Форум
Форма входа


Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья сайта
Информационный портал шансона

Майя Розова. Официальный сайт

Russian Records

Журнал «Солнечный Ветер»


Наш код баннера
Петр Лещенко. Официальный сайт



Приветствую Вас, Гость · RSS 22.11.2019, 03:58

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Лещенко Петр Константинович » Истории с географией » КРЫМСКИЕ СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ ПЕТРА ЛЕЩЕНКО (СОРОКОВЫЕ ГОДЫ ОККУПАЦИИ)
КРЫМСКИЕ СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ ПЕТРА ЛЕЩЕНКО
GeorgoДата: Среда, 23.01.2019, 00:57 | Сообщение # 1
Дирижер
Группа: Администраторы
Сообщений: 375
Статус: Offline
СИМФЕРОПОЛЬ В ЖИЗНИ ПЕТРА ЛЕЩЕНКО


Темы пребывания Петра Лещенко в Симферополе в 40-х
мы уже касались на нашем сайте в 2009 году,
публикуя заметку В.Н. Гурковича
«РУССКИЙ ПЕВЕЦ ПЕТР ЛЕЩЕНКО –
офицер Румынской армии в Крыму в1943-1944 годах».
В комментариях к публикации «Что есть правда»
были высказаны мнения, подтверждающие,
что концерта Петра Лещенко в Симферополе не было,
хотя он там бывал в годы фашистской оккупации.
Попытаюсь на основе публикаций в СМИ,
которые теперь стали доступны в  электронном виде,
дать более точную оценку крымским страницам жизни
Петра Лещенко.




Симферополь. 1943 год ↑

Симферопольские страницы жизни Петра Лещенко – малоизвестный период его пребывания на крымской земле. Надежным источником, несомненно, являются мемуары Веры Георгиевны «Петр Лещенко. Все, что было». Хотя впервые об этом написал краевед из Краснодара Виталий Бардадым. В своей книге «Тот самый  Петр Лещенко», изданной в 1993 году, автор приводит свидетельства о пребывании певца в Крыму, почерпнутые из оккупационных газет: «Голос Крыма» и «Одесская газета».  В те годы, когда автор собирал материал для своей книги, доступ к архивным бумажным газетам был затруднен, но ему, видимо, удалось это сделать. Замечу, что после окончания войны, за хранение оккупационной печати виновные попадали в лагеря. Есть достоверные факты. В 90-х это стало возможно, не возбранялось, но технически было сложно сделать, пока не появились электронные версии.

Сведения о концертах Петра Лещенко публиковались также в газетах: «Молва», «Одесса», «Буг», «Казачий клинок», «Новая мысль» и «Последние новости». Оккупационная печать в годы войны была не менее тенденциозна, чем советские СМИ в эпоху сталинизма, но её фактографические данные были полезны при подготовке данного материала. В самом начале я уже упоминал о десять лет назад опубликованной нами на сайте, статье «Русский певец Петр Лещенко, офицер Румынской армии в Крыму в 1943-1944 годах» крымского краеведа В.Н. Гурковича, старшего научного сотрудника Республиканского комитета по охране культурного наследия Автономной Республики Крым. В основе статьи – доклад, который был сделан в Симферополе В.Н.Гурковичем в ноябре 2002 года на международной научной конференции, посвященной 80-летию окончания Гражданской войны. Изыскания автора базируются на сообщениях, опубликованных в газете «Голос Крыма» и на статье прокурора Л.Лугома («Литературная газета» от 31.01.1999 года). Есть также ссылка на Владимира Гридина, с которым автор консультировался по телефону. Владимир Гридин, автор двух книг о Петре Лещенко, по моему мнению, не самый надежный источник. Его склонность к мифотворчеству не раз отмечала Вера Лещенко, которая с ним общалась, делилась своими воспоминаниями, но Владимир Гридин упорно интерпретировал по-своему даже рассказанное таким очевидцем, как Вера Лещенко. Судя по тому, что Гуркович в своей статье называет автора не Гридиным, а Кридиным, книг Владимира Гридина он не читал, иначе запомнил бы фамилию.

