Форум
Форма входа


Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья сайта
Информационный портал шансона

Майя Розова. Официальный сайт

Russian Records

Журнал «Солнечный Ветер»


Наш код баннера
Петр Лещенко. Официальный сайт



Приветствую Вас, Гость · RSS 12.08.2022, 03:43

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Майя, Georgo  
Форум » ДАНЬ ЭПОХЕ » Их соединили музыка и время » РАХИЛЬ ПОТОЛЬСКАЯ - ПРЕКРАСНАЯ ИРЕНА (ПЕРВАЯ ЖЕНА АЛЕКСАНДРА ВЕРТИНСКОГО)
РАХИЛЬ ПОТОЛЬСКАЯ - ПРЕКРАСНАЯ ИРЕНА
GeorgoДата: Вторник, 07.07.2020, 23:02 | Сообщение # 1
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 387
Статус: Offline
ПРЕКРАСНАЯ РАХИЛЬ-ИРЕНА



Будем снова веселыми,
А за днями тяжелыми
Только песня помчится, звеня.
Разве ты не любимая?
Разве ты не единая?
Разве ты не жена у меня?


// Александр Вертинский. «Личная песенка» 1931 г. //


Когда я писал этот материал, то руководствовался единственной целью:
изложить лишь те факты, которые мне встретились в мемуарах людей,
лично знавших жену Вертинского - Рахиль.
Источники, которыми я воспользовался, являются общедоступными.
Непонятно, почему никто из исследователей до сих пор не обратил на них внимания.
Я — дилетант в тематике эмиграционной эстрады и взялся за перо
только из глубокого уважения к женщине,
жизнь которой так жестоко обездолил любвеобильный Пьеро.
Она заслужила добрую память потомков хотя бы тем,
что не захотела безропотно прощать многочисленные «дежурные влюбленности» мужа.


Благодаря стараниям многочисленных исследователей жизни и творчества Александра Вертинского биография его первой жены Рахили уже не является сплошным «белым пятном». Сейчас её можно сравнить с заснеженным полем, на котором изредка проглядывают отдельные островки зелени. Загадкой остается то, что под снегом укрыто. Скупые факты о жизни Рахили, вперемешку с мифами, назойливой мантрой  повторяются в многочисленных публикациях о жизни и творчестве «печального Пьеро». Вертинский был талантливым мифотворцом, но о своей жене Рахили он даже мифов не оставил. В своих мемуарах он не упоминает о подруге жизни, с которой разлучаясь и сходясь, состоял в браке долгие 18 лет. Хотя о многих из своих муз он оставил признания. Более щедрой оказалась Лидия Вертинская. В своей книге «Синяя птица любви», она посвятила Рахили целую строку:
- Раля — Рахиль Яковлевна Потоцкая. первая жена А.Н. Вертинского.
О Рахили есть короткое упоминание Лидии Вертинской и в одном из ее интервью:
- Правда, в Париже он женился на Рахили Яковлевне Потоцкой, но, насколько я знаю по рассказам Вертинского, у них был этакий «европейский» брак – у каждого была своя жизнь, и домом они не особенно интересовались.

Информация о Рахили-Ирэн-Ирине, широко распространенная в СМИ:
В девичестве — Рахиль Яковлевна Потоцкая, (в некоторых источниках Раиса или Надежда).  Происходила она из богатой еврейской семьи, проживающей в Польше.
По профессии — балерина.
Красавица, прелестная, обаятельная, чудесная, интеллигентная, умная, веселая девушка.
Есть источники, в которых ее называют полькой или польской гражданкой.
Познакомилась Рахиль с Александром в Сопоте.
Вступила в брак с Александром Вертинским не то в 1923, не то в 1924 году. Или в Берлине, или в Париже.


Большую часть из приведенных выше сведений смело можно поставить на полку вымыслов. Во-первых, Рахиль в Польше была такой же чужестранкой, как и Вертинский. Красавицей была, этот факт не вызывает сомнения. Все, кто был с ней знаком это отмечали. Восхищался дивной красотой Рахили польский писатель Ярослав Ивашкевич, познакомившийся с ней на приеме у поэта Юлиана Тувима в октябре 1924 года в Варшаве.




Еще одна неточность выяснилась: фамилия Рахили была ПОТОЛЬСКАЯ, а не ПОТОЦКАЯ.
Удивилась бы Рахиль, узнав, что в памяти народной она навсегда останется, как Потоцкая. Кто первый искорежил ее девичью фамилию? Сейчас трудно это установить. На этот печальный факт обратил мое внимание уральский исследователь Сергей Пестов, установивший по материалам берлинской газеты «Руль» 1929, 16 мая, № 2573, что девичья фамилия Рахили была ПОТОЛЬСКАЯ, а не ПОТОЦКАЯ! Разница незначительная, в записи на немецком — малозаметная: POTOLSKAYA - POTOTSKAYA
При поиске в Сети Рахили Потоцкой предлагается к просмотру 235 русскоязычных сайтов, где она упоминается, как первая жена Вертинского. Найти же сведения о Рахили Потольской было гораздо труднее. И все же удалось их отыскать и в «мировой паутине», и в собраниях Русской Государственной Библиотеки в Москве.




Шершеневич В. Великолепный очевидец. (Мой век, мои друзья и подруги. Воспоминания Мариенгофа, Шершеневича, Грузинова М. 1990):
«Я помню один вечер в «Кафе поэтов» на Тверской. Был вечер импровизаций. Мы засиделись в кафе до полуночи. Лил дождь. А пришли мы без пальто, без шляп. Решили идти в гости к Кусикову, благо он жил недалеко, у Арбатских ворот. Брюсов, Кусиков, если не ошибаюсь, Сергей Буданцев, поэтесса Н. Бенар, затем актриса Р. Потольская, теперешняя жена Вертинского, тогда проживавшая без особой профессии в Москве, и еще два поэта, кто именно - решительно не помню…».
Поэт Вадим Шершеневич писал свои мемуары в эмиграции в 1930-х годах. Понятно, в то время Рахиль была «теперешней женой» Вертинского, с которым Шершеневич был близко знаком, артист неоднократно выступал в «Кафе поэтов». Этот поэтический клуб на углу улицы Тверской и Настасьинского переулка, в котором по вечерам собиралась московская богема, просуществовал недолго, с декабря 1917 по апрель 1918 года.



КАФЕ ПОЭТОВ. ТВЕРСКАЯ УЛИЦА-НАСТАСЬИНСКИЙ ПЕРЕУЛОК


По свидетельству Владимира Бабенко, именно здесь Вертинский впервые выступил в костюме «черного Пьеро». Можно предположить, что в этом «Кафе поэтов» и произошло знакомство Рали Потольской с Вертинским. Пути Господни неисповедимы. Сердце «печального Пьеро» в ту пору было занято лирическим романом с московской балериной Марией Юрьевой, в своих  мемуарах он описал этот роман в издевательском тоне. В клубе поэтов-футуристов было много знаменитостей. С чтением своих стихов здесь выступала «зелёная дама» русской поэзии Наталия Поплавская.
«Там происходили, действительно, ужасные вещи, голые какие-то девушки танцевали без всякого прикрытия: и Анна Гольцшмидт, Елена Бучинская, кажется дочь Тэффи, Поплавская. Ну, это было, когда мало было публики» - вспоминала поэтесса Екатерина Баркова.

