Форум
Форма входа


Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья сайта
Информационный портал шансона

Майя Розова. Официальный сайт

Russian Records

Журнал «Солнечный Ветер»


Наш код баннера
Петр Лещенко. Официальный сайт



Приветствую Вас, Гость · RSS 13.08.2020, 23:18

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Лещенко Петр Константинович » Вера Лещенко » В День Памяти Веры Лещенко. ПРОШЛО ДЕСЯТЬ ЛЕТ (Страничка из жизни: Лубянка - не портянка)
В День Памяти Веры Лещенко. ПРОШЛО ДЕСЯТЬ ЛЕТ
OLGA_777Дата: Четверг, 19.12.2019, 02:17 | Сообщение # 1
Композитор
Группа: Администраторы
Сообщений: 19
Статус: Offline
Десять лет, как нет с нами Веры Георгиевны Лещенко.
Декабрь в этом году серый и дождливый,
но традиционные белые розы от нас,
кто помнит Веру Георгиевну, украсили ее памятник.
Правда, нас становится все меньше.
В этом году только вчетвером приехали на ее могилку.
Юра Никитин, Света Мельник,
Толя Костырин из Владимира, да я.

Мы стояли у памятника дорогого нам человека и вспоминали нашу Верочку.
У каждого были свои памятные истории.

Удивительно, но, когда Света Мельник на телефоне включила запись «Вероньки»
в исполнении Саши Данилова и Майи Розовой,
солнышко выглянуло.
Света сказала: «Это Верочка нам знак подает,
она нас слышит».




Когда ехали обратно, Юра Никитин вдруг вспомнил и с присущей ему дотошностью стал меня расспрашивать, как я побывала на Лубянке. Он хорошо помнит, что арестное дело Веры Георгиевны, прислали в Москву с Украины по нашему с ней запросу. Это потом многие к этому источнику информации припали и стали воспоминания и книги писать. Они использовали материалы дела и еще добавляли свои выдумки «очевидцев». Особенно старателен был Владимир Гридин. Хотя у меня сохранились его письма к Вере Георгиевне, в которых он признавался, что ничего не знает о любимом певце и просил поделиться материалами. Я ему по просьбе Веры Георгиевны отправляла и ксерокопии протоколов допросов из ее дела. Но пусть все эти деяния останутся на совести тех людей. Я хочу поделиться, как побывала на Лубянке.

Лубянка - не портянка...

"Лубянка это не портянка, братцы, -
ей репутацию не отстирать".

Мы с Верой Георгиевной много разных запросов делали и в различные госучреждения Бухареста, и на Лубянку, и в Министерство иностранных дел СССР с просьбой помочь ознакомиться с архивными материалами по делу Петра и Веры Лещенко. Нам присылали какие-то справки, отписки и только после того, как был отправлен официальный запрос от журналов «Огонек» и «Крестьянка», нам ответили, что дело Веры Лещенко нашли, и оно уже на пути в Москву.
...Сентябрь, 1991 года. Был день осенний. Теплый и солнечный сентябрьский день. Мне сообщили, что Украина наконец прислала по нашему запросу арестное дело Веры Лещенко и с ним можно ознакомиться. Был указан адрес  Лубянки. Я поехала к Вере Георгиевне с этой новостью. Не забыть мне ее реакции: руки сжала в кулачки, лицо побелело. Отпустило, когда она заплакала. Тихо всхлипывала и повторяла: «Я туда не пойду».
В это мрачное и зловещее место отправилась я одна, получив на основании официальной доверенности от Веры Георгиевны допуск к материалам по ее делу. Так я побывала в подвалах Лубянки. К тому времени тюремные камеры были переоборудованы под комнаты для знакомства с секретными документами. Мне сказали, что это теперь музей, подвели к металлической сейфовой двери с огромным колесом, похожим на штурвал. Правда, штурвал романтичнее звучит, потому назову колесом. Так вот это колесо со скрипом и лязгом повернули и дверь открылась. Жутковато было, представила, что было бы в этот момент с Верой Георгиевной. Она бы точно не выдержала этого.

