Форум
Форум
Форма входа


Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья сайта
Информационный портал шансона

Майя Розова. Официальный сайт

Russian Records

Журнал «Солнечный Ветер»


Приветствую Вас, Гость · RSS 11.12.2016, 03:13

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Майя, Georgo, Коллекционер 
Форум » ДАНЬ ЭПОХЕ » Их соединили музыка и время » ГРИГОРИЙ ПЯТИГОРСКИЙ-1 (Две главы из автобиографии)
ГРИГОРИЙ ПЯТИГОРСКИЙ-1
МайяДата: Среда, 25.04.2012, 00:18 | Сообщение # 1
Композитор
Группа: Модераторы
Сообщений: 157
Статус: Offline
ВИОЛОНЧЕЛИСТ

Автобиография



ГРИГОРИЙ ПАВЛОВИЧ ПЯТИГОРСКИЙ

GREGOR PIATIGORSKY

17 апреля, 1903 - 6 августа, 1976

Глава Седьмая

Это была революция.
Под могучим порывом ветра, в хаосе, меняющемся и расползающемся лесным пожаром, всё было нарушено.
Это была охота - охота друг на друга: белых и красных, привидений и живых. С израненными кишками, всё равно, как заведённые, шли вперёд, уверенные в том, что они бессмертны. Среди криков о мести или свободе, призывы к милосердию были слишком слабы. Их было не слыхать. Вчерашние мыши, сегодня были тиграми и кролики хохотали как гиены. Ах, какое раздолье для охоты, как оглушителен шум! Крики, лай, выстрелы заполнили улицы Москвы, еще мокрыx от слез со времен Рюрика. Князья были вытравлены дымом из дворцов. Бабушки, сыновья, дочери, внуки и правнуки выползали из под кроватей стиля Людовика XIV, как травленные паразиты. Фортепиано выбрасывали из окон и бриллианты обменивались на хлеб. Генералы атаковали фабрику с рабочими. Все убегали с пеной у рта. Они были бешеными собаками, но для них не было ни Пастера, ни лабораторий, ни больниц .

Это были неистовые конвульсии. Все было в крови. Гигантский вулкан ожил и Россия трепетала. В прошлом, крепостное право, погромы и восстания были лишь незначительным спекталем. Ярость во Франции и её гильотины, в сравнении выглядели детскими играми. Теперь все было иначе . Это былo гигантское представлениe, шоу монстров и все они были участниками, в смертельных импровизациях, свободно выражающие свою гениальность. Это было время пробудившегося гнева, и многие долго этого ждали.

Мне было четырнадцать лет и я, увлечённый потоком, хотел участвовать, но сдерживал себя и просто прислушивался к стрельбе оружия и к голосу, трубящему о том, что боги, полубоги и многовековое правление дома Романовых - пали.
Грандиозное восстание масс было страшным, но на удивление, многие продолжали жить повседневной жизнью. У меня была комната, но я не мог даже думать об обучении, я должен был работать.
Моя хозяйка была портнихой, у которой работали ещё трое. Очень дружелюбная, она часто приглашала меня на обед и просила не волноваться об аренде. Она вышла замуж и родила ребенка, отец которого посещал их регулярно. Она рассказала, что он был знаком со многими музыкантами.
- Ты знаешь, что профессор Лев Цейтлин его друг? - спросила она однажды. - Он скрипач.
Я ответил: - Только имя.





Лев Моисеевич Цейтлин

Российский и советский скрипач, педагог, доктор искусствоведения

15 марта, 1881 - 9 января, 1952


Когда я встретил профессора Цейтлина, то сразу же узнал в нем человека, который помог мне в трактире подобрать обломки моей виолончели . Он тоже узнал меня. Я был счастлив, что вновь встретился с ним. Он сказал, что часто думал о том, где я и как живу, но что даже не знал моего имени. Цейтлин рассказал, что музыкальная Москва недавно потеряла выдающегося молодого виолончелиста Василия Подгорного, который был членом его струнного квартета.
Цейтлин заметил: - Возможно это судьба, что мы встретились снова.

Через несколько дней он познакомил меня со своими коллегами – срипачом Константином Мострасом и Фердинандом Кришом, скрипачом- альтистом.