В Москве близкой подругой Рахили Потольской была поэтесса Наталия Бенар. В мемуарах «Голоса серебряного века... Поэт о поэтах» Ольга Мочалова так написала о Наталии Бенар: «Миловидная небольшая девушка, тихая, скромная на вид, с великолепным знанием французского языка (...)». Бэнар Наталия Владимировна, поэтесса, родилась 22-го сентября 1902 г. в Финляндии (Кэрмэ-Калмо) в интел. семье. Получила среднее образование. Пишет стихи с 16-ти лет».



НАТАЛЬЯ БЕНАР


Подруги, после бегства семьи Рахили от большевиков на Запад, вероятно, переписывались. В 1923 году, узнав о вступлении Рахили в брак с Александром Вертинским, Бенар посвятила ей стихотворение «Подруга».


Бенар Н. Подруга: (Рале Потольской). Эпоха. М. Без издательства. 1923 год.


О московском периоде жизни Рахили можно строить только предположения. Москва, ставшая в марте 1918 года столицей, была для евреев закрытым городом. К концу XIX века в Москве проживало в обход запрета около 40 тысяч «полезных» евреев: ремесленники, купцы, ученые, врачи, юристы. Скорее всего, Рахиль происходила из богатой еврейской семьи и была образованной девушкой. Судьба Рахили подобна игре-головоломке «Мозаика», увы,  полной картины не удается сложить. Можно только гадать, где проживала семья Якова Потольского. В Зарядье? Или в Марьиной Роще? А может, в Малаховке, где к концу XIX века, после изгнания евреев из Москвы по Высочайшему повелению от октября 1892 года,  сосредоточилась еврейская диаспора. В семье было четверо детей: сестры Ида, Рахиль и младшая Эсфирь, а также брат, имя которого остается неизвестным. Рахиль родилась, вероятно, в самом конце XIX века. Сестра - Эсфирь (уменьшительное имя Фирочка) в мае 1929 года в Берлине покончила жизнь самоубийством, утонула в Шпрее. Некролог появился в эмиграционной газете «Руль».


После московского периода и до брака с Вертинским  жизнь Рахили связана с городами Ковно и Берлином. Судьбоносным для Рахили оказался визит в Польшу румынского короля Фердинанда I в июне 1923 года. По списку, представленному румынскими спецслужбами,  полиция в Варшаве задержала 50 человек. Среди них оказался Вертинский, который для румын был persona non grata. Не будь этого визита Рахиль и Александр никогда бы не встретились. Вертинскому 21 июня в вежливой форме предложили переехать на две недели в польско-немецкий «открытый город» Данциг (нем. Danzig, польск. Gdańsk). Вертинский подчинился этому требованию. Приморский курорт Зоппот (нем. Zoppot, польск. Sopot), где, предположительно, встретились Рахиль и Александр, входил в черту Данцига. В Сопоте они случайно встретились и полюбили друг друга. Не исключаю, что их первое знакомство все же могло случится в московском «Кафе поэтов». Потом встреча в Сопоте. Он — артист, 34-летний греческий подданный Александрос Вертидис, в Греции ни разу не бывавший и греческим языком не владеющий. Она — балерина, 24-летняя удивительной красоты девушка — Рахиль Яковлевна Потольская. Знала идиш, русский и немецкий языки.

На солнечном пляже в июне
В своих голубЫХ пижамА
Девчонка, звезда и шалунья
Она меня сводит с ума...




Как Рахиль стала Ириной? Наиболее распространенное объяснение, что Вертинский при заключении гражданского брака в берлинском Магистрате записал жену, как Ирину Владимировну Вертидис.  У Евгения Рейса в книге "Русский Берлин"  есть глава «Александр Вертинский в Берлине», но ни слова о браке с Ириной. По моему мнению использование в тексте разных форм имени Ирина (Ирена, Ирэна, Ирэн) вполне допустимо, ибо общепринято, эти формы - синонимы и встречаются в разных источниках.
Немного истории. В 20-х годах большое количество перемещенных лиц, эмигрантов из России получили право жительства в Германии. Немецкие документы оформлялись в городских ЗАГСах (Standensant) на базе представленных оригинальных документов в переводе присяжного переводчика. При наличии убедительного повода имя можно было легко изменить. Вероятно, Рахили удалось убедить чиновника, и Rakhel Iakovlevna Potolskaya  для краткости и благозвучия стала называться Irina-Vladimira Potolsky. В русской колонии она была Ириной Владимировной Потольской. Вертинский к этим изменениям был непричастен. Изменения эти вносили чиновники Магистрата по личному заявлению просителя. По немецким законам фамилия могла быть изменена только в редких случаях.
Брак уже не Рахили, а Ирины Потольской с Александром Вертинским состоялся в берлинском Магистрате, вероятно, в конце 1923 года. Свою фамилию она изменила на паспортную  фамилию мужа — Вертидис. Вертинский задумывался о церковном браке, после гражданского бракосочетания по немецким законам это стало возможно. Жених и невеста должны были предъявить свидетельства о крещении. У Вертинского было свидетельство о рождении и крещении в Киеве. У Ирины было иудейское вероисповедание, и она приняла православие в берлинском православном соборе. По сведениям В.Г. Бабенко обряд бракосочетания состоялся в Берлине 15 февраля 1924 года.
Вскоре после венчания Вертинский вернулся в Польшу (возможно, без Рахили-Ирины) и 20 февраля 1924 года продолжил прерванные гастроли. С конца апреля и до начала сентября в польских газетах нет упоминаний о текущих концертах Вертинского. Из письма Вертинского от 21 июля 1924 г. в варшавское нотное издательство Гербертнера и Вольфа, высланного из приморского курорта  Зоппот - (так немцы называли Сопот в период 1920-1944) следует, что проживал он по улице Бергерштрассе 4, где намерен был оставаться до 1 сентября. Нет свидетельств, что в это время он выступал с концертами. Вернувшись в Варшаву уже с Ириной, продолжил гастроли и общение с варшавской элитой. Это подтверждает в своем письме жене от 8-го октября 1924 года Ярослав Ивашкевич:
«...потом поехал к Тувиму. Как же я уже забуржуазился, не выношу богемы. Были Вертинские. Она очень прекрасная. А Вертинский пел песенки и декламировал стихи Ахматовой».
После изгнания Вертинского по политическим мотивам из Польши весной 1927 года молодожены перебрались сначала в Берлин, затем в Париж. Вертинский во Франции имел успех, быстро разбогател и стал пайщиком «русского» ресторана на Елисейских полях. Ирина, скорее всего, продолжила свою артистическую карьеру. Есть свидетельства, что в Русском Балете Монте-Карло была балерина Вертинская, но без конкретных данных.
Ирина не хотела терпеть частые измены влюбчивого Пьеро. Со слов  самого Вертинского, как свидетельствует Виктор Ардов, в 1930 году артист ушел от ревнивой жены и снял себе комнату в парижском шестиэтажном доме. Некоторые исследователи жизни Вертинского утверждают, что в этом году супруги развелись. Это не так.
В эти годы Вертинский гастролирует по странам и континентам без жены. В конце  1935 года после поездки в США артист прибыл в Харбин, оттуда переехал в Шанхай. В январе 1936 года туда  приехала Ирина. Супруги похоже не собирались разводиться. Лидия Вертинская в своем интервью сказала, что в 1937 году Вертинский получил разрешение выехать в СССР, но отказался, ибо не хотел ехать без жены. В те годы Ирина была женой, значит, речь могла идти только о ней.


