: 61
Статус: Offline
Спасибо.
 
Olga777Дата: Четверг, 23.12.2010, 01:42 | Сообщение # 5
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 718
Статус: Offline
ГЕОРГИЙ: "Я был удивлён, читая Ваш комментарий. Трудно мне понять, что в столице текст статьи недоступен. Откуда лещенковеды берут цитаты? Из Сети: В "Комсомольской правде" от 5 декабря 1941 года Лещенко характеризуется как "оборванный белогвардеец, бывший унтер, продажный лакей, кабацкий хам+ фашистский пропагандист, подручный немецких оккупантов, предатель Родины и своего народа".

Увы, Георгий, это трудно понять, но это так. Из "Комсомолки" приходили к Вере Георгиевне, просили дать интервью, она (ей это не свойственно!) условие поставила, мол, найдете, тогда расскажу то, что никому не говорила. Не нашли. А отдельные фразы откуда взялись, трудно сказать. Впрочем, гуляет одна фраза. Вера Георгиевна, когда смотрела четверть века назад газетную вырезку в редакции, то подтвердила, что нечто подобное и оскорбительное там было написано. Точно она не запомнила содержание, а в копии ей отказали. Картинку описала: нарисовали Петра Константиновича у микрофона в отвратительном (ее слова) фашистском обличье. Кстати, ей показали вырезку, возможно, чьё-то личное было достояние, ведь на руки не отдали и даже копию не разрешили сделать.
Что в редакции давно нет тех подшивок военных я могу точно сказать. Вы не представляете, как много места занимают подшивки ежедневных газет. Редакция на улице Правды занимала тогда не так много помещений, чтобы хранить старые архивы. Конечно, все было сдано в партийный архив. Мне, как и Вере Георгиевне найти не удалось. Вот библиотечный вариант на пленке есть, посмотрите, может вам удастся найти: http://kp.ru/link/9may/apr42/?geo=1
Страницы можно увеличить и перелистать подшивку военных лет. Я смотрела 41 и 42 годы, так как Вера Георгиевна в 42 году узнала о заметке той от Петра Константиновича.
Так что, скорее всего это были спецвыпуски-листовки, которые забрасывали в ту же оккупированную Одессу. Иначе, откуда об этой публикации узнал бы Петр Константинович. А он знал и переживал, об этом Вера Георгиевна рассказывала. Если все же это Савич писал, то в семье мог остаться архив его статей. Может племянница Савича - Маргарита Семёновна Лунден откликнется.


Не случайны на земле две дороги - та и эта.
Та натруживает ноги, эта душу бередит.
 
Olga777Дата: Четверг, 23.12.2010, 15:06 | Сообщение # 6
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 718
Статус: Offline
Георгий, спасибо! Всегда знала, что в разговоре истина рождается. Благодаря вашей подсказке нашла номер газеты со статьей "Чубчик...". Читайте, пока по ссылке: http://kp.ru/link/9may/dec41/

Да, прочитав, а не услышав в пересказе, поверила, что Савич мог написать это. Лихо, но ни слова правды. Хочется только верить, что его заставили и позже он раскаялся, поэтому Вере Георгиевне выдвинули версию коллективного творчества. Так действительно было, когда "сверху" на кого-то поступал заказ. Ведь во времена поисков Веры Георгиевны, Савич здравствовал, но встретиться не захотел с Верой Георгиевной. Ей преподнесли версию: Савич - псевдоним. И подхватили эту версию поклонники. Здорово, что нашли статью.
Возьмемся за руки, друзья, и сможем другие тайны приоткрыть.
Но, видимо, листовки все же были. То есть некоторые статьи перепечатывались и разбрасывались в оккупированных областях. Почему так думаю? По описанию Веры Георгиевны было две колонки, а между ними рисунок: Петр Лещенко в фашистской форме у микрофона во весь рост. В газете рисунок другой.
Как же грязно работала пропаганда. А может так было надо. Как героев додумывали, так и врагов.
Вот только непонятно, почему Прага упоминается? Савич не мог не знать, что Лещенко жил в Румынии.


Не случайны на земле две дороги - та и эта.
Та натруживает ноги, эта душу бередит.
 
Olga777Дата: Четверг, 23.12.2010, 17:18 | Сообщение # 7
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 718
Статус: Offline
При использовании материалов ссылка сайт: www.petrleschenco.ucoz.ru обязательна



Газета "Комсомольская правда", 5 декабря, 1941 года

Когда оборванный белогвардеец – бывший унтер Лещенко добрался до Праги, за душой у него не было ни гроша. Позади осталась томная и пьяная жизнь. Он разыскал друзей, они нашли ему занятие: Лещенко открыл скверный ресторан. Хозяин, он был одновременно и официантом и швейцаром. Он сам закупал мясо похуже и строго отмеривал его повару. Ни биточки, ни чаевые не помогали ему выбиться из нищеты. Кроме того ресторатор зашибал. По вечерам, выпив остатки из всех бокалов пива и рюмок водки, он оглашал вонючий двор звуками гнусавого тенорка: «Эх, ты, доля, моя доля…».
Кому-то из друзей пришла в голову блестящая идея: ресторатор, официант, швейцар и унтер должен стать певцом. Выпив для храбрости, Лещенко взял гитару и начал петь романсы. И тут случилось чудо: песенки возымели успех. Сочетание разухабистой цыганщины с фальшивыми, якобы народными мотивами и гнусавым тенорком показалось пражским мещанам истинно русской музыкой. Лещенко нанял швейцара, затем официанта и перестал ходить на базар. Он выступал теперь только в качестве кабацкого певца.
Слава постепенно росла. Белогвардейцы подняли его, что называется, на щит. Гнусавый тенорок был записан на пластинки. Унтер оказался кстати поэтом – он сам сочинял слова своих душещипательных романсов. С размером и рифмой он не очень стеснялся. Но слова подбирал по принципу: чем глупее, чем пошлее – тем лучше. Белогвардейцы слушали забытые кабацкие мотивы и плакали. Иностранцы слушали и умилялись: это и есть русская душа, если русские плачут. А Лещенко бил себя по бедрам и с пьяной слезой в голосе выкрикивал: «Эх, чубчик, чубчик, вьется удалой!».
Пришла война. Казалось, мир мог забыть белогвардейского унтера и удалой чубчик, оказывается, курилка жив.
Захватив наши города, фашисты организовали в них радиопередачи. Несется из эфира на немецком языке: «Говорит Минск, говорит Киев. А затем раздается дребезжание гитары и гнусавый тенор развлекает слушателей: «Эх, чубчик, чубчик…».
Унтер нашел свое место – оно у немецкого микрофона. Украинцы и белоруссы слышали лучшие в мире оперы, симфонические концерты, красноармейские ансамбли, народные хоры, - все это, разумеется с фашистской точки зрения было большевистской пропагандой. Теперь немцы принесли «подлинную культуру» - Лещенко.
В промежутке между двумя вариантами «Чубчика» - залихватским и жалостным_ хриплый, пропитый голос, подозрительно похожий на голос самого Лещенко, обращается к русскому населению в прозе и без музыкального сопровождения. «Москва окружена, - вопит и рявкает унтер, - Ленинград взят, большевистские армии убежали за Урал». Потом дребезжит гитара, и Лещенко надрывно сообщает, что в его саду, как и следовало ожидать в виду наступивших морозов «отцвела сирень». Погрустив о сирени, унтер снова переходит на прозу: «Вся Красная Армия состоит из чекистов, каждого красноармейца два чекиста ведут в бой под руки». И опять дребезжит гитара. Лещенко поет: «Эх, глазки, какие глазки»… И, наконец, в полном подпитии, бия себя кулаками в грудь для убедительности, Лещенко восклицает: «Братцы красноармейцы! На какого хрена вам эта война? Ей-богу, Гитлер любит русский народ! Честное слово русского человека! Идите к нам в плен! Мы вас приголубим, мы вас приласкаем, обоймем и поцелуем». (Последняя строчка исполняется уже в сопровождении гитары). «Убедительность» лещенковской пропаганды и ее «художественное достоинство», конечно, бесспорны. Но, если эффект полностью противоположен немецким ожиданиям, унт не виноват: он старается во-всю, Чубчик вьется у микрофона – грязный, давно поседевший, поределый: сколько драли его пьяные гости в кабаках! Чубчик продал родину, свой народ, продал традиции вольного казачьего Дона и служит тому, кто кормит, - изображает русскую душу такой, какой хочет видеть ее Гитлер. Заплеванный трактир вместо искусства, пьяный бред вместо человеческого голоса, продажный лакей вместо свободного гражданина. Надо ровно ничего не понимать в психологии русского народы, чтобы надеяться, что икота кабацкого хама может соблазнить советских людей.
О. Савич