Из мемуаров Веры Георгиевны становится понятным, почему Генеральный штаб румынской армии в Бухаресте так упорно вмешивался в судьбу певца. Еще в октябре 1941 года артиста, как румынского подданного призывали на военную службу и за неявку судили офицерским судом. Первый тревожный сигнал появился в марте 1943 года. Пришел приказ отправиться на службу в Керчь, в оперативный отдел штаба 95 пехотного полка 19 пехотной дивизии.  До октября 1943 года этот приказ певец игнорировал и ему это удавалось. Он остался служить в Одессе, но ему пришлось надеть военную форму. В октябре пришел повторный приказ из Бухареста отправиться на фронт. Через два дня Петр Лещенко  выехал в Крым, в 95 пехотный полк, где начал службу в чине сублокотенента (младшего лейтенанта) интендантской службы. От октября 1943 до марта 1944 года он служил заведующим фицерскими столовыми сначала при штабе полка, а позже при штабе кавалерийского корпуса. Интендантское ведомство по снабжению офицерских столовых находилось в Симферополе. Это и стало причиной посещения Симферополя в те годы. Певец несколько раз приезжал в столицу Крыма по вопросам снабжения.

Немного истории. К оккупациям солнечному Крыму не прывыкать. К нему всегда тянулись жадные руки
захватчиков. От античных времен по наши дни полуостров был оккупирован многократно. В 1941 году 1 ноября немецкие, румынские и итальянские войска без боя заняли Симферополь. По свидетельству очевидцев  по городу начали ездить машины с рупорами, из которых постоянно раздавалось: «Мы принесли вам свободу и независимость!». О свободе и независимости судить не могу, но что в Симферополе жизнь оживилась и была лучше, чем в той же Ялте, свидетельствуют воспоминания очевидцев. В дневнике школьницы Зои Хабаровой 1 (мы приводили на нашем сайте странички из ее дневника) после переезда из Ялты появилась такая запись: «В Симферополе жизнь другая. Нет больших обстрелов. На базаре есть продукты. Открыт театр и кинотеатры. Есть школы...».
Закончилась 865-дневная фашистская оккупация Симферополя 13 апреля 1944 года.





↑ О культурной жизни в столице Крыма сообщала газета «Речь» №97 от 19 августа 1942 года:

ЖИЗНЬ В СИМФЕРОПОЛЕ
«СИМФЕРОПОЛЬ, 16 августа. С изгнанием большевиков из Симферополя, — сообщает газета «Голос Крыма», — оживился мир искусства в нашем городе. Подотдел искусства Городского управления собрал и объединил вокруг себя творческие силы. Подотдел в первую очередь приступил к возрождению музыкальной и театральной жизни города. Сохранено великолепное помещение городского театра и ряда кинотеатров. В настоящее время при подотделе числится оркестр под управлением проф. Чернова, духовой, балалаечный и джаз-оркестры, украинская капелла бандуристов, хор, татарский ансамбль народной пляски под управлением Баккал, балетная группа Уваровой и др. С самого начала своего возникновения подотдел уделил внимание и музыкальному образованию молодежи. С этой целью им были открыты музыкальные курсы на 170 учащихся, и при них создана детская хоровая капелла. Затем подотдел приступил к восстановлению театра русской драмы и к организации украинского театра, а мусульманский комитет — татарского театра. Первым открылся украинский театр оперой «Запорожец за Дунаем». Опера эта привлекла внимание германских солдат и офицеров и встретила особенное сочувствие в среде местного населения. Русский театр сейчас накануне своего открытия. Здесь заканчивается подготовка к постановке комедий «Мой бэби» и «Тетка Чарлей»,  а также оперетки «Нитуш».