 
Юстина Крузенштерн-Петерец


Живущая в тридцатых годах в Шанхае поэтесса Юстина Крузенштерн-Петерец  оставила воспоминания «Вертинский на Востоке», опубликованные в Нью-Йоркской газете «Новое русское слово» в 1972 году. Приведу выдержки, касающиеся Ирины-Ирэн:
«Жена Вертинского, прелестная Ирэн, приехала несколько позже. В первый раз ее увидели у заутрени. В воздушном белом платье она казалась молоденькой девушкой. Супруги нежно христосовались. О жене Вертинского говорили, что именно она вдохновила его на песенки «Принцесса Ирэн» и «Женуленька-жена». Другие утверждали, что «принцессой была какая-то родственница маршала Пилсудского и приводили слова: «Я влюблен в ваши гордые польские руки». Мадам Вертинская не была полькой. Но против «женуленьки» не спорил никто.
Не успела «женуленька» приехать, как выяснился факт ее, не совсем элегантного, родства.
В Шанхае много лет существовало большое кафе Клейнермана, клиентами которого были почти исключительно иностранцы и советские граждане. «Белые» это кафе бойкотировали, так как в хозяине его будто бы опознали чекиста, организовавшего во время гражданской войны в Сибири, резню офицеров на реке Хор. Называли его и резидентом НКВД. Трудно сказать, сколько в этом было правды, но во всяком случае когда госпожа Вертинская сама подтвердила, что она и жена Клейнермана — родные сестры, супругов Bертинских многие перестали принимать...».



ШАНХАЙ. 30-е годы


И еще Юстина Петерец пишет: «…Летом злосчастного 1937 года, когда японцы готовили свое вторичное наступление на Шанхай, Вертинский с женой собрались «на родину». Вертинская рассказывала, что ее семья уже извещена об этом и выезжает во Владивосток встречать «дорогих детей».
…Для Вертинского наступили тяжелые времена. Крупные советские чиновники были отозваны или переведены в Чунь-цин — временную столицу Чан Кай ши. Заниматься Вертинским было некому. Как всегда, когда положение было туго, выручала «женулька». Она была прекрасная бриджистка и по вечерам давала сеансы бриджа в клубах. Даже англичане, о которых говорят, что они рождаются с картами в руках, приходили в восторг от ее умной изящной игры. Но англичан, как и американцев, японцы засадили в лагеря для военнопленных, большие клубы закрылись, спрос на «профессоршу бриджа» прекратился. Чтобы как-то сводить концы с концами, Вертинская, обладавшая большим вкусом, завела у себя на дому модный салон для ограниченного числа клиенток.
Во время войны супруги разошлись».


И еще хотел бы обратить внимание читателей на то, что в богатом поэтическом наследии артиста нашлось место двум музыкальным посвящениям Рахили. Это «Песенка о моей жене», сочиненная в Париже летом 1925 года и «Личная песенка», созданная в начале 1931 года. Во всех музыкальных сборниках и к записям в Сети указывается ошибочная датировка. Из-за путаниц в датах многие слушатели оставляют свои восторженные комментарии и приписывают это посвящение Лидии Вертинской.

По свидетельству Владимира Бабенко решение шанхайского гражданского суда о разводе Александра Вертидиса, грека, с Ириной Вертидис состоялось в мае 1941 года. Обе стороны дали согласие на развод. Рахиль-Ирина и после развода оставила фамилию Вертинская. Она осталась жить в Шанхае. В ноябре 1947 года она вместе с большой группой эмигрантов Харбина и Шанхая была репатриирована в СССР. На пароходе «Н.В.Гоголь» прибыла в фильтрационный лагерь в порт Находка. Подтверждение этому факту имеется в нескольких источниках: в книге Петра Балакшина "Финал в Китае" и в книге В.В.Алексеева «История казачества Азиатской России». Одних возвращенцев   расселили по городам Урала и Сибири. Другие попали в лагеря принудительного труда. Некоторые были расстреляны. Петр Балакшин ("Финал в Китае", Изд. Сириус, Сан-Франциско - Париж - Нью-Йорк, 1958 год) пишет: Четвертая и пятая группы репатриантов отбыли в ноябре 1947 года на пароходе «Гоголь». Численность обеих групп — 1130 человек, среди них 32 цыган. Среди отбывших были Г. В. Тараданов, бывший член центрального комитета Всероссийской Партии Фашистов, автор «Азбуки Фашизма», перешедший после окончания войны сотрудничать прямо из фашистской и прояпонской прессы в советскую; Ирина Вертинская, жена известного певца, который уже находился в Москве.



Пароход "ГОГОЛЬ" (ранее "Wadai"). Последнее, точно известное пристанище Рахиль-Ирены. Потом следы ее затерялись.


В письме к жене Лидии из Вильно 28 февраля 1949 Вертинский рассказал о судьбе семьи  Рахили в еврейском Гетто: «Пришла ко мне Ида - сестра Рали. Оказывается, она с дочерью уцелела, а мужа ее расстреляли. Она рассказывала о своих мучениях, как она 6 раз была на расстреле, дошла до безумия. (…) А ее дочь  Лия бежала из партии во время перехода, их было 12 человек. Десять убили на месте, а двое спаслись. Вот она из этих двух. Жила у литовки крестьянки работницей. Спаслась тем, что хорошо говорит по-литовски и по-немецки и абсолютно не похожа на еврейку».
О том, что стало с Ириной, Вертинский в письме не пишет, видимо, Ида ничего не знала о судьбе своей сестры.
Следы прекрасной Рахили-Ирены затерялись на бескрайних просторах СССР.



Жаль, что в личном архиве Вертинского, переданном семьей артиста в РГАЛИ, не сохранилось ни одной фотографии Рахили. Кто-то постарался, чтобы их не было. Нам приходится довольствоваться словесными описаниями ее портрета. Возможно, на этой фотографии 30-х годов в Шанхае есть Ирена. Все возможно. Но кто это подтвердит теперь.

PS. В конце этого года выйдет на экраны многосерийный художественный фильм Авдотьи Смирновой «Александр Вертинский». Сценарий фильма, над которым работа велась 2 года, был одобрен наследниками артиста, именно поэтому, скорее всего, это будет фильм «Вертинский. Все, что НЕ было». Полагаю, что всей правды о славном предке они не захотели бы одобрить. Интересно, как будет представлена в фильме токсичная любовь артиста к своей умненькой веселенькой женулечке-жене.
 
GlebGrДата: Воскресенье, 12.07.2020, 01:23 | Сообщение # 2
Музыкант
Группа: Пользователи
Сообщений: 24
Статус: Offline
Уважаемый Георгий, мадам Вертинская точно уехала в СССР?
Или вышла замуж, сменила фамилию и где-то счастливо дожила свой век, как Ларисса Андерсен?
Жаль красавицу балерину.
 