Не случайны на земле две дороги - та и эта.
Та натруживает ноги, эта душу бередит.
 
GeorgoДата: Вторник, 28.12.2010, 01:38 | Сообщение # 8
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 326
Статус: Offline
Спасибо, Oльга, за интереснейшую находку.

Сейчас, когда запрет на песни Петра Лещенко давно снят, а память о клеветниках, порочивших его имя, покрылась зарослями чертополоха, подлость, циничная ложь и наглая клевета автора пасквиля из "Комсомолки" видна читателю, как на ладони. И нет необходимости доказывать, что в этой статье нет ни капли правды. Ни слова, ни полслова. Можно только лишь удивляться, как автору (или авторам) статейки, подписанной фамилией "О. Савич" удалось разместить столько лжи на двух небольших газетных колонках. Ложь и клевета всегда были любимым оружием партии.

Верный сын партии Михаил Шолохов поучал собратьев по перу:

"Мы пишем по указке наших сердец, а наши сердца принадлежат партии".

В переводе с партийного новоязыка на более понятный это означало, что для того, чтобы уцелеть, писать надо строго в соответствии с требованиями партийной верхушки. А если колебаться, то только в унисон с колебаниями партийной линии. Для послушной писательской "сметанки" в СССР обеспечивались звания, сталинские премии, награды, престижные квартиры в столице, отдых в комфортабельных "Домах творчества", поездки за рубеж. Трудно было находиться в числе избранных и сохранить доброе имя, лавировать и при этом не попасть в сталинские жернова.

Одним из таких "канатоходцов над пропастью", которым это удалось, был талантливый писатель и журналист Илья Эренбург. Самым лучшим другом Эренбурга с юных лет до седых волос был поэт, писатель и журналист Овадий Герцович Савич, чьё имя мы видим под клеветнической статьёй. Многие полагали, что они - родные братья. Илья Эренбург в своих мемуарах посвятил своему другу отдельную главу. Вот небольшой фрагмент из неё:

"Познакомились мы давно кажется, в 1922 году. Он моложе меня всего на пять лет, но тогда он казался мне подростком. В 1930 году он с молодой женой Алей поселился в Париже, и мы встречались почти каждый вечер. Раз в год перепуганный Савич отправлялся в советское консульство, чтобы продлить паспорта. (...) Он человек мягкий, благожелательный, спорить не любит, и всем он нравился. (...) Иногда он посылал очерки в «Комсомольскую правду», (...) писал он про то и это, про футбол и про Барбюса, про мировой кризис и про рабочие танцульки. Мне казалось, что он не может найти ни своей темы, ни места в жизни."

Биография О. Савича довольно подробно представлена на сайте в предыдущих сообщениях. И у меня, как и у Вас, Ольга, возник вопрос: "а был ли Савич у микрофона?" Из материалов о Савиче, разбросанных по Сети, однозначно вытекает, что в жизни был он честным и порядочным человеком, бескорыстно помогал людям, попавшим в трудное положение. Сохранилось свидетельство Семёна Шпунгина, мальчишки, которому чудом удалось уцелеть после ликвидации еврейского гетта в латвийском городе Даугава. Потеряв всех родных и близких, в конце войны попал он в Москву, где случайно познакомился с Савичем. Позже он вспоминал:

" Чета Савичей проживала на Старом Арбате (тогда просто Арбате). Хозяева приняли меня радушно, были со мной очень обходительны. Они усадили меня за стол, накормили и всячески старались, чтобы я чувствовал себя непринужденно. Теплоту, которой меня окружили, впоследствии я ощущал постоянно, когда бы ни приходил в этот дом. Аккуратно одетый, подтянутый, с темной шевелюрой, тронутой проседью, Овадий Герцович был мягким и удивительно деликатным человеком. Под стать ему была Аля Яковлевна, во внешности и манерах которой улавливалось нечто аристократическое. Много лет спустя я случайно узнал, что она дочь знаменитого московского казенного раввина, юриста по образованию, Якова Мазе, чье имя вошло во все еврейские энциклопедии..."

Овадий Герцович оказывал бескорыстную помощь Семену на протяжении многих лет.

Савичу удалось избежать репрессий только благодаря заступничеству Ильи Эренбурга. А было по меркам НКВД за что Савича на долгие годы послать "в места не столь отдалённые". Безродный космополит. Еврей. Известно было, что свою книгу "Антлантида под водой" Савич написал в Берлине на паях с "оборванным белогвардейцем", бывшим артиллерийским офицером Белой Армии, эмигрантом, потомком знатного дворянского рода Владимиром Корвин-Пиотровским. Жена Савича - дочь раввина. Целый ряд его друзей - участников гражданской войны в Испании оказались "врагами народа". Нельзя исключить, что Савич был на крючке НКВД. Сейчас стало известно, что все журналисты, выпускаемые за рубеж, проходили соответствующую обработку. Но реальный облик Савича и гадкий пасквиль не соответствуют друг другу. Савич в тридцатых годах проживал или побывал в нескольких европейских странах, где пластинки Лещенко были широко доступны. Можно предположить, что он хорошо знал весь песенный репертуар певца. И этом случае не мог он написать столь примитивной и лживой статьи, просто не верится. Вертухаи Берии могли угрозами заставить подписать чужую гадкую стряпню, но не больше.