Константин Георгиевич Мострас

16 апрела, 1886 - 6 сентабря, 1965

Российский и советский скрипач и педагог


Фотографию Фердинанда Криша я не нашла, что очень и очень печально... И решила, в память о талантливейшем музыканте, дирижёре и композиторе, поместить запись его оркестра. В комменте нашего друга Коллекционера, к заметке о «Титине», вы можете послушать «Титину» в исполнении оркестра Фердинанда Криша.

Фокстрот БЛОНДИНКА
Исполняет оркестр Фердинанда Криша.







Они устроили мне прослушивание и пригласили в свой квартет, поиграть. После того, как я присоединился к ним в исполнении квартетов Бетховена, Бородина и Чайковского, мне было предложено вступить в знаменитый ансамбль.
Я очень привязался к моим старшим коллегам. Наши ежедневные репетиции, как правило, начинались утром и длились до тех пор, пока на гладко выбритом лице г-на Криша не пробивались усы. Мы запланировали циклы концертов и по совету г-нa Цейтлина я подал заявку на участие в конкурсе на первую виолончель в Большом театре. Он говорил мне о большой значимости такого события и что эта должность считается лучшей в России и, возможно, и в мире. "Все будут бороться за это место", - сказал он.
Большой театр, как для всех остальных, много для меня значил. Он был источником национальной гордости и местом почёта для всех музыкантов – участников. Даже когда я уже вошел во внушительное здание, я не мог поверить тому, что магическая дверь открылась для меня. Я шёл длинным и узким коридором. Там я увидел небольшую армию виолончелистов. Они сидели вдоль стен и упражнялись. Я нашел пустой стул и присоединился к ним. Беспощадный шум прекращался только на несколько секунд, когда объявляли имя следующего конкурсанта и приглашали предстать перед судьями жюри. Они уходили и появлялись снова, но выражение беспокойство на их лицах оставалось прежним. Ко времени, когда я был вызван, мои стремления честолюбивого артиста превратились в мысли лишённого энтузиазма новобранца, обречённо ожидающего в очереди, чтобы быть отвергнутым или призванным.

И вот я предстал перед судьями, под председательством почтенного Вячеслава Сук.





Вячеслав Иванович Сук

Российский и советский дирижёр и композитор

16 ноября, 1861 - 12 января, 1933


Пока я настраивал свою виолончель, известные на всю страну музыканты шепотом консультировались и ждали.

- Что бы вы хотели сыграть? - услышал я наконец.

- Я не принёс с собой нот, только виолончель.

Обращаясь к пианисту, г-н Сук спросил: «Что у вас там есть»?

- Концерт Дворжака, - сказал он, как будто ждал именно этого вопроса, и тут же сыграл несколько тактов, перед вступлением виолончели.

- Остановитесь, остановитесь! - воскликнул я. - Пожалуйста, начните концерт с самого начала.
Наступило неловкое молчание.

- Здесь не принято тратить время на длинное вступление фортепиано, - сердито заметил кто-то, и фортепиано зазвучало с того места, где остановилось.





Мне повезло, что соло виолончели, его сила - соответствовали моему настроению и ещё, что влияние на меня самой музыки тоже было сильно. После окончания первой части, члены жюри, не пытаясь больше экономить свое время, предложили мне сыграть для них ещё. Когда я закончил, все, в том числе и участники конкурса, поздравил меня с новой позицией первого виолончелиста Большого театра.



Григорию Пятигорскому 15 лет.

В оркестровой яме я располагался на довольно видном месте, на платформе. Слева от меня стоял первый бассист и мы оба были отделены от наших секций. Мы с ним делили тот же пюпитер и играли с тех же старых, переписанных вручную, нот, на которых были написаны обе партии.
Тетрадь нот была чрезвычайно объёмной и исчерплена различными маркировками и странными знаками всех цветов и очертаний. Первый бас, г-н Домошевич был очень полезен своими советами: "Я буду переворачивать страницы. Следуйте за мной. Смотрите на меня, а не на дирижёра. Не обращайте внимания на других", - предупреждал он.