GeorgoДата: Среда, 15.07.2020, 12:32 | Сообщение # 3
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 387
Статус: Offline
Уважаемый Глеб, тот факт, что Ирина Вертинская была репатриирована из Шанхая в СССР,
лично у меня не вызывает сомнения.
В указанной мной книге В.В.Алексеева ее фамилия упомянута в числе нескольких лиц,
прибывших из Китая в порт Находка в ноябре 1947 г., причем со ссылкой на архивные источники.
К сожалению, в Сети это трехтомное научное исследование доступно только фрагментами.
Цитату же из книги Петра Балакшина я добавил в текст статьи.
Надеюсь, что сведения о советском периоде жизни Ирины Вертинской будут найдены.
 
GlebGrДата: Четверг, 30.07.2020, 12:57 | Сообщение # 4
Музыкант
Группа: Пользователи
Сообщений: 24
Статус: Offline
Уважаемый Георгий! Спасибо за разъяснение, будем надеяться, что появится информация о советикус-жизни Ирэны Вертидис.
 
GeorgoДата: Пятница, 23.07.2021, 17:50 | Сообщение # 5
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 387
Статус: Offline
Уважаемый Глеб!
Со времени размещения  материала о судьбе Рахили Потольской прошло уже более года, но за это время новых  сведений о ее жизни мне не удалось найти. Более того, некоторые мои предыдущие предположения  при проверке не нашли подтверждения. Я уже давно пришел к выводу, что любые  доступные сведения можно  считать достоверными лишь в том случае,  если они встречаются хотя бы в двух  НЕЗАВИСИМЫХ друг от друга источниках.  Исключением могут являться лишь свидетельства, почерпнутые из официальных документов.
Девичья фамилия первой жены Вертинского — Потольская, но с легкой руки Лидии Вертинской она стала широко известна, как Потоцкая. Случайно ли это искажение? Польская фамилия Потоцкие, образованная от местности Поток, среди еврейских фамилий  встречается крайне редко. Также, можно ли считать случайным тот факт, что в богатом личном архиве артиста не сохранилось ни одной  фотографии Рахили? Прекрасная Рахиль-Ирена сохранилась в памяти народной  только благодаря «Песенке о моей жене». Пьеро же вычеркнул ее не только из сердца, но и из памяти. Вся широко доступная информация о Рахили сводится к единственной фразе, тысячекратно повторяемой в различных вариантах: красивая интеллигентная девушка из богатой еврейской семьи эмигрантов из России. Из первых книг о судьбе "печального Пьеро" авторов Бориса Савченко (1986 г.), Владимира Бабенко (1989 г.) и Виталия Бардадыма (1996 г.) фамилия Рахили Потольской в искаженной форме перекочевала в сотни книг, в тысячи разноязычных статей и даже в академические словари.
Но меня интересует не мифическая Потоцкая, а реальное лицо - Рахиль Яковлевна Потольская, жена Александра  Вертинского. Её  семья в начале ХХ  века была связана с двумя  городами:  Вильнюсом и Каунасом.  В  период Холокоста многочисленная еврейская диаспора в Литве была  почти полностью была истреблена немецкими оккупантами. При ликвидации ковенского Гетто погибли почти все родственики Рахили Потольской.
Недавно  в Сети  попалась мне на глаза статья литовского исследователя   Нериюса Корбутоса "История латышской авиации... "(Lietuvos Aviacijos Istorija) 1919 - 1940 m.". В ней упоминается ковенская семья Янкеля Потольского (русская форма этого имени - Яков) и Леи Фридман (Jankelio Potolskio и Lėjos Fridmanaitės). Упоминается также их дочь Ида  Потольская-Ткач (Idą Potolskaitę - Tkačienę), родившаяся в Вильно в 1904 году. Но ведь у Рахили-Ирены была сестра Ида Яковлевна Потольская-Ткач. Значит, это не случайное совпадение. Ида и Рахиль-Ирена, как и ее сестра ковенянка Эсфирь, трагически погибшая в Берлине, и их брат происходят именно из этой семьи Потольских. Были ли в семье другие дети мне не удалось установить.
Итак, первым  мужем Иды был Самуэл Ткач (Samuelio Tkačo), проживали они в Ковно, где родилась дочь Иды - Лия Ткач, названная так в честь бабушки. После развода в декабре 1931 года Ида Яковлевна вышла замуж за авиационного инженера Бориса Блюменталя (Borisas Bliumentalis). Борис родился в 1900 году в  семье технических специалистов, связанных с авиационной промышленностью, окончил Дармштадтское высшее техническое училище.
Погиб он при ликвидации ковенского Гетто.  Выжили только Ида и ее дочь Лия.
А Рахиль? После репатриации  её судьба  в стране всеобщего счастья остается загадкой.




Борис Блюменталь и его жена Ида Потольская
 
GlebGrДата: Суббота, 24.07.2021, 13:36 | Сообщение # 6
Музыкант
Группа: Пользователи
Сообщений: 24
Статус: Offline
Спасибо, Георгий! Я пытался смотреть иноисточники о судьбе Ирины, но ничего нет. Вам удалось найти информацию о сестре. Красивая, природа красоту дала, судьба трагическая, но такое было время. Несомненно, Ирина тоже была "красивая интеллигентная девушка из богатой еврейской семьи". Пан Георгий, чутье вас не подводит, интересные факты вытащили. Спасибо
 
МаринаДата: Понедельник, 13.12.2021, 15:06 | Сообщение # 7
Группа: Гости





Здравствуйте! Тема очень интересная и мало изученная, хотя заслуживает внимания.
Если у Рахиль-Ирины были 2 родные сестры и брат, то как родная сестра могла быть женой Клейнермана?

"госпожа Вертинская сама подтвердила, что она и жена Клейнермана — родные сестры, супругов Bертинских многие перестали принимать...».

Сестра Эсфирь погибла в Берлине, а сестра Ида Ткач-Блюменталь чудом выжила в ковенском гетто?
 
GeorgoДата: Вторник, 14.12.2021, 00:52 | Сообщение # 8
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 387
Статус: Offline
Цитата
 «Тема очень интересная и мало изученная, хотя заслуживает внимания».

Уважаемая Г-жа Марина! Вы совершенно правы, тема заслуживает внимания. Рахиль, в недавно вышедшем фильме о Вертинском, нам представили в неприглядном свете. Она достойна добрых слов, но найти о ней информацию нам пока не удалось.
Действительно, одна ее сестра Эсфирь погибла в Берлине, другая — Ида Ткач-Блюменталь чудом выжила в ковенском гетто. Выжила и дочь Иды от первого мужа Лия. Но у самарского купца и промышленника Якова Потольского кроме Рахили, Иды и Фирочки  была еще дочь Шева. Она могла быть женой  шанхайского владельца сети кондитерских Александра Соломоновича Клейнермана. Был еще в семье  сын Иосиф, сведений о котором  нам не удалось найти.
Возможно, в Израиле  можно  найти потомков  Лии Ткач-Бейлинзон, она с мужем, матерью и маленькой дочкой  в 70-х годах эмигрировала в Израиль, в город Рош-ха-А́ин, где была похоронена в ноябре 2009 года.
 