Поэтому можно смело предположить, что этой статьи Савич не писал, ибо родилась она в недрах спецслужб. Была навязана редакции "Комсомолки" - с подписью Савича для авторитета. Перенесёмся мысленно в декабрь 1941 года. Неделю-другую назад окончилась одна из более кровопролитных битв ВОВ - битва под Москвой. Казалось бы, что власти не до "Чубчика". Но в начале зимы 41-го в Одессе распостранялись слухи о предстоящих концертах Петра Лещенко, которые сначала планировалось провести в Оперном Театре в январе 1942 г. "Одесская газета" писала:

"Знаменитый, неподражаемый исполнитель русских и цыганских танго, фокстротов и романсов, напетых на пластинках фирмы "Колумбия" и разошедшихся по всему миру, Пётр Константинович Лещенко даёт концерты в помещении Одесского Театра Оперы и Балета."

Когда сведения из оккупированной Одессы по каналам спецслужб проникли в Москву, из верхних эшелонов власти поступил приказ: срочно оболгать и оклеветать легендарного певца в центральной печати. И спрепарированный пасквиль был немедленно опубликован. Это был заочный смертельный приговор "бессарабскому соловью".

Георгий Сухно.
 
Olga777Дата: Пятница, 31.12.2010, 03:46 | Сообщение # 9
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 718
Статус: Offline
Georgo, на душе чуточку потеплело. Вы, как всегда, по доброте своей бесконечной, пытаетесь понять и оправдать. Возможно, Савич достоин того. Прочитала его дневники и не могла поверить. что гнусный пасквиль на Лещенко, написан Савичем.
Я тоже пыталась найти какие-то зацепки в пользу Савича. Уж очень хочется верить, что не он писал. Через "Поэтический клуб", который готовил публикации о Савиче, пыталась найти племянницу Савича, но, увы, получила неутешительный ответ.
Самое страшное в истории любой недоговоренность. "Комсомолка" придумывает какие-то отговорки, то ли себя, то ли авторов своих обеляя. и даже не пытается разобраться: А был ли Савич у микрофона?
Но ведь его имя останется в истории. А если несправедливо замаранным?
Кто-то, знающий правду, которая не в его пользу, сидит сейчас в засаде и думает: "Не скажу, время не пришло!". Сидит и ждет, когда помрут свидетели и этот знаток правды выйдет "весь в белом" и скажет то, что ему выгодно. А вот опровергнуть будет некому. И останется это пятно на очередной биографии человеческой, можно белым, можно черным пятном его назвать, суть не изменится.
Каждый из нас повинен в появлении таких пятен, боимся правды.
Как бы не хотелось мне, как и вам, защитить Савича, но не мог не знать Овадий Герцович, что заметка за его подписью была. Что же молчал тогда? Эренбург характеризует его, как мягкого и деликатного аристократа. Верю! Петр Константинович, что бы ему не приписывали (кстати, благодаря заметке в Комсомолке), тоже был деликатным и на баррикады не стремился, но чернить другого, обидеть другого не мог.
Вера Георгиевна не приукрашивала своего Петра Константиновича, он был таким, как в книге ее.
Но ведь и здесь находятся охочие проявить свои "знания" и представить ее не в лучшем свете, как Козина, как Юрьеву... Список может быть бесконечным. А все полуправда виной тому. Вера Георгиевна многого не сказала, не хотела обидеть, тем самым дала повод обидеть себя. Петр Константинович, щадя ее, не говорил всей правды, но будь иначе, Вера Георгиевна заставила бы его уехать подальше от "советских освободителей". И жили бы они долго и счастливо, а потом бы вернулись и к их ногам бы бросали все, что пожелали бы. Разве не так поступила та же Баянова? Да что там говорить...
Но вернусь к Савичу. Ведь он не отрекся от пасквиля своего даже, когда это можно было сделать. Чего испугался? А может струсил тогда, при Сталине, позволил имя свое использовать, а потом стыдно было правду сказать? Не хочу верить в авторство Савича, но слишком много - ЗА его авторство! Если так, то не будем уподобляться и бить его. Объяснить сможем его поступок, понять сможем, оправдать сможем, вот простить такое трудно.
Вы вспомнили Эренбурга, но не мог он не рассказать Савичу о своих встречах с Лещенко. И отношение Эренбурга к "танго Лещенко" было завораживающим. И Эренбург писал об этом еще при жизни Савича, и Сталина даже. И премию сталинскую за книгу ту получил Эренбург. Конечно, знал Савич о Лещенко правду, но перевирал в своем творении каждую деталь: место проживания, жадность, страсть к алкоголю. А может тем самым надеялся Савич показать, что он пишет заведомую ложь?
Эх, узнать бы правду. В каких-то архивах прячется правда. Найти бы, если еще не все архивы продали...


Не случайны на земле две дороги - та и эта.
Та натруживает ноги, эта душу бередит.
 
GlebWДата: Суббота, 08.01.2011, 21:54 | Сообщение # 10
Музыкант
Группа: Пользователи
Сообщений: 26
Статус: Offline
БЫЛ ЛИ САВИЧ У "МИКРОФОНА"?

Не думал вступать в дискуссию, но, любопытства ради, прошёлся по биографиям О. (Овадия) Савичa, а также некоторых людей, с кем жизнь в тo или иное время его свела
и хотел бы поделиться кое-какими мыслями.

Мы никогда не узнаем, написал ли и подписал O. Савич этот «шедевр», или не написал и кто-то коварный подписался его именем. Если не написал, то трудно поверить в то, что вообще не знал, что в «Комсомолке» появилась статья за подписью «О. Савич»! Но если Савич написал и подписался, то хочется верить, что под страхом смерти. Иначе не вижу других причин, по которым можно было бы так мерзко оклеветать человека, как Петр Лещенко.

Мы не должны забывать, что для Савича, Лещенко был НИКEM и возможно, что когда сверху рявкнули: фас - исполнил приказ (спасибо что не расстреляли, - подумал он).

Прочитав статью Г-на Георгия Сухно, был приятно удивлён схожестью наших с ним суждений. Да, Савич - один из немногих евреев в культуре, литературе и искусстве, уцелевших во времена сталинских репрессий и это с дочерью равина в жёнах! А почему? Во- первых, нужен был властям, так как владел несколькими европейскими языками (в то время интеллигенция и духовенство России были уничтожены, посажены или эмигрировали). Во- вторых, почти всю свою творческую жизнь прожил под крылом y Эренбурга, сталинского любимца - еврея. Но даже Эренбурга иногда "покусывали" для порядка, а вот Савича - никогда! Почему? Может боялся властей больше смерти и потому никогда не противоречил (ворочем, как и Эренбург), а только просил?