Потом мы шли по каким-то коридорам, дворикам, переходам. Наконец меня завели в комнату, похоже это была камера, но уже после косметического ремонта. В углу небольшой стол с настольной лампой и телефоном для внутренней связи. Высоко, не дотянуться до него - маленькое окошко. Мне вручили папку с материалами следственного дела N15641-П Веры Белоусовой-Лещенко.

Несколько часов ушло на изучение этих материалов. Много читала я и раньше о репрессиях, о том, как эти политические дела лепились, но что так примитивно могли человека обвинить в измене родине и приговорить сначала к расстрелу, потом великодушно заменить 25 годами, поверить было трудно. Но передо мной были реальные документы. Пафосные заявления следователя, ответы напуганной до смерти молодой женщины, которая не понимала, почему любовь к мужу — измена родине. Вера Георгиевна пыталась объяснить, что любила своего мужа, поэтому уехала с ним в Румынию. Она на первых допросах еще пыталась отстаивать свою любовь, но на последнем явно сломалась.

Все протоколы в деле Веры Георгиевны Лещенко были написаны рукой старшего следователя контрразведки МГБ (полевая почта 58148) лейтенанта Соколова. Каждая страница подписывалась тем, кого допрашивали. Один из последних протоколов завершался признанием в любви к родине и великому вождю Сталину. И подпись, и почерк был Веры Георгиевны. Она потом сама обратила мое внимание на эти строчки и так прокомментировала: «Соколов продиктовал мне, что надо написать и пообещал, что приговор будет помягче. Я и написала, устала я от всего так, что мне было уже все равно, кому в любви признаваться».

К внутренней обложке дела был прикреплен конверт с надписью «Особо секретно». Но он был открыт и я прочитала показания двух людей, которые официально послужили основанием для обвинения Веры Георгиевны в измене Родине. Одно из этих показаний исходило от близкой подруги Веры Георгиевны, там не было никаких обвинений, только информация, что за Верой приехал Петр Лещенко и увез ее вместе с мамой и братьями. Оказывается, этого достаточно для такого серьезного обвинения. Второе было написано румынской гражданкой, которая нелестно отозвалась о новой жене Петра Лещенко, бросившей родину. Этим она тоже подлила масла в огонь. Так появилось дело об измене.

Конечно, дело Веры Лещенко помогло ответить на многие вопросы, которые для нас долгое время оставались под тысячью замками. Один допрос Петра Константиновича многое объяснял. Когда я дочитала все материалы дела, то позвонила по внутреннему телефону и за мной вскоре пришли. Забрали у меня дело, предложили отметить интересующие меня страницы и пообещали сделать их ксерокопии. Я бы все страницы отметила, но были ограничения по их количеству. Отметила протоколы допросов, приговор, справки и опись вещей, которые забрали у Веры Георгиевны.

Провожал меня молодой парень Дмитрий К, не помню званий и регалий, вернее, не присматривалась к звездочкам на погонах. Он поинтересовался, почему вдова сама не приехала.

- А вы полистайте дело и представьте, что она пережила, - посоветовала я ему. Дмитрий неожиданно для меня смутился и предложил:
- Если сможете найти машину и отвезти меня к Вере Георгиевне, я постараюсь на несколько часов вынести дело. Пусть сама почитает. Я конечно же согласилась. Договорились о встрече. Я подъехала в назначенное время. Как договаривались, позвонила и вышел Дмитрий со своим коллегой Андреем. Мы отправились к Вере Георгиевне. Приехали, представила ей наших благодетелей, вручили ей дело, а сами ушли на кухню.
Позже, когда мы с Верой Георгиевной остались одни, она сказала, что начала она с допроса Петра Константиновича. Его привозили в Констанцу, где она содержалась до приговора, как свидетеля по ее делу. Ее с того самого черного дня в ее жизни — со дня ареста мучили воспоминания о криках из соседней камеры. Она не могла ошибиться, это был голос Петра Константиновича. Мне тут пытались доказать, что Петра Лещенко не возили на допрос в Констанцу, потому что нет отметок на карточках его ареста. Поклонникам сталинского режима очень хочется сделать виновниками ареста и гибели румынскую сторону. Подобную глупость легко опровергнуть. Петр Лещенко был там, где содержали Веру Георгиевну советские службисты. Достаточно посмотреть на время, даты допроса его, как свидетеля, на подпись и почерк   По тому, как отвечал Петр Константинович на пытливые вопросы следователя, трудно было восстановить неизвестные нам  биографические страницы его жизни. Петр Константинович был осторожен, называл и комментировал только те имена и события, которые были известны сталинским послушникам. Невзирая на это, многое все же удалось узнать. Пока Вера Георгиевна читала про собственные мытарства, о которых старалась забыть, мы с нашими добрыми гостями вели неспешный разговор на кухне. Они мне пообещали помочь с запросами в Румынию, по их каналам получить дело Петра Лещенко было реальнее. Я поверила. Дмитрий был настроен очень доброжелательно, планы, обозначенные им по поиску дела Петра Лещенко и его дальнейшей реабилитации были убедительны. Он даже позволил Вере Георгиевне забрать из дела ее паспорт румынский и некоторые фотографии. Увы, буквально через неделю все данные ими контакты оказались заблокированы.