ГостьДата: Среда, 15.12.2021, 21:41 | Сообщение # 9
Группа: Гости





"Рахиль, в недавно вышедшем фильме о Вертинском, нам представили в неприглядном свете"
Большое спасибо за Ваш ответ! Именно то, как в сериале изобразили первую жену Вертинского, меня очень сильно удивило и возмутило. Поэтому я тоже пытаюсь найти правдивую информацию.
Вот чудом зашла сюда:)

Но у самарского купца и промышленника Якова Потольского кроме Рахили, Иды и Фирочки была еще дочь Шева. Она могла быть женой шанхайского владельца сети кондитерских Александра Соломоновича Клейнермана - я тоже подумала, что могла быть еще дочь, родная сестра Рахиль-Ирины. Буду пробовать найти какие-либо сведения о ней.

Еще обратила внимание на такой момент: "«…Летом злосчастного 1937 года, когда японцы готовили свое вторичное наступление на Шанхай, Вертинский с женой собрались «на родину». Вертинская рассказывала, что ее семья уже извещена об этом и выезжает во Владивосток встречать «дорогих детей». - семья извещена и готовится встречать дорогих детей. Странно, вряд ли речь может идти о родителях. Хотя все может быть...
 
GeorgoДата: Четверг, 16.12.2021, 02:58 | Сообщение # 10
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 387
Статус: Offline
Цитата:

"Странно, вряд ли речь может идти о родителях. Хотя все может быть..."

Уважаемая, Г-жа Марина!
Мемуары Юстины Крузенштерн-Петерец не являются документом и к ним надо относиться  с определенной дозой осторожности. Я лично сомневаюсь, что в страшном 37-м году семья Рахили-Ирен Вертинской имела возможность приехать из капиталистической Литвы в советский  Владивосток. К тому же, вряд ли в этом была необходимость. Местом встречи могла бы быть, например, Москва. Но теоретически встреча могла бы состояться. Семья Рахили-Ирэн проживала в тридцатых годах в Каунасе: отец Яков Потольский, мать  Лия Фридман и сестра Рахили - Ида Ткач-Блюменталь с дочкой Лией и мужем. Вероятно, родители Рахили погибли при ликвидации каунасского Гетто. О гибели Бориса Блюменталя, мужа Иды, свидетельствовала она сама.
Отрадно, что Вы ведете поиски  сведений о судьбе Рахили Потольской.
Надеюсь, Вы  поделитесь своими находками на нашем сайте.
 
МаринаДата: Пятница, 17.12.2021, 00:40 | Сообщение # 11
Группа: Гости





Добрый день!

Я понимаю, что информация от Юстины Крузенштерн-Петерец требует проверки. Я читала Н. Ильину: "Мои встречи с Вертинским", она довольно подробно описывает Шанхай и немного Харбина, где первый раз увидела певца на концерте. К ее мемуарам тоже стоит относиться с осторожностью, потому что они реально "приглажены и причесаны" и отличаются от того, что она писала о Вертинском ранее. Она ни словом не упоминает про Рахиль-Ирину в Шанхае, хотя подробно описывает свадьбу с Лидией Циргвава 26 апреля 1942 года. Ильина так же была репатриирована в СССР в 1947 году, они с Ириной вполне могли быть знакомы. Но информации о ней никакой. После репатриации Ильина жила в Казани, затем в Москве случайно встретилась с Вертинским, он помог ей поступить в Литинститут - это другая история, но в письмах певец упоминает Наташу Ильину.

Есть еще информация о том, что в Шанхае Вертинский со своим аккомпаниатором Георгием Роттом (тоже после репатриации жил в Казани) снимали долгое время один дом на двоих, но опять ни одного упоминания о Рахиль-Ирине. Хотя у того же В. Бабенко указано, что развод их состоялся в 1941 году в Шанхае, да и Лидия Владимировна этого не отрицает, хотя и пишет, что на момент они вместе не жили и были разведены. Вместе, возможно, уже не жили, но в разводе еще не были, а познакомился Вертинский с Лидией в 1940 году.

И не совсем понятная история с возвращением Вертинских в 1937 году в СССР, которое так и не состоялось. Но на тот момент его женой была, несомненно, Рахиль-Ирина. Тоже много версий и очень разных.
 
ChesДата: Суббота, 18.12.2021, 19:25 | Сообщение # 12
Группа: Гости





Спасибо за замечательную информацию о первой супруге АНВ, и уточнение ее фамилии.

"не совсем понятная история с возвращением Вертинских в 1937 году " - тут, мне кажется, АНВ (возможно) остановила судьба его товарища Александра Кармелинского (Кармелинский-Лунев Александр Захарович, благодаря которому известно, как звучали песни АНВ, которые до нас не дошли в авторском исполнении). Кармелинский вернулся с супругой в СССР в 1936 г., через год был арестован и потом расстрелян.
https://u.to/q5bWGw
 
OLGA_777Дата: Воскресенье, 19.12.2021, 00:14 | Сообщение # 13
Композитор
Группа: Администраторы
Сообщений: 24
Статус: Offline
Ches, возможно! Вертинский знал, где, как и когда соломку подстелить, чтобы не ушибиться. Рахиль-Ирина и нам очень симпатична. Найти бы информацию о ее последних днях. Вертинский наверняка знал, но никогда и никому о том не проговорился. Соломку подстилал?
 
МаринаДата: Воскресенье, 19.12.2021, 15:38 | Сообщение # 14
Группа: Гости





"не совсем понятная история с возвращением Вертинских в 1937 году " - тут, мне кажется, АНВ (возможно) остановила судьба его товарища Александра Кармелинского (Кармелинский-Лунев Александр Захарович, благодаря которому известно, как звучали песни АНВ, которые до нас не дошли в авторском исполнении). Кармелинский вернулся с супругой в СССР в 1936 г., через год был арестован и потом расстрелян."

Почему же тогда в 1943 году Вертинского это не остановило? Ехал с молодой женой, ее мамой и новорожденной дочкой. Опять же, по некой версии, Вертинский просил о поездке в СССР, а не о возвращении.
 