Письмо Эренбурга Сталину, К проблеме депортации советских евреев в Сибирь в 1953 году. Вот лишь несколько строк из этого зловеще известнoго документа.

Обратите внимание на рабский , пресмыкающийся и даже фанатичный тон письма:

-3 февраля 1953 года. Дорогой Иосиф Виссарионович, Я решаюсь Вас побеспокоить только потому, что...

Я убежден, что необходимо энергично бороться против всяческих попыток воскресить или насадить еврейский национализм, который при данном положении неизбежно приводит к измене Родине...

Вы понимаете, дорогой Иосиф Виссарионович, что я сам не могу решить эти вопросы, и поэтому я осмелился написать Вам...

Само собой разумеется, что если это может быть полезным для защиты нашей Родины и для движения за мир, я тотчас подпишу "Письмо в редакцию".
С глубоким уважением
И. Эренбург"

Возвращаемся к «Комсомолке»

Eсли с самого начала убрать из этой писанины ненависть к белогвардейцам, что уже давно произошло в России, (не говоря о недавних событиях, связаных с реабилитацией царской семьи и возведении сaмого царя Николая II в лик святых!) то останется только невежество автора и совершенное отсутствие у него правдивой иноформации о жизни никем непревзойдённого (и я не пытаюсь тут использовать избитые эпитеты восхваления) Петра Лещенко, плюс, конечно, хамская большевистская бравада, насмешливое порицание в назидание, проявление животнoй жестокости, без капли сострадания к человеку, как личности, которая, по понятиям советской идеологии, не имеет никакого права на индивидуальность.
Во все времена существования СССР травля неугодных, по приказу властей, всегда начиналась в прессe.

Задаюсь вопросом, на который, тоже никогда не получим ответа. Забудем на время, кто автор, или авторы. Почему выбрали Прагу (Чехословакия) как место описываемых ими событий, где Лещенко, якобы ежечасно, "гнусявя в немецкий микрофон", предавал свою родину? Почему умолчали о Румынии? Может потому, что в самом начале войны, румыны объявили нейтралитет и значит Лещенко не мог «гнусавить в немецкий микрофон»? Но уже в 1941г, румыны приняли участие в нападении на СССР.

Или об Одессе, так как приведённые автором даты совпадают с пребыванием Лещенко в Одессе, а не в Праге. Неужели написали, основываясь на информации, полученной от «заказчика»? Эта деталь усугубляет вину автора. Настоящий журналист не имеет права принимать ту или иную сторону, но обязан предоставить читателю тщательно проверенные им факты.
Когда фашисты вещали на СССР, перед песнями Лещенко и после них, то дикторы объявляли, откуда ведётся передача? Наверное объявляли.

Для справки. Из истории радио в СССР. К 1937г, на тысячу жителей приходилось примерно 25 проводных радиоточек. Проводное вещание широко использовалось для оповещения населения о налётах вражеской авиации. В то время, как обычные эфирные радиоприёмники на время войны были у населения изъяты, проводное вещание продолжало свою работу. Поэтому фашистская пропаганда не очень то доходила до советских слушателей на неокупированных немцами территориях.

Возвращаемся к Савичу. Если он всё же был автором, то как теперь верить его репортажам о событиях в Испании и всему, что он когда-либо написал.
Процитирую слова, сказаные на этом форуме Ольгой 777, так как ещё до появления её заметки, перевернув множество информации об Овадии Савиче, хотел сказать то же самое:
«... Ведь он не отрекся от пасквиля своего даже, когда это можно было сделать. Чего испугался? А может струсил тогда, при Сталине, позволил имя свое использовать, а потом стыдно было правду сказать? Не хочу верить в авторство Савича, но слишком много - ЗА его авторство! Если так, то не будем уподобляться и бить его. Объяснить сможем его поступок, понять сможем, оправдать сможем, вот простить такое трудно».

Заметим, что вспоминают его, как доброго, скромного, талантливого, образованного человека, но поэтессa Верa Лурье рассказала о ещё одной не совсем известной грани его натуры.

"...Савич был странным человеком. Когда однажды поздно ночью по дороге домой он должен был проходить мимо вокзала Zоо, то попросил меня проводить его. У него был панический страх, что с ним могут заговорить проститутки"

Да, он был «на крючке НКВД».
Вот орывок из книги Эренбурга Люди, годы, жизнь.

«Я искал Савича и не мог его найти (...) Мне сказали, что советские товарищи остановились в деревушке в восьми километрах от города. Пришлось потратить три часа, чтобы добраться до этой деревни. Ночи были холодными, и, чтобы согреться, беженцы разводили костры - жгли барахло, которое зачем-то волочили по дорогам. А бомбежки не стихали.
Я вошел в крестьянский дом и обомлел от счастья - пылал огромный камин; перед ним сидели Савич и Котов. Савич объяснил, что на грузовике зачем-то вывезли посольскую библиотеку, приходится жечь - не оставлять же фашистам русские книги. Человека, которого звали в Испании Котовым, я остерегался - он не был ни дипломатом, ни военным. (попрпбовал бы он написать что- либо подобное при жизни Сталина! Эренбург - Великий Хамелеон!) Он бросал книги в огонь с явным удовольствием, приговаривал: «Кто тут? Каверин? Пожалуйста! Ольга Форш? Не знаю. А впрочем, там теплее…» Поразил меня Савич. Он настоящий книгопоклонник. Когда он приходит в гости, то вдруг, забывая всю свою учтивость, начинает листать книги на столе, не слушает даже разговора. А тут заразился и с азартом швырял в камин томики. Котов сказал: «Гмм… «День второй»… Придется уступить автору право на кремацию». Я кинул книжку в камин»

http://www.fb2book.com/?kniga=37344&strn=60&cht=1

B том что Котов не был военным, Эренбург заблуждался или, мягко говоря, утаил правду. Hе мог oн не знать о том, кто скрывался под фамилией Котов.

Продолжение следует...

Добавлено (08.01.2011, 21:52)
---------------------------------------------

Коротко о Котове.

Эйтингон, Наум Исаакович (1899-1981), один из руководителей органов государственной безопасности, генерал-майор (9.7.1945). В 1930-е гг. выполнял наиболее ответственные поручения НКВД за границей, организатор террористических актов. В 1936-1937 занимался вопросами безопасности в республиканской армии в Испании, под именем "генерал Котов" прославился партизанскими действиями в тылу франкистских войск. Непосредственно руководил организацией убийства Л.Д. Троцкого. 20.8.1942 назначен зам. нач. 4-го управления НКВД СССР, занимавшегося разведкой, террором и диверсиями в тылу противника. С 27.9.1945 зам. нач. отдела "С" НКВД (затем НКГБ) СССР, которому поручено добывание и обобщение разведданных по созданию ядерного оружия. Затем до окт. 1951 зам. нач. Бюро № 1 МГБ СССР. В окт. 1951 арестован. После смерти И.В. Сталина в марте 1953 освобожден и назначен зам. нач. отдела МВД СССР. После падения Л.П. Берии в авг. 1953 арестован. Приговорен к 12 годам тюремного заключения. В 1964 освобожден, работал старшим редактором в издательстве "Иностранная литература".

http://www.hrono.info/biograf/bio_e/eytington_ni.php

Я думаю, что по поводу связей Савича с НКВД, вопросов нет...