В первый вечер в театре давали «Лебединое озеро». Когда г-н Аренс, дирижер балета, подошел к подиуму, Домошевич заметил: "Он - старая трескучая черепаха, явившаяся сюда прямо из Ноева ковчега», и, перелистывая страницы, он быстро показал мне, какие знаки и символы моей партии нужно игнорировать.
- Те, что чёрными чернилами - не что иное, как ловушки, синими и красными пользовались много лет назад, и только красный карандаш и рисунки «очков для глаз» - действительны». На протяжении всего вечера г-н Аренс смотрел на меня, и только один раз, после моего большого соло, я увидел выражение поощрения на его лице.
Мне нравился балет и я любил играть сложные соло, особенно для нашей примы-балерины Екатерины Гелзер, которая, несмотря на ее объёмные икры ног, танцевала с легкостью и изяществом. Жукова, Балошова, Абрамова, хрупкая Kенгурова - всё было в удовольствие.

Хотя будучи официально солистом балетной музыки, я играл оперы тоже. Будь это Вагнер или Верди, под руководством Г-на Вячеслава Сук, исполнение было на высоком уровне. В русских операх мне нравился Голованов.





Николай Семёнович Голованов

9 января,1891 - 28 августа, 1953

Российский и советский дирижёр, пианист, композитор, хормейстер, педагог.


К сожалению, современные произведения не были представлены.

По традиции, каждый лидер несёт ответственность за свою группу, так что, например, если я во время не вступал, то группа виолончелей тоже не вступала, сваливая всю вину на меня. Несколько раз, ошибка при моём вступлении, чуть не вылилась в катастрофу. В конце концов я обнаружил, что причиной моей ошибки были неправильные указания, кем-то преднамеренно вписанные в мои ноты.

Вскоре я понял, почему старшие члены коллектива, при возможности, мне вредили. Каждому повышению по должности предшествовали годы и даже самые незначительные были поводом к празднованию и потому многим было обидно глядеть на мальчишку, заполучившего всё с самого начала. Чтобы завоевать их уважение, я должен был сделать что-то серьёзно убедительное.
На одном спектакле, во время длительный паузы в моей партии, я положил смычок на пюпитр и, откинувшись в кресле, отдыхал. Вдруг я схватил свой смычок и сделал вид, что сейчас вступлю. Вся группа вступила не там, где надо, а я в это время, даже не коснувшись струн, наблюдал зa ними. После нескольких не менее вредных шуток с моей стороны, прекрасные отношения с коллегами были установлены.

Итак, коммунистическое правительство было создано, но последствия великой борьбы остались. Люди были уставшими и голодными. Я являлся единственным членом оркестра, получавшем детскую продовольственную карточку и меня называли «шоколадное дитя». Некоторым это казалось смешным, но я бы лучше получал сырую рыбу и картофельную кожуру, чем сидеть на своей бесконечной диете сладостей.

Несмотря на голод и холод, искусство в Москве процветало. Художники делились своими идеями друг с другом, а музыканты играли для актеров, и в свою очередь, слушали, как они обсуждают свои спектакли. Это было полезно знать, да ещё и играть для Станиславского, Kачалова, В.И.Немировича-Данченко и Moсквина - все в Художественном театре. Но когда они говорили о музыке, а мы о драме, наше наивное взаимное невежество было очевидным. Меня привлекали поэты, в частности, Maяковский и Есенин, которых я видел в Табакерке - место, где в то время часто собирались поэты. В тайне, я и сам писал стихи, и еще в большей тайне, я считал себя поэтом.

Моя жизнь бурлила деятельностью. Устраивались концерты, новые программы, квартеты, и было вновь созданное трио с Добровейном.




Исай Александрович Добровейн (Ицхок Зорахович Барабейчик)

15 февраля, 1891 - 9 декабря, 1953

Российский пианист, дирижёр и композитор.


От себя замечу, что именно Исай Добровейн исполнил «Аппассионату» Бетховена перед вождем революции Лениным. Этот факт войдет во все хрестоматии, а в 1963 г. на киностудии «Мосфильм» даже снимут художественный фильм… (пр. М.Р.)

http://proskurov.info/component/content/article/466

и Фишбергом, (позже он изменил свое имя на Mишаков).