OLGA_777Дата: Воскресенье, 19.12.2021, 16:25 | Сообщение # 15
Композитор
Группа: Администраторы
Сообщений: 24
Статус: Offline
Марина, нашел предприимчивый Вертинский приемлемый для себя вариант возвращения, не думаю, что просто "поездка в СССР" его устраивала. В те времена "просто поездка" для наших соотечественников была невозможна. И возвращение в страну было невозможно без сделки с властью. Единицы получили возможность жить по возвращении так, как жил Вертинский. Не в лагере, а в Метрополе. Но и это не устраивало Вертинского. Он продолжал отвоевывать себе теплое местечко, пороча других певцов. Прочитайте его письмо  первому заместителю министра культуры Сергею Кафтанову: 
«Дорогой Сергей Васильевич!
Если у Вас хватит времени и терпения прочесть это письмо, то посмотрите на него, как на своего рода “курьёз”.
Лет через 30–40, я уверен в этом, когда меня и моё “творчество” вытащат из “подвалов забвения” и начнут во мне копаться, как копаются сейчас в творчестве таких дилетантов русского романса, как Гурилёв, Варламов и Донауров, это письмо, если оно сохранится, будет иметь своё значение и, быть может, позабавит радиослушателей какого-либо тысяча девятьсот… затёртого года!
Почему я пишу его? Почему я обращаюсь к Вам? Не знаю.
К Вам оно меньше всего надлежит, если говорить официально.
Но... я не вижу никого, к кому бы я мог обратиться с моими вопросами, и не верю в человечность, внимательность, чуткость ни одного из ваших “больших” людей, потому что они слишком заняты другими, более важными государственными делами и их секретари никогда не положат на их стол моё письмо и вообще не допустят меня до них. Щадя время, учитывая их занятость и ещё потому, что эти большие люди за 13 лет, что я нахожусь в Союзе, ни разу не удосужились меня послушать!
Где-то там... наверху всё ещё делают вид, что я не вернулся, что меня нет в стране. Обо мне не пишут и не говорят ни слова, как будто меня нет в стране. Газетчики и журналисты говорят “нет сигнала”. Вероятно, его и не будет.
А между тем я есть! И очень “есть”! Меня любит народ! (Простите мне эту смелость).
13 лет на меня нельзя достать билета!
Я уже по 4-му и 5-му разу объехал нашу страну. Я пел везде – и на Сахалине, и в Средней Азии, и в Заполярье, и в Сибири, и на Урале, и в Донбассе, не говоря уже о центрах. Я заканчиваю уже третью тысячу концертов. В рудниках, на шахтах, где из-под земли вылезают чёрные, пропитанные углём люди, ко мне приходят за кулисы совсем простые рабочие, жмут мне руку и говорят:
“Спасибо, что Вы приехали! Мы отдохнули сегодня на Вашем концерте. Вы открыли нам форточку в какой-то иной мир – мир романтики, поэзии, мир, может быть, снов и иллюзий, но это мир, в который стремится душа каждого человека! И которого у нас нет (пока)”.
Всё это дает мне право думать, что моё творчество, пусть даже и не очень “советское”, нужно кому-то и, может быть, необходимо. А мне уже 68-й год!
Я на закате. Выражаясь языком музыкантов, я иду “на коду”. Сколько мне осталось жить? Не знаю, может быть, три-четыре года, может быть, меньше.
Не пора ли уже посчитаться с той огромной любовью народа ко мне, которая, собственно, и держит меня, как поплавок, на поверхности и не даёт утонуть?
Всё это мучает меня. Я не тщеславен. У меня мировое имя, и мне к нему никто и ничего добавить не может. Но я русский человек! И советский человек. И я хочу одного – стать советским актёром. Для этого я и вернулся на Родину. Ясно, не правда ли? Вот и я хочу задать Вам ряд вопросов:
1. Почему я не пою по радио? Разве Ив Монтан, языка которого никто не понимает, ближе и нужнее, чем я?
2. Почему нет моих пластинок? Разве песни, скажем, Бернеса, Утёсова выше моих по содержанию и качеству?
3. Почему нет моих нот, моих стихов?
4. Почему за 13 лет нет ни одной рецензии на мои концерты? Сигнала нет?
Я получаю тысячи писем, где меня спрашивают обо всём этом. Я молчу.
В декабре исполняется 40 лет моей театральной деятельности. И никто этого не знает. Верьте мне – мне не нужно ничего. Я уже ко всему остыл и высоко равнодушен.
Но странно и неприлично знать, что за границей обо мне пишут, знают и помнят больше, чем на моей Родине! До сих пор за границей моих пластинок выпускают около миллиона в год, а здесь из-под полы всё ещё продают меня на базарах “по блату” вместе с вульгарным кабацким певцом Лещенко!
Мне горько всё это. Я, собственно, ничего у Вас не прошу. Я просто рассказываю Вам об этом. Потому что Вы интересуетесь искусством и любите, по-видимому, его.
Как стыдно ходить и просить, и напоминать о себе… А годы идут. Сейчас я ещё мастер. Я ещё могу! Но скоро я брошу всё и уйду из театральной жизни… и будет поздно. И у меня останется горький осадок.
Меня любил народ и не заметили его правители!
Примите мой привет и моё глубокое доверие к Вам, как к настоящему советскому человеку, и прошу помнить, что это письмо Вас ни к чему не обязывает.
Ваш Александр Вертинский».
И в своих поклонениях Сталину, "серебристому тополю", и в этом письме - весь Вертинский. Продавая одних, создаю благополучие себе. Были люди, наши соотечественники, намного талантливее и востребованнее в стране, чем Вертинский, но их сгноили в лагерях или расстреляли.
Покрутился по миру Вертинский после первой попытки возвращения, нашел удачный для себя вариант, заручился поддержкой у власти и вернулся.
 
МаринаДата: Воскресенье, 19.12.2021, 17:46 | Сообщение # 16
Группа: Гости





Уважаемая OLGA, я читала это письмо и абсолютно с Вами согласна. Кроме того, читала и письмо, якобы, Вертинского Молотову с просьбой о возвращении.
Для репатриантов Москва была закрыта, но Вертинские 3 года жили в "Метрополе", затем получили квартиру на ул. Горького. Вертинский получил роскошный рояль, скупал антиквариат, ценные вещи. Получил Сталинскую премию за провальный фильм и отрицательную роль, чего ранее не бывало. Ездил, куда хотел, отдыхал с семьей на курортах, снимал дачу в Подмосковье, потом купил свою. Плакался, что на козу денег не было - а куда, простите, Сталинская премия подевалась?
При этом писал и такие письма..... Даже по этому письму можно составить представление о нем.
И ни одного слова о первой жене, с которой, как бы там ни было, прожили почти 18 лет. О чем это говорит?
 
OLGA_777Дата: Воскресенье, 19.12.2021, 18:19 | Сообщение # 17
Композитор
Группа: Администраторы
Сообщений: 24
Статус: Offline
Дорогая Марина, это о многом говорит. Ив Монтана, Петра Лещенко (вот уж у кого были миллионные тиражи!) походя охаял. Я не осуждаю никого, кто выбрал дорогу по себе, по своей совести, по своей ответственности, страшное было время и не всегда можно правильно оценить поступки тех, кто отрекался от близких или шел на какие-то сделки с НКВД-эшниками, дабы выжить. Но ведь и на такие сделки можно идти, не теряя остатки совести своей. Был такой певец - Леонид Моложатов. Из Харбина в 1936 возвращается в СССР. И тишина. Думала, как и многих его постигла участь лагерная. Нет, выжил. После перестройки в 1998 году вышел его альбом записей на "Мелодии". Его уже нет на этом свете, похоронен на Ваганьковском, но мне довелось пообщаться с его соседом, дома рядом, встречались, общались. Оказывается, Моложатов служил в МИДе и тихим "клерком" закончил свою жизнь. Служба на власть, сохранила ему жизнь, но он, по словам соседа, стыдился ее, не выставлялся. Пластинку издал, тихо порадовался сам и порадовал коллекционеров, но рекламы не было никакой и писем, что его затирают не писал. Скорее всего, его тяготило прошлое. Такие люди у меня вызывают больше уважения. Я и Вертинского не касалась, если бы его дочь на ТВ не пошла по папенькиным следам и не стала вещать, что таких, как Петр Лещенко много, а Вертинский один. Однако факты говорят обратное.
 