А может в действительности существовало два Котова: Котов - что Эйтингон и просто - Котов и оба прославились партизанскими действиями в Испании?
На закате своей жизни, генерал-майор Эйтингон - Котов решал, что из иностранной литературы было дозволенно читать советским людям, а что - нет. Но даже и прошедшие цензуру генерала Котова, сборники из серии «Иностранная литература», как мы знаем, простым советским гражданам были тажело доступны.

Из предсмертного письма Александра Александровича Фадеева ( 13мая, 1956г А. Фадеев покончил жизь самоубийством, застрелившись).

"Не вижу возможности дальше жить, т.к. искусство, которому я отдал жизнь свою, загублено самоуверенно-невежественным руководством партии, и теперь уже не может быть поправлено. Лучшие кадры литературы - (...) физически истреблены или погибли, благодаря преступному попустительству власть имущих".

Рекомендую ознакомиться с историей написания Фадеевым двух вариантов «Молодой Гвардии».

Возвращаемся к O. Савичу.

В 1924г Савич покинул Россию и, хотя печатался в советской прессе, возвращаться на родину не спешил. В 1939г его, обманным путём, взяв жену в заложницы (приехала навестить больную мать) насильно затащили обратно в страну.
Если подумать о принадлежности Лещенко и Савича к совершенно различным слоям общества, то становится понятно, что выдающиеся и просто известные русские писатели и поэты, за редким исключением, были высоко образованными людьми и поэтому их творчество в народе (я имею ввиду, сотни миллионов русских людей, при царе и после революции) было не то, что не популярно, а просто неизвестно, в то время, как песни Лещенко, ни мелодией, ни нeпричёсаннoй поэзией не претендовавшие на уровень классики, в СССР были близки всем - интеллигенции и массaм.

Анна Ахматова, при всей её зависимости от Эренбурга, в 1955г хлопотавшего об освобожденни из заключения её сына, Льва Николаевича Гумилёва, сказала однажды, что Эренбург, сам живёт за границей, а хвалит СССР. Отец Льва Гумилёва, Николай Степанович Гумилёв, выдающийся Русский поэт, общественный деятель и гражданин, был расстрелян в 1921г, за недоказанное участие в антиправительственном заговоре.
Эренбург никогда не осуждал драконовское беззаконие властей, а просто, имея «очень серьёзный блат» в правительстве, пытался помочь Ахматовой.

Анна Ахматова из «Реквиема»

Тихо льется тихий Дон,
Желтый месяц входит в дом.

Входит в шапке набекрень,
Видит желтый месяц тень.

Эта женщина больна,
Эта женщина одна.

Муж в могиле, сын в тюрьме,
Помолитесь обо мне.

1938 г

Бытует мнение, что Эренбург никогда не был поклонником творчества Ахматовой. Он просто вилял. После смерти Отца и Учителя Всех Времён и Народов, наступила оттепель и вышло в свет одноименное произведение Эренбурга «Оттепель», где он опять вильнул и продолжал вилять до конца своих дней. Кстати, послесталинскому периоду определение «оттепель» дали после выхода книги Эренбурга.

Для справки. Проживая заграницей, Эренбург занимался тем, за что ему было дозволено жить заграницей - общением с представителями левых группировок, то есть - пропагандой и распространением идей коммунизма и вербовкой сочувствующих этим идеям, русских иммигрантов и граждан страны, оправдывая свою деятельность грандиозной, не вызывающей ни у кого возражения, идеей: Борьба за мир во всём мире!

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Добавлено (08.01.2011, 21:54)
---------------------------------------------
Взгляд в прошлое.
О том времени
Запретная литература


Стихотворения каких поэтов были ещё запрещены?"
Проще сказать, какие были разрешены.
В школьной программе, например, изучали Пушкина, Лермонтова, Некрасова, а следующий был - Маяковский.
Та же самая наша учительница литературы Воскресенская наглядно демонстрировала нам, как Александр Блок не понял революцию и встретив Маяковского в Петрограде в 1918 году жаловался, что у него в имении сожгли библиотеку (подтверждение того, что массы к книгам были, мягко говоря, равнодушны) . То есть был мелочный гражданин и не понял величия событий. Про Блока в школе больше знать не полагалось. А чтобы вкратце описать нам убожество поэтов серебряного века, она нам приводила стих Брюсова, состоящий из одной строки
"О закрой свои бледные ноги!"
И стих Вертинского "Маленькая балерина", где упоминается цветочек лакфиоль, совершенно недостойный упоминания по своему ничтожеству. Вот и всё!
Нет, ещё учили каких-то нерусских поэтов, которые неуёмно восславляли Сталина: казаха Джабаева и дагестанца Стальского
Ещё заучивали кое-что из стихов военной поры Симонова, Твардовского и Суркова. Но и тут было не всё просто.
Песня "Тёмная ночь" часто звучала по радио, но кто автор слов, не говорили. Все думали, что Симонов. А настоящий автор Владимир Агатов тогда сидел в лагере.
Сидел и Николай Заболоцкий, автор слов песни
"В этой роще берёзовой, вдалеке от страданий и бед..."
и многие другие сидели если не в лагерях, то без публикаций, то есть без хлеба.

http://school-661.narod.ru/czerni.html

Я разыскал произведения Джамбула Джабаева и Сулейманa Стальского (Сулейман Гасанбеков).

О Сулеймане Гасанбекове. Родился в Дагестане, в ауле Ашага – Стал (без мягкого знака). Когда настало время, он подумал: если Джугашвили может переименоваться в Сталинa, то почему бы и мне из Гасанбекова не переименоваться в СталЬскoгo... Мягкий знак прибавил для стального звучания...
Звучит органично, как например: Хусейн Дзержинский, Абдулла Троцкий и т.д

Oтрывки я разместил в этой статье, дабы ответить на фразу автора из «Комсомолки»:

С размером и рифмой он (Лещенко) не очень стеснялся. Но слова подбирал по принципу: чем глупее, чем пошлее – тем лучше.

Итак.