И вот уже десять лет, как нет Веры Георгиевны, и все наши попытки пробиться через службистские заслонки двух стран — России и Румынии, пока безрезультатны. Попытки нацелены на одно — реабилитировать имя Петра Лещенко официально и найти , где он похоронен. Это мечта Веры Георгиевны и очень хочется ее исполнить.

Еще сегодня День Памяти Вадима Козина. Когда Вера Георгиевна ему позвонила и рассказала, что читала свое дело, что там был допрос Петра Константиновича, что это ее так взволновало, Вадим Алексеевич сказал: «Не там справедливость ищешь, там правды не найдешь. Ты в документах своего дельца много правды нашла. Ложь там главенствует. А Пете светлая и долгая память и без их помощи будет». Через три года не стало Вадима Козина.

Каждый год 19 декабря Вера Георгиевна зажигала свечу в память о нем.
Надо же такому случиться, что теперь мы зажигаем свечи в этот день в память о ней и о Вадиме Козине.
 
OLGA_777Дата: Пятница, 20.12.2019, 00:40 | Сообщение # 2
Композитор
Группа: Администраторы
Сообщений: 19
Статус: Offline
19 декабря 2019 год. 
Город Владимир.
 
Областная научная библиотека. 
Сегодня во Владимирской областной научной библиотеке руководитель фонда «Памяти Вадима Козина» Анатолий Костырин в литературно-музыкальной гостиной  провел вечер  "ПАМЯТИ ВЕРЫ ЛЕЩЕНКО И ВАДИМА КОЗИНА". Были и воспоминания, и, конечно, звучали песни в исполнении Веры Лещенко и Вадима Козина. 
Замечательных артистов объединяли годы дружбы, музыка, сцена и 19 декабря.
День, который стал для обоих ДНЕМ ПАМЯТИ.
 
МайяДата: Суббота, 21.12.2019, 02:45 | Сообщение # 3
Композитор
Группа: Администраторы
Сообщений: 190
Статус: Offline
Оля, я прочитала твою статью на одном дыхании, а потом перечитывала несколько раз. Нет, не статья это, а рассказ  - светлый лучик правды в темноте лжи и нелепых (мягко говоря, наивных), ни чем не обоснованных утверждений, как:

Петра Лещенко не возили на допрос в Констанцу, потому что нет отметок на карточках его ареста...

Твой рассказ, Оля, пронизан  глубокой печалью, a некоторые детали вызывают даже какой-то тошный страх, потому как воскрешают в памяти картины будней Лубянки – слово, до боли знакомое каждому советскому человеку.



Несчастные, однажды попавшие в это здание, обречённые на мучительную смерть, под пытками превращённые в мессиво из искалеченной кровавой плоти, молились лишь о сиюминутной смерти.


Или твоё описание комнатки, после косметического ремонта, с окошком наверху...

Потом мы шли по каким-то коридорам, дворикам, переходам. Наконец меня завели в комнату, похоже это была камера, но уже после косметического ремонта. В углу небольшой стол с настольной лампой и телефоном для внутренней связи. Высоко, не дотянуться до него - маленькое окошко. Мне вручили папку с материалами следственного дела N15641-П Веры Белоусовой-Лещенко.