↑ Эту заметку перепечатала киевская газета «Последние новости» № 33 от 3 авуста 1942 года
В оккупированный Симферополь Петр Лещенко приезжал несколько раз по делам снабжения столовых. По свидетельству Зои Хабаровой проживал он на частной квартире у ее дяди Валентина Доброва, брат которого Александр2 служил с Петром Лещенко в Белой армии. В 1920 году Александра Доброва большевики расстреляли. Петр Лещенко был знаком с мамой Зои Хабаровой и навестил ее в декабре 1943 года и потом в январе 1944 года. Зоя Хабарова так описала второй визит певца в своем дневнике:

  

«Петр Лещенко - он в гражданскую служил с любимым  маминым братом в Белой армии - с мамой был тогда знаком. (...) Лещенко спел несколько песен. Он теперь майор румынской армии. Небольшого роста, плешивый, а поет здорово. У него молодая жена, жизнь не радует. Прожил на чужбине столько лет, а мечтает хоть умереть в России. Предчувствие самое плохое».

Газета «Голос Крыма» сообщила о пребывании  Петра Лещенко в Симферополе в номере от 5 декабря 1943 года:
«В пятницу 3 декабря выступил по радио известный за границей исполнитель цыганских романсов и жанровых песен, эмигрант Петр Лещенко. Он исполнил на русском языке четыре песенки, в том числе «Прощай мой табор» и свою коронную песенку — «Чубчик». Голос певца звучал прекрасно и приятно обрадовал удивленных симферопольских радиослушателей, для которых его выступление было сюрпризом. Певец даст в Симферополе, вероятно, открытый концерт».





↑ Эта заметка в несколько измененном виде появилась в газете «Новая мысль» № 17  от 12 декабря 1943 года под заголовком «Петр Лещенко в Симферополе».




↑ Двумя днями позже одесская газета «Молва» № 309 от 14 декабря 1943 года писала:
Большой успех П. Лещенко в Симферополе
«СИМФЕРОПОЛЬ. 13. с.м. В Крым прибыл известный исполнитель старинных цыганских романсов и жанровых песен Петр Лещенко. В столице Крыма он выступил перед микрофоном, а затем в открытом концерте. Публика с радостью приветствовала своего любимого артиста».
Ошибка! Предполагаемое коллегами событие было подано, как свершившееся. Открытого концерта не было.

Второе выступление на радио в Симферополе состоялось 16 декабря этого же года.
«П. Лещенко в редакции «Голоса Крыма» — так называлась заметка, опубликованная в газете от 19 декабря 1943 года:
«В четверг, 16 декабря, радиослушатели получили снова удовольствие — перед микрофоном выступил опять певец Петр Лещенко. Он исполнил несколько номеров, среди которых есть и новые, в частности, песенка, посвященная его бывшей партнерше по театру — известной артистке города Одессы В. Белоусовой – «Девонька». Находясь в рядах действующей Румынской армии в качестве офицера, лично принимая участие в защите Крыма от вражеского вторжения, Петр Лещенко получает любезное согласие Румынского Командования на выступления перед гражданским населением — своими соотечественниками. Он надеется, что обстоятельства позволят ему скоро дать публичный концерт в Городском театре. П.Лещенко много видел на свете: он был в Турции, Сирии, Месопотамии, Индии, Греции, Англии, Франции и Германии. Он как-то даже пел перед Кемаль-пашой в Константинополе. П. Лещенко — балетный танцор и начал петь свои песни, случайно обнаружив это дарование».