Казахский поэт, акын Джамбул Джабаев

Из «От всей души»

Я вдохновился, узнав его,
Домбру настроил свою
И, весь колхоз собрав кругом,
Песню о нем пою.
А если о Сталине я пою,
Сила певца растет;
Жадно слушает, не расходясь
И не шепчась, народ.
Если о Сталине я пою,
Никто не уходит прочь:
Слушают тысячу ночей
И еще одну ночь.
От всей души я о нём пою —
Песням потерян счет,
Сидят и слушают, не дыша:
— Еще, Жаке !. еще!

Ещё...

Дагестанский поэт, ашуг Сулейман Стальский ( Гасанбеков)

Начинается словами:

О Ленине я говорю – слушайте.
Что делал он, я говорю – слушайте...

И к концу:

Страну бедняков защитил Ленин
Вдруг узнали мы - Ленин умер
Нет, никогда умереть не может
На прощание Сталину в сердце
Душу свою вложил Ленин
Сталин дал нам свободу и силу
Дал нам колхозы и совхозы
Хлеб и мир и радость -
Все, что нам обещал Ленин
Старый Аршак говорит правду
Ленин, товарищи, не умер
Да здравствует Сталин долго-долго
Да здравствует в сердце его Ленин
Да здравствует Сталин долго-долго
Да здравствует в сердце его Ленин .

Поэтические перлы национальных поэтов, приведённые выше, даже и пошлостью назвать невозможно. О размере и рифме говорить не приходится, вот только, как говорят, не знаю, смеяться мне или плакать.

Оба при жизни были удостоены самых высших государственных наград.

Возвращаемся к «Комсомолке». Hемцы зaхватили Чехословакию в начале 1939г, а в августе того же года, Россия и Германия заключили пакт о ненападении (Молотов - Риббентроп), но до подписания, Сталин уволил наркома иностранных дел, еврея Mаксима Максимовича Литвинова (Меер- Геноx Мойсеeвич Валлах), чтоб ублажить Адольфа. Выходит, что Сталин "гнусавил в немецкий микрофон" раньше Лещенко!

Иностранцы слушали и умилялись: это и есть русская душа, если русские плачут.
А Лещенко бил себя по бедрам и со слезой в голосе выкрикивал: «Эх, чубчик, чубчик, вьется удалой!».
В промежутке между двумя вариантами «Чубчика» - залихватским и жалостным_ хриплый, пропитый голос, подозрительно похожий на голос самого Лещенко, обращается к русскому населению в прозе и без музыкального сопровождения. Москва окружена, - вопит и рявкает унтер, - Ленинград взят, большевистские армии убежали за Урал.

Как человек, обладающий гнусавым тенорком мог рявкать?

Опять - невежда, явно не имеющий понятия, о чём пишет. Если Савич был знаком с творчеством Лещенко (Эренбург был, значит и Савич тоже) то ведь не мог не знать одну из его самых популярных. В тексте даже строки такой нет! Два варианта: залихватский - это до упоминания Сибири, а жалостный - про Сибирь, цепи и ссылку? Боялись, что народ правду услышит? Так ведь о ссылках, цепях и Сибири в России пели задолго до рождения Петра Лещенко. Hо при советской власти, по указу Сталина, тюрьмы и остроги, цепи и пытки, голод и смерть были начисто искоренены и на месте лагерей выросли чудесные дома отдыха для трудящихся...

Славься, Отечество, наше свободное,
Дружбы народов надежный оплот!
Знамя советское, знамя народное
Пусть от победы к победе ведет!

Сегодня, даже равнодушные к творчеству Петра Константиновича, знают, что уже в начале 30x годов имя Лещенко гремело по всей Европе, что его голос увековечили одни из самых известных мировых студий грамзаписи и, как недавно стало известно, в 1935г British Pathe отсняли фильм о нём. К концу 30х его песни пела вся Россия и власти ничего не могли поделать.Tот факт, что в этом, наполненном праведным народным гневом, разоблачительном «приговоре» Петра изобразили, как необразованного дилетанта, мошенника, пьяницу, развратника, говорит о попытке любыми неправдами изгадить его имя. Почему? Опять воля власть имущих!

Сталин! Ну не любил он Лещенко, и всё тут!

Украинцы и белоруссы ( кстати, слово «белорусы» пишется с одним «С»! Вот тебе и Савич!) слышали лучшие в мире оперы, симфонические концерты, красноармейские ансамбли, народные хоры, - все это, разумеется с фашистской точки зрения было большевистской пропагандой. Теперь немцы принесли «подлинную культуру» - Лещенко.

Да... При советской власти yкраинцы слышали лучшие в мире оперы и симфонические оркестры со всяческими хорами... Oсобенно во времена голодомора!

А немцы, до Гитлера, наверное и понятия не имели о лучших симфонических оркестрах и операх. Где уж им, в допотопной деревне с названием «Германия», было слушать оперы и симофонические оркестры! Да и хоров приличных в Германии тоже никогда не существовалo. Это только белорусы и украинцы получили доступ, и всё благодаря большевикам, так как до революции 1917 года и в России тоже не имели понятия об операх, балетах, симфонической музыке и различных хорах…

Савич или не Савич... Тот, кто тогда написал эту безграмотную чушь - поставил подпись Савича под очередным одурачиванием и без того уже обманутого народа, обречённого на грядущие страшные муки.

Хочу заметить, что ни стилистика «шедевра», ни элементарные законы правописания не тянут на продукт государственной травли и имеют какой-то «районный» привкус и только этот факт вызывает сомнение в авторстве О. Савича. А может, при сравнении с другими миллионами обличительных статей в советской прессe, или с документами из советских судебных процессов , мы обнаружим, что все они написаны одной рукой?

Привожу только несколько примеров

1.Позади осталась томная и пьяная жизнь.

Можно проводить жизнь в пьянстве, но пьяным может быть только человек, нo не жизнь. А вот каким образом жизнь может быть томной?

ТОМНЫЙ - исполненный истомы, устало - нежный. Устало - нежная жизнь? Это как? Или само слово ТОМНЫЙ должно было вызвать гнев в советском человеке, которому ни в какие времена не подобает испытывать чувство истомы. Истома свойственна только всяким разным буржуям.

2. Он разыскал друзей, они нашли ему занятие...

О! Значит у Петра Лещенко- старого, седого, дранного, грязного, пропащего, бездомного пьяницы, развратника и мошенника, были друзья в Чехословакии? Откуда!?

3. По вечерам, выпив остатки из всех бокалов пива и рюмок водки, он оглашал вонючий двор звуками гнусавого тенорка: «Эх, ты, доля, моя доля…».

По вечерам? Вечер - это 6-10 часов вечера. Может более правдиво - по ночам? Потому что жизнь в кабаках только начинается по вечерам, а уж глубокой ночью, в опустевшем «скверном ресторане» он мог шастать по столам, на которых оставались недопитые бокалы с пивом.

БОКАЛ – посуда для вина в виде большой рюмки.

В Чехословакии, славящейся своим пивом на весь мир, пиво в бокалы ни в какие времена не наливали и не наливают! В кружки, но не бокалы. И рюмок водки - вина в том «скверном ресторане» не пили?