В Одессе говорят: «возьми глаза в руки».
В данном случае можно сказать: «возьми мозги в руки».
К сожалению, не всем это дано...
 Не дано. И всё тут!

Позвольте же мне провести параллель между арестом и гибелью  великого русского шансонье, короля русского танго, ПЕТРА ЛЕЩЕНКО, голос  и манеру исполнения которого, никому никогда не удалось и не удастся повторить, и арестом и гибелью НИКОЛАЯ ГУМИЛЁВА (1886 - 1921).


Николай Гумилёв. Фото из следственного дела. 1921 г.

Выдающийся  русский поэт Серебряного века, писатель, офицер, переводчик, литературный критик, африканист, путешественник-исследователь.
Его биография в деталях доступна сегодня в интернете.


Вы спросите, когда же в СССР впервые опубликовали стихи Гумилёва?

В 1986 году. Спустя 65 лет после казни!

Первая в СССР публикация стихов Николая Гумилева.

Перестройка

В апреле 1986 года произошла литературная реабилитация "контрреволюционного" поэта Николая Гумилева, приуроченная к его 100-летию. 15 апреля 1986 года - в газете «Литературная Россия» (издание Союза писателей РСФСР) впервые в истории Советского Союза были опубликованы стихи этого репрессированного поэта (с небольшим предисловием Бориса Примерова).
19 апреля стихи Гумилева напечатали в №17 журнала "Огонек" (со вступительной заметкой Владимира Енишерлова). В подборку Гумилева вошли «Волшебная скрипка», «Капитаны», «Орел», «Лес»,
«Портрет мужчины», «Жираф», «Когда из темной бездны жизни», «Андрей Рублев».
«Литературная газета» отметила юбилей Николая Гумилева напечатав статью Евгения Евтушенко. Вскоре «Современная драматургия» и журнал «Театр» опубликовали «Отравленную тунику». Стихи Николая Гумилева начали печатать «Новый мир», «Знамя» и «Дружба народов».


https://ed-glezin.livejournal.com/1098356.html

Арест и расстрел

3 августа 1921года Гумилёв был арестован по подозрению в участии в заговоре «Петроградской боевой организации В. Н. Таганцева». Несколько дней Михаил Лозинский и Николай Оцуп пытались выручить друга, но, несмотря на это, вскоре поэт был казнён. 24 августа вышло постановление Петроградской ГубЧК о расстреле участников «Таганцевского заговора» (всего 61 человек), опубликованное 1 сентября с указанием, что приговор уже приведён в исполнение. Гумилёв и ещё 56 осуждённых, как установлено в 2014 году, были расстреляны в ночь на 26 августа.

Место расстрела и захоронения до сих пор не известно, во вновь обнаруженных документах это не указано.

Слышится что-то очень знакомое в этих строчках, не так ли? Потому и выделила текст. Это для тех, кто  считает, что если нет отметок в арестных карточках, то Петра Лещенко не  возили на допросы в Констанцу.


Возвращаемся к Гумилёву

Распространены следующие версии: Бернгардовка (долина реки Лубьи) во Всеволожске. Мост через реку Лубья, на берегу установлен памятный крест.
_______________________________

Район пристани«Лисий Нос», за пороховыми складами. Глухая местность недалеко от ж/д-станции «Раздельная» (ныне Лисий Нос) ранее использовалась как место проведения казней по приговорам военно-полевых судов.
________________________________

Анна Ахматова считала, что место казни было на окраине города в стороне Пороховых.

________________________

Ковалёвский лес, в районе арсенала Ржевского полигона, у изгиба реки Лубьи.
_______________________

Лишь в 1992 году Гумилёв был реабилитирован.
Заметье, что со времени первых публикаций произведений Николая Гумилёва и до момента его официальной реабилитации прошло ещё  6 лет!

Версии событий 1921 года

О причастности Гумилёва к заговору В. Н. Таганцева есть три версии:

Гумилёв участвовал в заговоре — официальная советская версия 1921—
1987 годов, поддержанная некоторыми знавшими поэта эмигрантами и рядом биографов, например, В. Шубинским.


______________________________________________________

Гумилёв не участвовал в заговоре, а лишь знал о нём и не донёс — версия 1960-х годов, распространённая в СССР времён перестройки (1987—1991) и в наши дни.