↑Об этом выступлении на радио писала и войсковая газета  «Казачий клинок» № 4 от 1 января 1944 года:
«Петр Лещенко в Крыму.
Радиослушатели крымских городов в последнее время несколько раз слушали передававшиеся из симферопольской радиостудии концерты известного певца Петра Лещенко. Особенно понравилась слушателям его новая песня «Девонька», посвященная его бывшей партнерше по театру известной одесской артистке В.Белоусовой. В ближайшее время певец предполагает дать концерт в городском театре Симферополя. Петр Лещенко — казак станицы Пашковской на Кубани. В дни захвата красными власти на Северном Кавказе эмигрировал за границу. Там он стал профессиональным певцом. Выступал в концертах в Германии. Франции, Турции, Англии, Индии, Сирии, Месопотамии. Однажды ему пришлось петь перед Кемаль-Пашой в Константинополе. Когда началась война между Германией и СССР, Петр Лещенко, как истинный казак - патриот, принял в ней участие. Он отправился на фронт сражаться против большевиков. В качестве офицера Румынской армии, казак-артист П. Лещенко участвовал в защите Крыма от вражеского вторжения».
Тенденциозность и крайности характерны для публикаций газет того времени. На сей раз Петра Лещенко вывели на передовые рубежи защитников Крыма от большевиков. Мы уже неоднократно писали о том, что юношеские патриотические порывы Петра Лещенко закончились службой в Белой армии. Он Артист, и это для него стало главным в жизни. Еще одно заблуждение, которое автор навязывает читателю, сообщая, что певец - кубанский казак. Легенда о станице Пашковской жива в литературе, использовал её и Виталий Бардадым в своей книге: «Существуют  десятки сообщений, исходящих и от очевидцев, и от самого артиста, что он, офицер Кубанского казчьего войска, был тесно связан с Екатеринодаром и со станицей Пашковской, где якобы жила его невеста – Ульяна Строкун. Эта пашковская казачка, говорит легенда, долго ждала своего возлюбленного, но затем, отчаявшись свидеться с ним, вышла за казака Бурцева...». Необходимо также и другое пояснение. Как видим, заметка эта является перепевом предыдущей и принадлежит перу того же автора. В обоих случаях  автор заметки перепутал танго «Веронька» с песней «Девонька», которая была в репертуаре Петра Лещенко еще в 30-х годах.
Последняя встреча Петра Лещенко с симферопольскими радиослушателями состоялась уже в 1944 году. Сообщила о ней газета «Голос Крыма» от 16 января 1944 года:
«В пятницу вечером по радиосети выступил снова уже хорошо известный для Симферополя певец Петр Лещенко. После ряда прекрасно исполненных песен на румынском языке он пропел несколько новых песен на русском языке. Своеобразный фурор певец произвел тем, что начал русский концерт с чтения своего стихотворения «Крымский ветер», написанного им на фронте. Исполнение песен, как всегда, насыщенно темпераментом, веселым смехом и мягкой лиричностью. Но нужно увидеть самого певца, чтобы в полной мере узнать,  сколько экспрессии вкладывается им в песню. Впрочем, этот момент, когда наши слушатели смогут увидеть завоевавшего их симпатии певца, надо думать, уже очень близок».

По сведению Виталия Бардадыма газета «Голос Крыма» от 27 февраля 1944 года опубликовала второе стихотворение Петра Константиновича «Солнце и ты». Стихотворению предшествовала строка: «Посвящается В. Белоусовой. Написано 24 января 1944 года». В примечании извещалось, что ранее опубликованное стихотворение «Крымский ветер» Петром Лещенко «положено уже на музыку и включено в его репертуар», а «Солнце и ты» также «готовится к переложению на музыку».

Об этих стихотворениях мы знаем и от Веры Георгиевны Лещенко. Она рассказывала, что отправка Петра Константиновича в Крым разлучила их на какое-то время. Но он постоянно напоминал о себе. Передавал при удобном случае им с мамой и братьями продукты, письма, открытки. Как-то ей принесли письмо от него, в котором были два листочка со стихами «Крымский ветер», «Солнце и ты» с припиской: «Моей любимой Вероньке».
Многократно обещанный газетами концерт Петра Лещенко в Симферопольском Драматическом театре не состоялся. На этом факте сыграли любители мифотворчества. Двадцать лет спустя они приписали подпольной организации, существовавшей в театре, заслугу в отмене концерта, якобы те угрозами заставили Петра Лещенко отказаться от проведения концерта. Называли реальных людей театрального подполья – вроде грозили Петру Лещенко костюмер Озеров и машинист сцены Чечёткин. В 1941 году Симферопольский Городской театр не успел эвакуироваться и во время оккупации он возобновил работу под названием «Симферопольский русский театр драмы и комедии». И, действительно, в этом театре действовала подпольная разведывательно-диверсионная группа «Сокол» во главе с художником-декоратором Н.А.Барышевым3. Читаю в журнале «Театральная жизнь» (изд. 9-16) 1965 года заметку последователя пасквилянта Овадия Савича:

«...Популярный в прошлом певец— исполнитель кабацких и полублатных песенок, эмигрировавший после революции в буржуазную Румынию — Лещенко, действительно, приехал в Симферополь. В тот субботний вечер он лежал на диване в номере гостиницы на третьем этаже и читал. Вдруг с треском открылось окно, порыв ветра вздул занавеску.  Лещенко приподнялся и вздрогнул: в комнату лезли две какие-то мрачные фигуры.
— Шуметь не рекомендуем, — посоветовал один из пришельцев и выразительно указал на огромную рукоятку пистолета, торчащую у него из-за пояса.
Прошло порядочно времени, пока Лещенко обрел дар речи:
— Кто вы такие?
— Партизаны, — охотно представились пришельцы. Лещенко вновь повалился на диван. Пришельцы закрыли окно, тщательно обследовали двери и по-хозяйски расселись в креслах.
— Господин Лещенко, — заговорилодин из них, — времени у нас в обрез. Встаньте!
Певец кое-как встал. Был он низенького роста, кривоног, лысоват.
— Что вы будете со мной делать?—  Повесим... Вот на этом крючке, — партизан показал на потолок. Там торчал крючок, на котором когда-то висела люстра.
Лещенко умолял. Клялся, что он всегда любил Россию, что никогда, нигде не пел антисоветских песен. Суетясь, достал фотографии и стал рассказывать о своей жизни. Он много ездил по свету, был в Турции, Сирии, Месопотамии, Индии, Греции, Англии, Франции. Партизаны слушали его с интересом, но наконец, один из них напомнил:
— Ты давай покороче, вешать тебя уже пора.
Лещенко сразу запнулся и позеленел, а когда увидел, что у одного из партизан борода переместилась куда-то вбок, его начала бить лихорадка. В план Озерова и Чечеткина — а это были они — не входило уничтожение Лещенко. Его надо было просто напугать. И когда стало ясно, что эта задача выполнена, Озеров сказал:
— Ну, ладно, живи, но смотри, если ты завтра  выступишь в театре, это будет твой последний концерт. Полумертвый от испуга, певец поклялся, что он исполнит волю партизан. Озеров и Чечеткин ушли тем же путем, что и пришли: к самому окну номера, где жил Лещенко, со двора вела железная противопожарная
лестница. В эту же ночь Лещенко, никому ничего не сказав, исчез из города. Концерт не состоялся. Немецкие офицеры встревоженно ломали головы: что произошло?».

Такая вот примитивная литертурная фальшивка. Фамилию автора этого мифа  я не знаю, но предполагаю, что им является один из руководителей партизанского движения в Крыму писатель Георгий Северский. Цитирую найденную в Сети заметку: «Верными помощниками Барышева были костюмер Илья Озеров и машинист сцены Павел Чечеткин. Скромные, трудолюбивые, настоящие мастера своего дела, во время войны они проявили себя настоящими героями. Один из руководителей партизанского движения Крыма писатель Георгий Северский уже в восьмидесятых годах прошлого века рассказывал, как благодаря Барышеву, Чечеткину и Озерову удалось сорвать концерт певца Петра Лещенко, который должен был состояться в театре после награждения особо отличившихся солдат и офицеров вермахта. Накануне ночью Чечеткин и Озеров проникли по пожарной лестнице в гостиничный номер певца и запугали его до такой степени, что он, не говоря никому ни слова, исчез из Симферополя. Концерт не состоялся. Гитлеровский праздник был испорчен».
Георгий Северский или кто-то другой сочинил очередной пасквиль, не имеет значения. А вот то, что автор так убедительно рассказывающий о запуганном артисте, не учел, что Петр Лещенко, приезжая в Симферополь, останавливался не в гостинице, а на частной квартире, это показатель не в его пользу. Ложь начинается с первых строк. Так получается, что у одних заданность была очернить певца, у других прославить в том, чего не было. И те, и другие не желали поведать правду.