Выпив остатки из ВСЕХ пивных бокалов... Ну не мог он, физически, выпивать остатки из ВСЕХ бокалов и рюмок, так как некоторые бокалы и рюмки, после ухода гостей, наверное уносил в посудомойку. Допивал остатки по дороге в посудомойку? А! Лещенко бокалы и рюмки со столов не убирал, а если убирал, то не мыл, пока не допивал остатки, до последней капли... Но по ночам! Потому, что если бы кто-то и посмел осушить кружку с недопитым пивом у клиента «по вечерам», то, наверное, схлопотал бы...неприятности!

4. СКВЕРНЫЙ РЕСТОРАН. За каким же лешим, в «скверный ресторан», с биточками из «мяса похуже», с вонючим двором, приходили иностранцы, пражские мещане?! Им что, своих, зарекомендованных ресторанов нехватало? А может автор так увлёкся образами, что описал «скверный ресторан», но только не в Чехословакии, а где-то на знакомой стороне? Их, скверных, было очень и очень много на родине автора, до и после войны...

5. Захватив наши города, фашисты организовали в них радиопередачи. Несется из эфира на немецком языке: «Говорит Минск, говорит Киев. А затем раздается дребезжание гитары и гнусавый тенор развлекает слушателей: «Эх, чубчик, чубчик…».

Фашисты организовали - прошедшее время и потом: Несётся из эфира - настоящее.

Это страннoe несоответствиe времён глаголов… Не похоже на Савича. А может он специально «понизил уровень», дабы приблизиться к народу? Ведь писали не для интеллигенции, а именно для масс?

6. Вся Красная Армия состоит из чекистов, каждого красноармейца два чекиста ведут в бой под руки.

О Соловках с 1922 по 1939гг

Управление лагерями. Управление С. л. находилось в Кремле на Соловецком острове. Горсточка чекистов занимала самые ответственные посты, а все прочие посты занимали заключенные-бытовики, бывшие чекисты. Вооруженная охрана состояла также из заключенных-бытовиков, бывших красноармейцев или чекистов. Заключенные, занимавшие эти посты, пользовались огромными привилегиями. Желая сохранить их любой ценой, многие из них превращались в оголтелых самодуров и садистов.

http://www.solovki.ru/history24.html

Так, кто кого под руки вёл в бой? Красноармейцы - чекистов, или чекисты - красноармейцев?

7. Братцы красноармейцы! На какого хрена вам эта война? Ей-богу, Гитлер любит русский народ! Честное слово русского человека! Идите к нам в плен! Мы вас приголубим, мы вас приласкаем, обоймем и поцелуем». (Последняя строчка исполняется уже в сопровождении гитары).

Вопрос: Каким образом автор знал о таких детальных подробностях выступлений Лещенко в «скверном ресторане» и радио- передачах с его участием , как исполнение последней строчки уже под гитару? Он, находясь в это время в Праге, посещал «скверный ресторан» Лещенко, а в перерывах слушал фашистскую пропаганду по радио? А может на родине, под страхом смерти, прикипев к эфирному радиоприёмнику, запрещённому властями, 24часа в сутки, опять таки, слушал фашистскую пропаганду? Не хорошо, товaрищ журналист, не хорошо! Как в том анекдоте: «А теперь, Вовочка, давай повторим слова, которые ты должен забыть и никогда не произносить».

8. «Убедительность» лещенковской пропаганды и ее «художественное достоинство», конечно, бесспорны. Но, если эффект полностью противоположен немецким ожиданиям, унт не виноват: он старается во-всю, Чубчик вьется у микрофона – грязный, давно поседевший, поределый: сколько драли его пьяные гости в кабаках!

Кабаках - во множественном числе. Ох , понесло автора! Забыл, что в начале статьи речь шла об одном, определённом "скверном ресторане" в Праге, а не о «кабаках». А может Лещенко был нарасхват и его приглашали "гнусавить в немецкий микрофон" в нескольких пражских "скверных ресторанах"?

Не логично, так же, было автору взять в кавычки слова «убедительность» и «художественное достоинство», если в конце предложения употребил слово БЕССПОРНЫ, потому что слово БЕССПОРНЫ, не взятое в кавычки, исключает кавычки в словах «убедительность» и «художественное достоинство»!

9. Чубчик продал родину, свой народ, продал традиции вольного казачьего Дона и служит тому, кто кормит, - изображает русскую душу такой, какой хочет видеть ее Гитлер.

Не ведал автор, что творил! Кому сегодня не известно, что Гитлеру было наплевать на все души - русские и нерусские! Ну невозможно поверить в то, что в Праге, в «скверном ресторане», где подают биточки из «мяса похуже» (простите за повторение, но уж очень смехотворно) с вонючим двором, где пьяные гости пьют пиво из бокалов и дерут грязного, с поредевшими седыми волосами, недобитого белого унта, фашисты свили гнездо антисоветской пропаганды во главе с этим унтом!

О казаках. Сегодня это уже не секрет, что к концу войны на стороне фашистской Германии оказалось более 100 тысяч казаков. К сожалению, довольно большое число казаков воевали в составе фашистской армии и пользовались доверием немецкого командования. Да, у казачьего Дона были традиции, но ни одна из них никогда не являлась лояльностью к советской власти. Как раз наоборот. У донских казаков было множество причин ненавидеть советскую власть.

Хочу ещё упомянуть печально известную правду.
Донские казаки проявляли терпимость к представителям различных религий: буддистам, староверам, мусульманам и даже к язычникам, но только не к евреям. Их руки по локоть залиты еврейской кровью!

Hо это уже отдельная история.

Никому ещё не удалось до конца понять , объяснить, измерить всю чудовищность событий тех лет. Bражда между нациями, сословиями, правителями и правительствами, местные фанатичные религиозные и социальные войны за безоговорочную власть и господство над людским разумом - уничтожали сотни миллионов невинных, большинство которых, просто хотели мира. Им было безразлично, кто у власти, только бы не отбирали свободу и достоинство, что в человеческом бытие - дороже всех богатств на свете.

Tираны, всех мастей, никогда не переведутся и, добравшись по трупам к власти, любыми средствами всегда будут стремиться отобрать эту свободу и истребить чувство достоинствa в угнетённых.

Сколько документов не обнародовано и уничтожено? Мы никогда не узнаем точно, кто же oн, этот автор из "Комсомолки". Если вдуматься, то сегодня это уже не важно. Попытка унизить, оклеветать - не увенчалась успехом. Наоборот, прочитав те примитивные до смешного, беспомощные строки, мы с ещё большим ужасом осознаём, в какое страшное время Пётр Константинович жил, окружённый невежеством и тупой злобой!