___________________________________________________________________________

Заговора не существовало вообще, он полностью был сфабрикован ЧК в связи с Кронштадским востанием — в 1992 году дело было признано сфабрикованным и все осуждённые по делу «Петроградской боевой организации» были реабилитированы.


https://ru.wikipedia.org/wiki....8%D1%87
____________________________________

-

Сравним антисоветскую деятельность Николая Гумилёва с антисоветской деятельностью Петра Лещенко.
Он ни в какие времена не был «рупором Геббельса». Не думаю, что Геббельс знал, что такой человек существует.
В Одессе Лещенко  пел для немцев и румын? Да, но в зале присутствовали русские, украинцы, греки, болгары и армяне. В зале не было только евреев...
Одесса в те времена была городом интернациональным. Так что же, всех, кто приходил  на концерты Петра Лещенко, следовало после войны арестовать и расстрелять?
А как же граждане, которые не покинули город во время оккупации и работали в бизнесах, хозяевами которых были враги?  Я знала таких и их было огромное количество.


Повторюсь. Гумилёв не участвовал в заговоре, а лишь знал о нём и не донёс — версия 1960-х годов, распространённая в СССР времён перестройки (1987—1991) и в наши дни.
Итак, Николая Гумилёва расстреляли, за то, что, зная о коварстве врагов революции, не донёс на них куда надо,  а Петра Лещенко уничтожили за то, что пел в зале, где присутствовали враги.


Веронька, я помню мы с тобой гуляли по Одессе.

Веронька, как я дарил тебе охапки белых роз!

Веронька, нам по булыжной бы катить в карете с песней,

Но повезут меня далёко, где навеки застывает кровь...
 
OLGA_777Дата: Суббота, 21.12.2019, 15:29 | Сообщение # 4
Композитор
Группа: Администраторы
Сообщений: 19
Статус: Offline
Майя. я до сих пор помню запахи той комнаты и тот мрак, который меня окружал, пока читала дело "изменницы родины". Хотя ни одно десятилетие миновало. Я об этом даже Верочке не говорила, а она и не спрашивала. Для нее само слово "Лубянка" было, как обухом по голове. В лице менялась. Вскоре после описанного мной события, в ЦДРИ, конечно. знаком тебе Дом работников искусства на Кузнецком Мосту, мы с Владимиром Васильевичем Деминым проводили вечер, посвященный памяти Петра Лещенко. Вера Георгиевна была на сцене рядом с Владимиром Деминым, который вел концерт. Демин рассказывал. Вера Георгиевна уточняла. дополняла, а между разговорами звучали песни Петра Константиновича.
Ты права, что никто не повтори его голоса, интонаций, исполнений. не только не повторит, но и не исполнит лучше. В подтверждение этому тот вечер. В самом конце пустили записи в исполнении Петра Лещенко, а на экране сменялись фотографии Веры и Петра Лещенко. Зал встал и последние 15 минут слушали стоя, никто не уходил и не поспешил в буфет или раздевалку.
Потом в небольшом зале был легкий фуршет, который организовали журналы "Крестьянка" и "Огонек". Были все свои, приглашенные на вечер. Я была около Верочки, когда к ней подошел В. Виноградов. Не помню его имени, видимо, не очень хотела запомнить, хотя в переписке, к счастью недолгой, с ним состояла. Он представился сотрудником Лубянки и поклонником ее и Петра Лещенко. Видела бы ты ее лицо в тот момент и негодующий, одновременно испуганный взгляд в мою сторону.
Мы с Владимиром Деминым так и не смогли узнать, кто его пригласил. На вечер, понятно, и сам мог придти, афиши были в городе, тем паче Лубянка рядом с ЦДРИ территориально. а вот на фуршет, как попал. Был до самого конца, пил-ел с народом общался. Верочке задавал вопросы, она потом улыбку "надела", "вежливость"
включила, но на вопросы отвечала очень сдержанно.. Когда ВК.Виноградов предложил "дружить", сказала: "Помогите найти дело Петра Константиновича, тогда подружимся".
На наши запросы позже на Лубянку и в Министерство иностранных дел, отвечали, что к делу Петра Лещенко СССР не причастно. Подписи были на этих ответах разных начальников, но на обороте тех писем в уголочке всегда значилось: Исполнитель: В.К.Виноградов.
 