Миша Мишаков

16 апреля, 1896 - 1 февраля, 1981.

Российский и американский скрипач


У меня были концерты с профессорами Игумновым, Гольденвейзером, Николаем Орловым и г-жой Бекман-Щербиной - все такие разные, но выдающиеся музыканты. Г-жа Бекман-Щербина и я исполнили «Импровизация» Гедике и, насколько я помню, Сонату Дебюсси для виолончели и «Балладу» Прокофьева. С Цейтлиным мы предствили первое русское исполнение «Трио» Равеля. Иногда я включал в свою программу произведения старинной музыки, редко, или никогда доселе не исполнявшиеся.
Концертная публика Москвы была чрезвычайно восприимчивой. Казалось, слушатели принимали активное участие в музыке, словно в отличие от самих музыкантов. Духовная пища здесь не была нормирована, как хлеб и мясо, и многие с удовольствием воспользовались этим.

В дополнение к балету и опере, в Большом театре также проходили симфонические концерты с приглашенными солистами и дирижерами. Особенностью этих концертов было то, что, оркестр сидел в яме, как в опере, в то время как солист стоял позади оркестра, но только на сцене. В одном из таких концертов, я впервые встретился с Сергеем Кусевицким.



Сергей Александрович Кусевицкий

26 июля, 1874 - 4 июня, 1951

Российский контрабасист и дирижёр, с 1921 года жил и работал за границей.


Солистом в этом концерте был Романовский, в первой части программы, игравший фортепианный концерт Грига. Не знаю, что произошло, но к концу первой части Кусевицкий и Романовский потеряли друг друга. Романовский закончил свою длительную борьбу неожиданным уходом со сцены, оставив оркестр и Кусевицкого самим закончивать произведение. Кусевицкий в ярости, на глазах у недоумевавшей аудитории, стал указывать на меня, как будто я был причиной катастрофы. После, в спешке наступившего антракта, я не только отказался от участия в остальной части концерта, но потребовал извинений. Пусть и покажется странным, что такие абсурдные события привели к нашей с Кусевицким пожизненной дружбе, но это произошло.
Был еще один инцидент на этих концертах. Дирижер Грегор Фительберг дал концерт, где впервые в России исполнили «Дон Кихота» Рихарда Штрауса. Он обратился к оркестру:

- Важное соло виолончели в этой части очень трудно, - сказал он, глядя на меня. - Я не сомневаюсь, что ваш первый виолончелист, хотя и очень молод, но способный мызыкант, но в Европе эту партию всегда играл приглашенный солист. Партия виолончели нуждается в длительной подготовке и даже более того. Поэтому я пригласил г-на Гискина.
Вошёл джентльмен с виолончелью. Он был встречен молчанием. Мне понравился его внешний вид и я был в восторге от перспективы послушать его игру. Я предложил ему свое место и сразу перешел на второй стул. Г-н Фительберг был готов начать, но стали раздаваться голоса протеста.

- Наш виолончелист может играть также, как и все! Нас не интересует, что они делают в Европе. Мы здесь, в Большом театре Москвы, - кричал кто-то. Я был смущен, глядя на уходящего г-на Гискина, с которым мы уже пришли к взаимному соглашению.
В такой обстановке репетиция началась.

Я был слишком занят чтением с листа, чтобы следить за своей игрой, но после заключительной части «Дон Кихота», Фительберг обнял меня и прозвучали фанфары в исполнении оркестра.

Такое необычное и триумфальное начало имело столь же необычный финал. Сразу после репетиции, без всяких видимых причин я был послан дирекцией Большого театра в дом отдыха, концерт состоялся и солировал Виктор Кубацкий.



http://www.cello.org/heaven/cellist/chap7.htm

Продолжение следует.

Перевод с английского и подборка материала - Майя Розова. 4 - 24 - 2012. Los Angeles


©Майя Розова
© http://petrleschenco.ucoz.ru
 
Форум » ДАНЬ ЭПОХЕ » Их соединили музыка и время » ГРИГОРИЙ ПЯТИГОРСКИЙ-1 (Две главы из автобиографии)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright petrleschenco.ucoz.ru © 2016
Сайт создан в системе uCoz