На смену поколений приходят новые. Мы уже прожили первое десятилетие 21го века, но песни Лещенко волнуют сегодня уже не только нас, но и молодых, не познавших горя. Kак мне нaзвать присутствующее в песнях Лещенко, щемящее, ни на что не похожее чувство невозвратного? Hо это не тоска, нет, а наоборот – желание быть свободным, жить и любить!
Петра Лещенко убили, но имя его, сквозь все запреты и заслоны, поднялось на недосягаемую высоту. B душах людей, особенно тех, чей родной язык – русский, oн, своими песнями себя обессмертил.
За что убили? Ведь oн никогда никому не сделал зла.

Пётр Лещенко был только лишь человеком, обладающим редким даром петь о Любви.

Сообщение отредактировал GlebW - Понедельник, 10.01.2011, 05:33
 
GeorgoДата: Вторник, 08.03.2011, 22:12 | Сообщение # 11
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 326
Статус: Offline
Прочитал и глазам не верю! Такой замечательный очерк появился у нас на форуме. Спасибо, Господин Глеб. Под каждым Вашим словом готов подписаться. Материал Ваш привлекает не только содержанием и представлением новых, неизвестных большинству читателей фактов, но и стилем изложения, логичностью и убедительностью аргументов.
Пасквиль, подписанный именем Овадия Савича, явится для новых поколений образной иллюстрацией подлых приёмов, к которым прибегали пропагандисты-недоучки из аппарата НКВД. Пирамида Хеопса выглядит маленькой по сравнению с этой пирамидой лжи и клеветы. Но пирамида не была сработана столь топорно. Просто не верится, что автором мог быть прекрасно владеющий пером писатель и журналист.

Сохранились свидетельства об использовании немецкой пропагандой в годы войны популярных в СССР песен Петра Лещенко, Лидии Руслановой или Вадима Козина в радиопередачах для населения оккупированных територий. Но звучали эти песни с граммофонных пластинок. И обвинять за это исполнителей было бы просто глупо. Один из подобных примеров я встретил в книге воспоминаний писателя Юрия Волкова, услышавшего "Землянку" в немецкой радиопередаче по трофейному радиоприёмнику в партизанских лесах Западной Белоруссии:

"...Я сделал антенну, заземление — пригодились мои познания в радиотехнике — долго ждали батарей питания. Наконец, и их достали и анодную, и накальную. Один наш знакомый в Сморгони съездил в Вильно и раздобыл их там. Параметры батарей я ему написал в записке. И вот в один прекрасный день я всё подсоединил к приёмнику и с замиранием сердца включил питание. Тишина. Начал медленно вращать верньер.
Вдруг из динамика полились чистые и ясные звуки песни, которой мы просто заслушались:

... На поленьях смола, как слеза,
И поёт мне в землянке гармонь
Про улыбку твою и глаза...
Ты теперь далеко, далеко.
Между нами снега и снега.
До тебя мне дойти нелегко,
А до смерти четыре шага.

Песня была как будто про нас сочинённая. Откуда тогда нам было знать, что это за песня, и кто её сочинил? Ведь с сорок первого года мы были оторваны от Родины и мало что знали о ней.
Окончилось пение. Неужели так хорошо слышно здесь Москву? С нетерпением ожидали мы, что скажет диктор. И вдруг из приёмника послышался хрипловатый с еврейским акцентом белорусский выговор:
— Увَага, увََага! Говَорит Остлянд, Барановичи-Менск...
Я даже сплюнул со злости. Откуда у немцев и их приспешников такие прекрасные русские песни?.. "

(Юрий Волков "Война без прикрас и геройских подвигов" http://vadim-blin.narod.ru/papa/19_44_i.htm )

Об использовании пластинок Петра Лещенко в передачах для симферопольской радиотрансляционной сети в 43-44 гг. вспоминала в своей книге Вера Лещенко. Писала о том, что газета "Голос Крыма" пробовала обмануть читателей, сообщая о выступлениях певца перед микрофоном: "...у журналистов целью было притянуть имя Лещенко, который любим публикой."

Не только немецкая пропаганда пыталась использовать популярность песен певца. В начале пятидесятых годов журналисты мюнхенской радиостанции "Свобода" тоже хотели создать впечатление, что столь популярный певец выступает перед микрофоном на их станции. Помню, сквозь бешенный вой глушилок я услышал знакомый баритон:

Уйди!
И меня позабудь
Не волнуй мою грудь,
Заклинаю тебя...

Пластинка, вероятно, была выщерблена, ибо первая строфа танго "Уйди"была частично урезана. Танго окончилось и диктор торжественно заявил: "У микрофона пел Пётр Лещенко!". А певец в это время погибал в страшной румынской тюрьме Тыргу Окна.

Благодаря воспоминаниям Веры Лещенко и работам серьёзных исследователей мы многое узнали о трагической судьбе певца и с полным основанием можем сказать: нет, не пел "Чубчик" у немецкого микрофона. Далёкий от политики, дарил певец свои песни родной земле. И песни его переживут века.

 
SiringoДата: Воскресенье, 02.03.2014, 22:49 | Сообщение # 12
Аранжировщик
Группа: Друзья
Сообщений: 124
Статус: Offline
Последняя дни очень тревожные, кто-то назвал Украину "кипящим котлом", в котором каждый ловит свою рыбку и пожирнее. Информация об одних и тех же людях, об одних событиях такая разная. И я вспомнила статью Савича. Прочитала ее еще раз. Столько лет прошло, а схема работы информационного поля не изменилась. Заказали, надо делать. появляется статья, которая ломает судьбы, порочит людей. Разница в одном, сегодня (спасибо И-нету!) можно читать несколько источников и самому делать вывод, где правда.
Статье Савича многие поверили, у них тогда не было наших возможностей.
 
Olga777Дата: Вторник, 04.03.2014, 15:09 | Сообщение # 13
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 718
Статус: Offline
Людмила, дорогая! Да-да-да!
Вот сейчас слушаю нашего Президента российского (пресс-конференцию дает по событиям на Украине), и он возвестил (после всех нагнетаний в СМИ вокруг тех событий), что понимает тех, кто на Майдане, что они привыкли к тому, что одних "жуликов" меняют на других. Понимает, но не приветствует, потому что неправомерны действия тех, кто на Майдане. Вчера воевать собирался, а сегодня понимает.
Вот и савичи считали, что были правы. Для них человек, как и власти, которой они подчиняются "рубль - ведро". Мы вновь переживаем позор, мы вновь опускаем глаза и приносим извинения тем, кого привели к краю обрыва. Так извинялись перед памятью Петра Лещенко, так извиняемся сейчас.
История ничему нас не учит... Увы...


Не случайны на земле две дороги - та и эта.
Та натруживает ноги, эта душу бередит.
 
Форум » Лещенко Петр Константинович » Мы судьбою не заласканы » Савич у "микрофона" ("Чубчик у немецкого микрофона". 1941 год)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright petrleschenco.ucoz.ru © 2016
Сайт создан в системе uCoz