KatitaДата: Суббота, 16.04.2022, 22:45 | Сообщение # 18
Зритель
Группа: Пользователи
Сообщений: 3
Статус: Offline
Спасибо за интересное расследование. Заинтересовалась некоторыми личностями после сериала "Вертинский", который мне ооочень понравился, несмотря на некоторые вольности с сюжетом.

Но у меня вопрос по поводу вышенаписанного. Почему, собственно, Вертинский должен упоминать бывшую жену в своих воспоминаниях? Это его воспоминания, а не полицейский отчет. Не захотел, не написал. Значит, были причины. Либо все так выжжено, что болит, либо так перегорело, что даже самому неинтересно вспоминать. И что тут оскорбительного для Рали-Ирины? Она в принципе если и известна, то как "первая жена Вертинского", а не сама по себе. Вертинский не святой (как и все мы), но тут его личное дело, о чем писать, а о чем - нет.
 
GeorgoДата: Воскресенье, 17.04.2022, 22:16 | Сообщение # 19
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 387
Статус: Offline
ЦИТАТА: "Почему, собственно, Вертинский должен упоминать бывшую жену в своих воспоминаниях? "

Уважаемая Катита!
Искать ответ на Ваш  вопрос столь же безнадежное занятие, как гадание на кофейной гуще. Должен или не должен? Мнения могут быть противоположными. Я полагаю, что был обязан.  Ведь интерес большинства любителей песенного наследия "печального Пьеро"  ко всем  тем, кто оказал влияние на творчество артиста, вполне понятен и закономерен.  В их число входит не только Рахиль Потольская, которой  посвящены популярные ариетки "Песенка о моей жене" и «Личная песенка» , но и внушительный по числу ряд муз артиста. 
Природа не любит  пустоты. Если факты отсутствуют, они заменяются измышлениями,  мы видим их практически во всех книгах  и многочисленных статьях о Вертинском. Ложь, повторяемая тысячекратно, становится "правдой".  К примеру, многие статьи о Вертинском иллюстрированы псевдофотографией Рахили, позаимствованной из другой эпохи. Читателю невдомек, что на фото не Рахиль, первая жена Вертинского, а  танцовщица  Ивонн Шелтон из бродвейского ревю  "Безумства Зигфельда", 1916-1918 год.
 



Если бы были  известны факты, а не мифы, то не появился бы в столь неудачном сериале  "Вертинский" Дуни Смирновой оскорбительный не только для Рахили, но и для памяти о Вертинском образ развратной девицы Рали Полонской.
 
KatitaДата: Понедельник, 18.04.2022, 12:37 | Сообщение # 20
Зритель
Группа: Пользователи
Сообщений: 3
Статус: Offline
Если бы были  известны факты, а не мифы, то не появился бы в столь неудачном сериале  "Вертинский" Дуни Смирновой оскорбительный не только для Рахили, но и для памяти о Вертинском образ развратной девицы Рали Полонской.

Авдотья сказала сразу, что некоторые персонажи и истории вымышленные. И линия Рали для меня завораживающая а не оскорбительная. И вообще считаю этот сериал большим событием в российском кино. Актер уникальный в роли Вертинского. Он другой, чем все остальные. И сериал вызвал просто шквал интереса к Вертинскому. Но тут спорить не собираюсь, каждому свое.

По поводу того, что "обязан". Наивное требование. С чего бы Вертинский обязан выстраивать свои воспоминания так, как хотелось бы кому-то из будущего? Он многих увековечил в своих песнях. Но потому, что захотел. А не потому, что был якобы обязан кому-то и что-то.
На самом деле, меня куда больше интересует сестра Вертинского - Надя. В своих воспоминаниях он пишет, что она погибла от передоза кокаина. Об этом знает с чужих слов. А Лидия Вертинская в своей книге "Синяя птица любви" пишет, что в 1957 в Ленинграде она встретила женщину, которая помогла с хлопотами по поводу похорон Вертинского. Ей сказали, что это его сестра Надя. И по старому фото она идентифицировала ее однозначно как Надю. Но связаться с ней не получилось в итоге. Вот тут большая загадка.
 
Olga777Дата: Понедельник, 18.04.2022, 17:22 | Сообщение # 21
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 813
Статус: Offline
Katita, Да-да!!! Каждому свое! Потому не буду высказывать свое мнение о фильме, о "завораживающей линии Рали" (странно, что могло завораживать в развратной девице). Я полностью поддерживаю пана Георгия и его позицию. Я не заметила шквала интереса к сериалу Авдотьи Смирновой, мне больше попадались негативные рецензии. Шквал был в комментариях на каких-то сайтах и в соцсетях? Возможно, но не встречала. Серьезные отклики в основном были негативные.
По поводу избирательной памяти "о ком хочу, о том пишу". Воспоминания и память такого рода не вызывает доверия и интереса. Вертинскому свойственно было кого-то возносить (даже Сталина), кого-то унижать. Самовлюбленный Пьеро был и правда, очень избирательный в этом плане.
Воспоминания Лидии Вертинской. Встретилась с женщиной, которая помогла, потом узнала, что это сестра Вертинского. Надо же даже "идентифицировала" со старым фото и признала "однозначно Надю". Ты общаешься с человеком, который тебе помогает и даже не познакомился с ним? Странно! И с чего бы сестре прятаться от родни, не понимаю. Очередные фантазии семейства Вертинских. После смерти Вертинского много книжек семейство издало, среди них стихи Вертинского, у некоторых из них совсем другие авторы, но приписали папеньке. 
Что касается Надежды Вертинской, то была официальная публикация о ее смерти.

Журнал «Театр и искусство». 1914 год:«Известная москвичам артистка Н.Н. Вертинская
отравилась в Петрограде кокаином.
Причина — неудачно сложившаяся личная
жизнь.»
 Год рождения1884.


Не случайны на земле две дороги - та и эта.
Та натруживает ноги, эта душу бередит.
 
KatitaДата: Четверг, 28.04.2022, 13:57 | Сообщение # 22
Зритель
Группа: Пользователи
Сообщений: 3
Статус: Offline
Olga777, если у "Вертинского" не успех, что же тогда успех? Прекрасные рейтинги на Первом и Кионе, масса обсуждений, скуплены все книги о Вертинском (даже на Авито после выхода сериала их было не найти), всевозможные спектакли, вечера, капустники, посвященные Вертинскому, во всех уголках страны, "Золотой орел" (не придаю значения премиям, но тут был редкий случай, когда заслуженно). А те токсичные и невразумительные отзывы, что встречались, только подтверждают редкий успех этого неординарного сериала. Вертинского по-настоящему вспомнили в масштабе страны! Актер прекрасный (Алексей Филимонов). И очень красивая актриса в роли Рали (Екатерина Щеглова).