...И все же концерт в Симферополе был. Это был импровизированный концерт и память о нем сохранилась.
Цитирую воспоминания Веры Лещенко: «В Симферополе концертов Лещенко  не было ни одного.(...) Хотя, нет, прости, ты рассказывал, что один концерт был. Зуб у тебя разболелся, и ты обратился в поликлинику. Зуб вылечили, а ты в благодарность дал двухчасовый концерт перед медицинским персоналом и пациентами».

Вскоре после этих событий Петр Лещенко покинул столицу Крыма, как оказалось, уже навсегдa.

ПРИМЕЧАНИЕ:
1  Доброхотова (Хабарова) Зоя Александровна.  Родилась в Севастополе 16 июля 1927 года в семье служащих. Отец – Хабаров Александр Матвеевич, военный врач,  мать – Хабарова Евгения Георгиевна, бухгалтер. Образование – высшее. В 1949 году она окончила Крымскую высшую зубо-врачебную школу. Трудовую деятельность начала  в возрасте 17 лет в военном госпитале Симферополя, входящим в состав действующей Советской армии. В дальнейшем в свободное от учёбы время работала воспитателем детского сада, инструктором Симферопольской санэпидемстанции. С декабря 1957 года она проживала в посёлке Кокошкино. Зоя Александровна родила двух сыновей – Александра, 1955 г.р., и Владимира, 1957 г.р., которые тоже живут сегодня в Кокошкине.
2  Друг Петра Лещенко - Добров Александр Георгиевич, (1893-1920), выпускник керченской гимназии. Принимал участие в боях на Северо-Западном фронте в годы I Мировой войны. Был награжден Георгиевскими крестами. В 1920 году, отступая с Белой армией,  попал в Крым. По данным из семейного архива, был повешен красноармейцами за то, что отказался расстрелять своего товарища.
3 10 апреля 1944 года, за три дня до освобождения Симферополя советскими войсками, подпольщики были расстреляны в урочище «Дубки», на территории совхоза «Красный». На здании театра в их честь установлена мемориальная доска.


© Сухно Георгий, Катовице, Польша
 
VlaDeminДата: Суббота, 26.01.2019, 19:14 | Сообщение # 2
Аранжировщик
Группа: Проверенные
Сообщений: 126
Статус: Offline
Сочинитель истории с напуганным Петром Лещенко о себе не рассказывает? Как все погибли партизаны, а он успел сбежать? Тот, кто сочинил эти воспоминания, такой же писатель, как и руководитель партизан. От Веры Георгиевны я слышал  о Петре Константиновиче, что он был человеком, умевшим постоять за себя. Унизить себя никому бы не позволил. Вера Георгиевна корила себя, что она, попав в тюрьму была очень напугана и приписала после допроса, что ей диктовал следователь. Диктовал он: "Да здравствует Сталин". Угнетало это Веру Георгиевну, она считала, что Петр Константинович такого бы не сделал. Я ее утешал, что не сделал бы такого ее муж, но и ее не осудил.
 
Форум » Лещенко Петр Константинович » Истории с географией » КРЫМСКИЕ СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ ПЕТРА ЛЕЩЕНКО (СОРОКОВЫЕ ГОДЫ ОККУПАЦИИ)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright petrleschenco.ucoz.ru © 2019
Сайт создан в системе uCoz