     

Такая вот была эпопея. Да, она и продолжается. Румыны кивают на Россию, а Россия все на Румынию валит. Удастся Верочкину мечту исполнить и реабилитировать Петра Лещенко, не знаю. Но не теряю надежды. 

Что касается Льва Гумилева, параллель очень точная. Не так давно, еще до моих проблем, я встречалась с давним знакомым, коллегой Феликсом Медведевым. С нынешним Медведевым, претендующим на раскрытие загадок истории, прошу не путать. В родстве не состоят. Так вот Феликс Медведев рассказал, как готовили публикацию в "Огоньке" к юбилею Льва Гумилева. Феликс Николаевич занимался этим сам лично. В апреле 1986 года главным редактором еще был Анатолий Владимирович Софронов, в мае его сменил Виталий Алексеевич Коротич. Так вот, господин Софронов был против юбилейной публикации, посвященной Николаю  Гумилеву. Но надо знать Феликса Медведева, а он в те годы делал "Огоньку" немалый тираж своими публикациями. был очень популярен у читателей. Феликс Медведев добился встречи с Александром Николаевичем Яковлевым, который в 1986 году был секретарём ЦК, курирующим вопросы идеологии, информации и культуры. Александр Николаевич сказал, что нет проблем, посоветовал составить письмо о юбилее и публикации подборки стихов Николая Гумилева, под которым должны подписаться известные люди. В списке был Лихачев Дмитрий Сергеевич, писатель Валентин Распутин и другие. Тогда не было Интернета и электронной почты и Феликс Николаевич за подписями летал к Лихачеву, Распутину и остальным. Собрал подписи и с разрешением от Александра Николаевича Яковлева явился к своему главному редактору. Так появилась публикация. Это не со слов рассказ, это все происходило на моих глазах. Не спешили и в начале перестройки наши власти с реабилитацией. Все боялись, вдруг вернутся прежние времена. Похоже, не зря боялись, сегодня в этом убеждаюсь. И Веру Георгиевну реабилитировали через несколько лет. Освободили за отсутствием состава преступления, а с реабилитацией не спешили.
Вера Георгиевна как-то сказала: "Знаешь, они ждали, когда закончится срок возврата ценностей, которые у меня изъяли. Ведь ответ о моей реабилитации пришел через месяц. После окончания этого срока и сделали приписку, что возвратить не могут ничего, так истек срок хранения и все передано в фонд государства. Да мне и не нужно было ничего, одно колечко памятное хотела только вернуть - Петин подарок последний". Недавно нашла материал об одном из тройки, судившей Верочку. На днях опубликую.

СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ ВЕЛИКОМУЧЕНИКАМ!
МУЧИТЕЛИ ПУСТЬ САМИ МАЮТСЯ СВОИМИ ЗЛОДЕЯНИЯМИ,
 
OLGA_777Дата: Суббота, 21.12.2019, 22:51 | Сообщение # 5
Композитор
Группа: Администраторы
Сообщений: 19
Статус: Offline
Точно по теме нашего разговора...

От Андрея Чернова на Фейсбуке
 


Библиотека одного стихотворения
Александр АРОНОВ
* * *
Среди бела дня
Мне могилу выроют.
А потом меня
Реабилитируют. Пряжкой от ремня,
Апперкотом валящим
Будут бить меня
По лицу товарищи. Спляшут на костях,
Бабу изнасилуют,
А потом простят.
А потом помилуют. Скажут: — Срок ваш весь. —
Волю мне подарят.
Может быть, и здесь
Кто-нибудь ударит. Будет плакать следователь
На моем плече.
Я забыл последовательность,
Что у нас за чем.
 

Вторая половина 1950-х
 
Форум » Лещенко Петр Константинович » Вера Лещенко » В День Памяти Веры Лещенко. ПРОШЛО ДЕСЯТЬ ЛЕТ (Страничка из жизни: Лубянка - не портянка)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright petrleschenco.ucoz.ru © 2020
Сайт создан в системе uCoz