По поводу воспоминаний Вертинской. Не стоит утверждать, что это фантазии. В жизни может быт все, что угодно. Честно говоря, не понимаю Вашего предвзятого отношения к Вертинскому. И если он и "присваивал" себе некоторые тексты, то не просто так (у него хватало своих). В частности, "Китайскую акварель" он выдал за свою по причине того, что элементарно никто бы ему не дал петь стихи врага народа Гумилева. Когда наступили другие времена, он указал, что слова принадлежат Гумилеву.

Кстати, у "Принцессы Ирен", судя по всему, совсем другой адресат (не Раля)

Из книги В. Бабенко: "Каждая из этих песен интересна, за каждой стоит своя жизненная история. Остановимся на одной из них, особенно громко прозвучавшей в те времена, это история романтическая, хотя (наверное, так можно сказать о любой романтической истории) и чуть банальная. Я имею в виду любовь Вертинского к прекрасной полячке, вызвавшую к жизни песню «Пани Ирена».

Вертинский пел в варшавском кинотеатре «Палас» на Хмельной. В первом ряду в светло-пепельном шифоновом платье сидела женщина, поразившая его. Надо сказать, что артист во время работы на сцене всегда очень внимательно разглядывал публику, изучал ее реакцию на исполнение, что говорит о его хладнокровии в то время, когда слушатели впадали в восторженный экстаз, кричали, плакали, бросали цветы… Итак, он долго не отрывал глаз от бледного лица женщины, от бровей, которые вскоре назовет «крылатыми», и «лба Беатриче». После концерта он был ошеломлен еще более, заметив Ирену за столиком ресторана «Бристоль», куда его пригласили ужинать. Пани Ирена была несвободна. Барон, ее жених, ревновал Ирену, устраивал ей сцены, несмотря на то, что она ни разу не имела возможности для встречи с русским артистом. Вертинский написал песню, которую решил петь для Ирены, приходившей на все его концерты и внимавшей ему с глазами, полными слез…

А крылатые брови? А лоб Беатриче?
А весна в повороте лица?
О, как трудно любить в этом мире приличий,
О, как больно любить без конца!
И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться,
И зажав свое сердце в руке,
Осторожно уйти, навсегда отказаться,
И еще улыбаться в тоске.
Не могу, не хочу, наконец — не желаю!
И приветствуя радостный плен,
Я со сцены Вам сердце как мячик бросаю!
Ну! Ловите, принцесса Ирен!
И он бросил ей свое красное картонное сердце влюбленного паяца. А она… не знала, что же ей делать с этим сердцем?! Вскоре он потерял ее из виду.

Это, все что от Вас осталось —
Пачка писем и прядь волос.—
Только сердце немного сжалось —
В нем уже не осталось слез.
Все окончилось так нормально,
Так логичен и прост конец,
Вы сказали, что нынче в спальню
Не приносят с собой сердец.
Вот в субботу куплю собаку,
Буду петь по ночам псалом,
Закажу себе туфли к фраку…
Ничего… Как-нибудь проживем.

Польский артист Мечислав Свенцицкий, в 60–70-е годы с успехом исполнявший песни Вертинского на русском языке, поведал на страницах журнала «Пшекруй» о том, как он решил отыскать пани Ирену, которая, по дошедшим до него слухам, жила то ли в Мексике, то ли в США. Привожу его рассказ «Я нашел Ирену!»

«На обложке моей пластинки под названием «Желтый ангел» с романсами и балладами Вертинского я поместил письмо к легендарной «пани Ирене». Я писал в нем: «Я знаю — вы занимали большое место в творчестве Александра Вертинского. Несколько лет я пою его романсы и поэтому хотел бы вас найти…»

Письмо я направил в пустоту, ибо не знал ее адреса, не знал даже, жива ли она. Но прошло несколько недель, и я получил ответ из Детройта. Вот отрывки из него:

«Уважаемый пан!

Охотнее всего написала бы — милый пан Мечислав! Вы мне доставили огромную радость этой своей пластинкой с Вертинским и его романсами, которые я хорошо помню на русском языке. Вы прелестно их исполняете. Слушаю их по нескольку раз в день с юношеской чувствительностью, даже боюсь, что заиграю, испорчу пластинку. Желаю вам на этом пути огромных успехов и благодарю за доставленные минуты оптимистического настроения.

Это получилось неожиданно, благодаря случаю. Моя знакомая, известная поэтесса и журналистка Роза Н., подарила мне эту пластинку. На обложке я прочитала очень приятное и милое письмо ко мне. Пользуясь случаем, хочу внести кое-какие поправки; я не живу в Мексике, как вы пишете на пластинке. Я бывала там несколько раз, но с самого выезда из Польши живу постоянно в Детройте.

А песенки Вертинского и цыганские романсы мне очень дороги, они напоминают мне весну моей жизни. (…)

Очень тоскую о Польше. Я была там в 1962 году. А сейчас я — в двадцатых годах, в моей молодости.

На будущий год собираюсь приехать в Польшу, если позволят финансы: ведь это немалая сумма, а мы оба с мужем на пенсии.

Шлю вам наилучшие пожелания и жду ответа.

Я часто ставлю эту пластинку и плачу, плачу, плачу…

Ирена К.»

При чтении письма пани Ирены и у меня проступили слезы на глазах.

Песенка, которая была для меня легендой, оказалась подлинным романом.

Мечислав Свенцицкий».

Рассказ впечатляет, если, конечно, он не приукрашен, если его искусственно не дотянули до нужного сенсационного уровня. Дело в том, что комментарии того же Свенцицкого к изданному в Польше сборнику песен Вертинского сделаны слишком легковесно и почти всегда не в ладу с фактами, в них преобладает сентиментально-романтическая тональность. С другой стороны, публикация в солидном журнале «Пшекруй» не дает возможности усомниться в том, что факты, изложенные Мечиславом Свенцицким, были соответствующим образом проверены".
 
Olga777Дата: Четверг, 28.04.2022, 20:20 | Сообщение # 23
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 813
Статус: Offline
Я рада, что находятся такие фанатки у Александра Вертинского. Я к его творчеству была равнодушна всегда, не люблю манерных и лишенных искренности актеров и певцов. К равнодушию добавилось неприятие к Вертинскому, как человеку. Мне было достаточно его письма заместителю министра культуры Кафтанову. Претензии в сочетании со вздорными оценками коллег по цеху. Что касается поэтического дара, то посвящение Сталину - это шедевр Вертинского, выше которого он не поднялся. И по смыслу, и по поэтическим критериям.
Простите, но ничего нового вы не добавили в мои знания о Вертинском. На нашем сайте были публикации о Вертинском, и про песню "Пани Ирена", кому она посвящена, в том числе.
Увы, на вкус и на цвет...


Не случайны на земле две дороги - та и эта.
Та натруживает ноги, эта душу бередит.
 
Форум » ДАНЬ ЭПОХЕ » Их соединили музыка и время » РАХИЛЬ ПОТОЛЬСКАЯ - ПРЕКРАСНАЯ ИРЕНА (ПЕРВАЯ ЖЕНА АЛЕКСАНДРА ВЕРТИНСКОГО)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright petrleschenco.ucoz.ru © 2022
Сайт создан в системе uCoz